3 июня 2015
Поделиться:

Осиновский: договор пересмотрим

председатель СДП Евгений Осиновский  

В субботу Социал-демократическая партия избрала новым председателем Евгения Осиновского. В интервью для Деловых Ведомостей (ДВ) политик рассказал, что ждёт коалицию и партию.

ДВ поговорили с новым председателем СДП Евгением Осиновским

Что в ближайшее время будет с коалиционным договором? Будете пересматривать?

Однозначно да. У меня четкий на то мандат общего съезда Социал-демократической партии. На сегодня мы видим, что и в обществе, и в партиях имеется явное недовольство этим соглашением. Партнерам по коалиции я уже сообщил, что в ближайшие недели внутри СДП будут проведены обсуждения по этому поводу, сформируем свою позицию… У меня есть и собственное мнение на этот счет, оно было озвучено.

Пункты договора, которые подлежат пересмотру, можете конкретизировать?

Это вопрос увеличения инвестиций в образование, региональная политика, принципы  налогообложения граждан с низкими доходами. Также интересует так называемый «демократический пакет» - то есть вопрос о пересмотре части Закона о выборах, но до реальных переговоров с партнерами по коалиции говорить об этом рано. Мы не можем пока предлагать конкретные пункты, т.к. это должно быть компромиссом…

Но пересмотр договора сейчас, после смены руководства партии, выглядит так, будто партия не добилась на первых переговорах того, к чему стремилась, из-за Свена Миксера?

Нельзя сказать, чтобы не добилась. Многие пункты, особенно касающиеся семейной политики, являются прорывом для законодательства Эстонии, но многие принципиальные вопросы действительно в договоре не нашли отражения. Здесь не нужно искать вину конкретных людей за недостатки тех соглашений, т.к. тогда были другие условия, время другое. На сегодня мы уже видим и общественную реакцию, и есть некий анализ того, какие изменения к чему в итоге приведут. В таких условиях разумно свежим взглядом посмотреть на коалиционный договор.  

Таави Рыйвас сказал, что радикальных перемен не ожидает…

Я сегодня говорил и с ним, и с Урмасом Рейнсалу и мы договорились пока односторонних заявлений по этому поводу не делать. Понятно, что если вновь «открыть» коалиционный договор, то у партнеров тоже будут свои предложения и заведомо давать оценку результатам неразумно.

Что нового ожидается в управлении СДП?

Общественность больше интересует, конечно, что произойдет в правительстве, но для партии и для меня не менее важна реформа внутреннего управления партией. За 4 года партия проделала большой путь, у партии по всей стране 100 отделений. Количество членов в сильно выросло, а механизмы управления остались прежними. У меня есть предложения о том, как вовлечь в процесс принятия решений представителей местных самоуправлений. Мы собираемся запустить специальную программу для обсуждения внутрипартийных вопросов. При принятии решений по принципиальным вопросам нужно максимально вовлечь членов партии в процесс.

Вы не считаете результат  СДП на последних выборах хорошим?

Его сложно считать хорошим. Конечно, если сравнивать с результатами за последние 20 лет, то этот результат неплохой. Партия не достигла поставленной цели победить на выборах, но вышла в «высшую лигу». Однако понятно, что сам по себе результат был разочарованием для партии. Еще за год до выборов мы ставили цель победить на выборах, и это было реально…

Социал-демократы пытались отобрать какую-то часть русского электората у центристов, но, похоже, безуспешно.

Это правильная оценка, поскольку наша поддержка среди русскоязычных жителей осталась такой же, какой была в 2011 году. Тогда мы получили около 8-9% «русских голосов», хотя в отношении этой части электората наши амбиции были больше.

Почему так получилось?

Мы недооценили два аспекта. Во-первых, это потенциал новых партий. Еще за два месяца до выборов мы были уверены в отношении обеих партий, что в парламент они не пройдут (Свободная партия и Консервативная народная партия – прим. ред.). Мы недооценили стремление избирателя к  переменам. Что касается Свободной партии, то это однозначно «наш потенциальный электорат». Вторая причина, оставившая нас за пределами борьбы за премьерство – это классическая схема реформистов и центристов. Они в третий раз выстроили противостояние друг с другом, в ходе которого максимально консолидировали свой электорат. Снова был поставлен ребром т.н. «русский вопрос». В 2007 г. это был «бронзовый солдат», в 2011 г. – финансирование центристской партии из РФ, сейчас это  было связано с войной в Украине. К сожалению, в третий раз одна и та же схема срабатывает. Среди эстонских избирателей ситуация близка к «шизофренической» - люди хотели перемен в собственной жизни, но из-за кампаний, выстроенных на запугивании, проголосовали за Партию реформ, а теперь удивляются, как у реформистов снова получилось победить на выборах.

Что должно побудить предпринимателя проголосовать за партию левого толка вроде СДП? «У левых» всегда лучше получается деньги делить, нежели способствовать их зарабатыванию

Я с такой оценкой абсолютно не согласен. Для меня разница между либеральными партиями и социал-демократическими заключается скорее в оценке значимости перспектив. В краткосрочной перспективе предпринимателям выгодно, чтобы налоги снижались. Это позволяет снизить расходы и увеличить доходы. Но главный ресурс – это человек, это понимают и предприниматели. Инвестиции в образование, инновации, науку очень важны в долгосрочной перспективе. Может казаться, что снижение социального налога на 1% - положительный шаг, но если из-за этого не будут сделаны необходимые инвестиции в будущее, в том числе в образование, то со временем потеряют и предприниматели, особенно те, которые «играют в долгую», рассчитывая перспективу предприятия на 15-20 лет. Политики прежних лет сделали для обеспечения долгосрочного роста недостаточно для конкурентоспособности эстонской экономики

Но на данный момент предприниматели очень недовольны положением вещей и грозятся уже уводить бизнес в другие страны, где налогообложение и условия для работы более благоприятные. Кто-нибудь считал тщательно, как скажутся последние решения правительства уже в ближайшие несколько лет на гостиницах, общепите, туристическом секторе, на производстве? Не растеряет ли страна в долгом марафоне всех, кто вообще может «бежать»

Здесь нужно принимать во внимание, что в таких высказываниях есть и своя доля «шантажа» и эмоционального давления на правительство. Я не верю, что повышение акциза или НСО на пару процентов как-то серьезно ухудшит конкурентоспособность наших предприятий. Скорее проблема в том, что люди очень критично относятся к правительству, т.к. не видят позитивного плана, не видят стратегии в действиях правительства. Конечно, если заниматься перекладыванием «из одного кармана в другой», не имея стратегической картины, то это проблема и в самом деле серьезная. Что касается ухода производства в другие страны, то дело тоже не в налогах. Я общался недавно с послом одной из северных стран. Он сказал, что несколько предприятий его страны уводят производство из Эстонии в Латвию и Литву не из-за налогообложения, а из-за отсутствия персонала. Здесь не хватает именно человеческого ресурса и эта проблема постоянно усугубляется. Начиная с 2016 г. в нашей стране количество выходящих на пенсию людей превысит количество приходящих на рынок труда молодых. Кроме того, происходит отток трудоспособного населения в Финляндию и Великобританию. Если этот тренд не сломать, то это будет катастрофа.

А у кого-то из ныне находящихся у власти есть план на этот счет?

Понятно, что никаких быстрых решений здесь нет и быть не может. Мы должны принципиально осознать, что проблема крайне серьезна. Возможное решение состоит в изменении семейной политики, в повышении рождаемости и прекращении отъезда, но с такими мерами мы уже опоздали на 25 лет. Это, разумеется, не значит, что не нужно начинать меры принимать, но было бы лучше, если бы это сделали «вчера». Но уж как есть. Что касается отъезжающих в другие страны, то наша задача – работать в первую очередь с налогообложением малооплачиваемых людей, т.к. их годовой доход в той же Финляндии выше. Работая на таких же должностях, как в Эстонии, в Финляндии люди и зарабатывают больше, и налогов платят меньше. Поэтому в ближайшие годы следует сделать все для того, чтобы эта рабочая сила осталась в стране.

Не ухудшит ли ситуацию на рынке труда приезд беженцев? Общество сегодня напугано возможными социальными проблемами и дополнительными расходами, т.к. европейских денег может не хватить на их содержание.

Нужно понимать разницу между беженцами и мигрантами. Многие из беженцев получили высшее образование, но преследуются в своих странах по политическим мотивам.

А в Эстонию именно их пришлют согласно квотам?

Моя личная позиция заключается в том, здесь, в пределах Европы, мы должны быть солидарны. От этого мы не может уйти, это по моральным соображениям не правильно. Не принимать беженцев мы тоже не можем, т.к. Европа приняла для себя как фундаментальные требования о защите прав человека. Эти люди у себя дома могут пострадать, поэтому принимать их нужно, конечно. Люди всегда передвигались по миру и будут передвигаться. Чтобы беженцев не было, нужно исключить социально-экономические и политические проблемы в их странах, а это плохо получается. Я давно говорил, что мы должны были начинать добровольно принимать беженцев, что дало бы нам возможность выбрать, кого именно мы хотим здесь видеть. Пусть хоть 50 человек в год. Это дало бы возможность провести общественную дискуссию и подготовить общество, и развить нашу интеграционную компетенцию, которой сегодня практически нет. В нынешней ситуации у нас была бы возможность в органах ЕС заявлять, что мы давно занимаемся темой добровольно и добиться для себя более благоприятных условий. Сегодня общество не готово, терпимость крайне низкая, причем часто среди русских эти показатели еще ниже, чем среди эстонцев. 

Что все-таки произошло со Свеном Миксером перед голосованием? Хотел-хотел стать председателем и вдруг – бац! Есть две версии. Очень популярная в народе версия состоит в том, что Осиновский-старший готов спонсировать партию только на таких условиях. Версия вторая, моя: во время коалиционных переговоров у СДП не было какого-то нужного рычага влияния, поэтому условия получились не идеальными. Сейчас новые аргументы для разговора с партнерами по коалиции появились и нужен повод для пересмотра договора. В этом случае ваша рокировка – просто спектакль

Ну вы даете! (смеется) нет, я высказался неделю назад на тему финансирования и сказал, что в случае моего избрания председателем СДП мой отец прекратит делать пожертвования. Мы решили таким образом пресечь возможные спекуляции. Так что в этой версии все обстоит как раз наоборот. Я был абсолютно уверен, что Свен Миксер будет участвовать в выборах председателя, на этом строилась моя речь на съезде, и о том, что он отказался, я узнал за три минуты до того, как он объявил об этом…

С чего вдруг?

О его личных и профессиональных мотивах нужно спрашивать у него, но я понимаю его логику. Когда большая часть членов партии хотят перемен как в управлении самой партией, так и в управлении государством, то он, как символ продолжения старой линии чувствовал сложность ситуации. Если бы он даже выиграл выборы, а это было очень вероятно, управлять партией ему в дальнейшем было бы сложно.

Autor: Анастасия Тидо

Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое