• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Простота хуже воровства

    За нынешнее первое полугодие поступления налогов в эстонскую казну увеличились на 7,8% в сравнении с тем же перио­дом прошлого года. Такой темп роста держится уже несколько лет. Цифры впеатляют. Что же происходит с налогами, задаётся вопросом Владимир Вайнгорт.

    За 2015 год налоговые поступления выросли на 7,3% (к 2014 году). В 2014 рост был даже на 8,2%. При этом остальные мак­роэкономические показатели вроде бы таких темпов роста не имели.
    Главный источник денег для бюджета - налог с оборота. Если не учитывать поступления от социального налога (которые идут строго в два страховых фонда: пенсионный и больничную кассу), то налог с оборота даёт почти треть всех налоговых платежей. В нынешнем году за 6 месяцев его поступление выросло на 3,4%. Зато в 2015 году рост был 9,5%, в 2014 - 9,4%.
    Рекордный рост в нынешнем году в размере 16,5% обеспечили акцизы (что было ожидаемо в связи с бешеным увеличением их ставок). Один только акциз на алкоголь рванул на 21,4% роста.
    Но самое интересное происходит с поступлениями подоходного налога. Они нынче неожиданно выросли на 15,6%. В прошлом году рост составлял 9,3%. И в 2014 к 2013 году рост был 9,0%. Интересна структура происходящего роста этих налоговых поступлений.
    Увеличение поступления подоходного налога с физических лиц составило за 6 месяцев 2016 года на 5,2% против прошлогоднего уровня. Зато с лиц юридических - на 21,5%.
    Такая тенденция наметилась уже в прошлом году, когда сбор налогов с физических лиц даже снизился (по отношению к 2014 году) на 4,5%, а по юридическим лицам рост составлял 23,1%. До того картина была обратная. От физических лиц поступило в 2014 году на 12,6%, а от юридических - на 5,5% больше, чем в 2013 году.
    Хотя, казалось бы, как раз налоговые платежи от выплат физическим лицам должны были расти быстрее, поскольку ежегодно за последнее время увеличивался размер минимальной зарплаты: на 10,93% в 2014 году; на 9,86% в 2015 и 10,26% в 2016.
    Ещё поразительнее низкие темпы роста поступ­ления социального налога: на 6,8% в 2016 году; 7,2% в 2015; 7,8% в 2014. При том, что размер установленной законом зарплаты для расчёта социального налога вырос на 9,9% в 2016 году; 10,94% в 2015 году и 10,34% в 2014.
    Разгадку искать недолго. Причина радикального роста подоходного налога с юридических лиц и незначительного увеличения того же налога с лиц физических составляет "секрет Полишинеля": при первой возможности трудовые договоры заменяются договорами подряда, где исполнителем выступает "фирма" с одним собственником, который в одиночку исполняет работу, и он же выступает единственным членом правления.
    При этом облагаемых социальным налогом выплат либо вообще нет, либо они в пределах необлагаемого дохода. Реальные деньги платятся в форме дивидендов.
    Самые ушлые ещё и немалую долю личного потребления оплачивают через фирму. И все эти ухищрения ради ухода от социального налога.
    О чём эта цифровая мозаика свидетельствует? Прежде всего, о неблагополучии с налогообложением труда. Когда массово целый предпринимательский слой "химичит", это не свидетельствует об их низкой социальной ответственности.
    Просто т.н. малое и среднее бизнес-сообщество не "тянет" нынешнюю налоговую нагрузку. А законодатель дал механизм, как уйти от социального налога (которым, как известно, дивиденды не облагаются). Пользуются этой возможностью не только широкие бизнес-круги малого бизнеса. Не брезгуют этим часто-густо и вполне солидные предпринимательские структуры.
    У создателей нашего налогового права периодичес­ки возникают идеи дифференциации "пассивного" и "активного" управленческого труда, чтобы под социальный налог подвести хоть часть дивидендов. Но даже если это удастся - не произойдёт ли с миром бизнеса то же, что вышло с переориентацией потребителя эстонской водки на латвийскую?
    Скорее всего, надо радикально менять идеологию наличия "податного сословия" (из лиц, живущих на зарплату) и создавать новую схему налогообложения. Нынешняя её простота точно "хуже воровства". Что и отрази­ла налоговая статистика.
    Autor: Владимир Вайнгорт
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Вкус биржи: розница упала, рынки в пляс
Как всегда в конце недели мы вместе с трейдером, тренером и экспертом по инвестированию Фуадом Расуловым обсуждаем не просто самые актуальные события прошедшей недели, а те события, которые повлияли на мировые фондовые рынки.
Как всегда в конце недели мы вместе с трейдером, тренером и экспертом по инвестированию Фуадом Расуловым обсуждаем не просто самые актуальные события прошедшей недели, а те события, которые повлияли на мировые фондовые рынки.
Цена электричества: что делать с идеальным штормом?
Самая жгучая проблема текущего момента не может быть решена по существу какими-то конкретными и одномоментными правительственными мерами, потому что мы имеем дело с «идеальным штормом». Зато жизненно необходимо срочно заняться спасательными работами, вытаскивая гибнущих из пучины непомерных цен за электричество, газ и отопление, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Самая жгучая проблема текущего момента не может быть решена по существу какими-то конкретными и одномоментными правительственными мерами, потому что мы имеем дело с «идеальным штормом». Зато жизненно необходимо срочно заняться спасательными работами, вытаскивая гибнущих из пучины непомерных цен за электричество, газ и отопление, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Государственное регулирование или норвежский опыт? Рецепты политиков по выходу из энергетического кризиса
Среди эстонских политиков на тему энергетики и заоблачных цен на энергоносители сегодня не высказывается разве что ленивый. Что говорят представители ключевых политических партий о путях выхода из нынешнего энергетического кризиса?
Среди эстонских политиков на тему энергетики и заоблачных цен на энергоносители сегодня не высказывается разве что ленивый. Что говорят представители ключевых политических партий о путях выхода из нынешнего энергетического кризиса?