Эльконд Либман • 2 июня 2015 • 3 мин
Поделиться:

Почему Миксер отказался в пользу Осиновского? Версии на выбор

Политический обозреватель ДВ Эльконд Либман  Фото: ДВ Передовица

То, что политические прогнозы реализуются не совсем так, бывает часто. Но нечасто случается, что они реализуются с точностью «до наоборот».

В прошлой «Политике недели» прогнозировались имеющиеся, но не очень высокие шансы Евгения Осиновского на избрание лидером Социал-демократической партии.

Если бы всё пошло по предполагавшемуся сценарию, с двумя претендентами на этот пост в лице Свена Миксера и Осиновского, то наверняка так бы и произошло, т.е. положенная в основу прогноза политическая логика была в целом верна. Но кто же мог предположить, что «без пяти двенадцать» Свен Миксер снимет свою кандидатуру! Справедливости ради следует, конечно, отметить, что за Осиновского проголосовало подавляющее большинство делегатов партийного съезда. Но он после самоотвода Миксера не просто остался единственным кандидатом, но ещё и Миксер отказался в его пользу.

В результате на повестке дня теперь два вопроса. Первый: почему Свен Миксер отказался? Второй: что предпримет Осиновский? Вариантов ответов достаточно много. Начнём с первого.

Объяснение самого Миксера, конечно, имеют право на существование в качестве версии: мол, он осознал, что партии нужен другой лидер, а не тот, под руководством которого она неудачно выступила на выборах. Тем более, что сразу после выборов он предлагал именно Осиновскому занять своё место. Может быть. Но будь я Станиславским, воскликнул бы: не верю! Потому что не верю в неожиданные прозрения.

Примыкающая к этому объяснению версия о том, что у Осиновского была сильная поддержка в партии, и Миксер опасался проиграть, тоже не вполне убедительна. Поддержка у Осиновского была, но наиболее авторитетные функционеры, включая Эйки Нестора, предпочитали не менять коней на переправе, т.е. до 2017 года. Съезд пошёл бы за ними, о чём я, собственно, и написал в прошлый раз.

Впрочем, в свете этого может оказаться верным и предположение о том, что Миксер как раз не хотел выигрывать, зная, что его функцией станет греть кресло до 2017 года.

Согласно ещё одной версии, в партии возобладали сторонники разрушения нынешней правящей коалиции и формирования новой, с другими (или отчасти другими – т.е. без реформистов) партнёрами. Такая версия тоже имеет право на жизнь, но, несмотря на реальное наличие в Социал-демократической партии разногласий по поводу присутствия в нынешней правящей коалиции, она не отвечает на вопрос: а почему всё было решено и сделано в последний миг?

Остаётся ещё один, активно пошедший гулять вариант – было сделано предложение, от которого нельзя отказаться. Кому – партии или Миксеру, какое и насколько материализованное, от кого – на сей счёт у каждого может быть своё мнение в силу радикальности мышления и необузданности фантазии. Но сбрасывать версию со счетов вообще всё же нельзя.

Что предпримет теперь новый лидер социал-демократов? Порассуждать об этом, конечно, можно было бы, но вектор его деятельности покажут первые конкретные шаги. В программном предвыборном письме Осиновский был весьма решителен в том, что касается нового коалиционного соглашения. В первом своём интервью порталу Delfi в качестве председателя партии он заметно сдержаннее, что можно понять. Не отказываясь от идеи обновления коалиционного соглашения, Осиновский, тем не менее, старается обойти наиболее острые вопросы. Партия, по его мнению, должна оставаться в правительстве. Другое дело, что на коалиции в её нынешнем виде клин светом не сошёлся. Такова общая канва, судя по которой, ждущие радикальных перемен на первых порах, во всяком случае, их едва ли дождутся.

Интервью ДВ с Евгением Осиновским читайте в газете "Деловые Ведомости" и на сайте dv.ee уже завтра, 3 июня.

Поделиться:
Статьи по теме
Все статьи по теме
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее