Алёна Стадник • 20 декабря 2017

Концерн BLRT Grupp подал в суд на Анастасию Коваленко

Анастасия Коваленко   Фото: Andras Kralla

В сентябре Анастасия Коваленко дала радиопередаче ”Деловые люди” и изданию ”Деловых ведомостей” – журналу «Драйв» интервью, в котором затронула проблемы миноритарных акционеров BLRT Grupp.

После выхода интервью концерн BLRTGrupp обратился к Коваленко с требованием публично опровергнуть свои слова, а также опровергнуть утверждения, представленные в ее магистерской работе, написанной этой весной в Тартуском Университете на тему ««Способы улучшения в Эстонии возможностей для защиты прав миноритарных акционеров».

Анастасия Коваленко приводит перечень утверждений, высказанных в интервью на радио, опровержения которых требует BLRTGrupp:

«… решили в следующем, то есть в 2012 году указать в хозяйственном отчёте некорректные данные, которые указывали бы на то, что BLRT находится в убытках. Возможно,что BLRT исказил свои показатели за 2012 год в связи с начавшимся в конце 2012 года судебным спором…»

«… в какой-то момент эти инвестиции иссякли…»

«… неожиданно вышло, что согласно годовому отчёту предприятие убыточно, хотя на самом деле был просто выдан кредит дочернему предприятию, после чего его списали. Хотя списать данный дочернему предприятию кредит невозможно, потому как это всё же твоё предприятие. Но, как ни странно, такие ошибки были одобрены аудитом. И естественно, что из Госсуда пришло решение, что подобные годовые отчёты недействительны».

В печатной версии интервью в журнале «Драйв» это выглядит так: «…Вначале возник вопрос, почему на протяжении многих лет предприятие ни разу не выплатило дивидендов. Раньше это объяснялось реинвестированием прибыли. В какой-то момент инвестиции прекратились, а в принципе, это как дважды два – если ты не инвестируешь и прибыли скопилось уже слишком много, разумнее всего распределить её на дивиденды. А если у тебя какие-то проекты, требующие значительных вложений, то и инвестируй дальше…»

«…Манипулируют мелкими акционерами и иначе, – к примеру,  выяснилось, что в годовом отчёте  БСРЗ было показано, что предприятие в убытках, на самом деле, был выдан кредит дочерней фирме, и его списали. Подобные ошибки получили одобрение и аудиторов. Задним числом предприятие такие отчёты признало недействительными, но это не помогло в вопросе выплаты дивидендов. Учитывая нашу судебную систему и судебную практику, подчёркиваю, что наша система довольно слаба в ситуациях, где у нас нет твёрдых основополагающих законов...».

Коваленко сообщила, что её утверждения не ложны, а скорее, немного не точны. Она пояснила, что интервью давала, прежде всего, для передачи «Деловые люди» на радио Aripaev. «На этой основе были сделаны и печатные материалы, поэтому мои устные высказывания в печати могли получить немного другой оттенок. Поэтому мне хотелось бы их уточнить». (Тут следует подчеркнуть, что с вариантом интервью для печати его героиня была ознакомлена, и её поправки ДВ были учтены – ред.)

Одновременно BLRT Grupp подал жалобу на Aripaev, DelovojeVedomosti и её главного редактора Алёну Стадник в совет по прессе. В заявлении представляющего бюро EllexRaidla присяжного адвоката Антса Нымпера значится, что, по мнению BLRT, Алёна Стадник задавала, а позже «Деловые ведомости» и Aripaev опубликовали вопросы, негативно настроенные против истца, что говорит о заведомом предубеждении. Алёна Стадник, «Деловые ведомости» и Aripaev не проверили достоверность приведённых Анастасией Коваленко критических фактов. Жалобщик просит Совет по прессе вынести в отношении «Деловых ведомостей», Aripaev и Алёны Стадник порицающее решение и согласиться с тем, что такими передачами и интервью нарушается Эстонский кодекс журналистской этики. 

Далее читайте сделанные Анастасией Коваленко уточнения:

Верно то, что суды не признавали хозяйственные отчёты ASBLRTGrupp за 2012 год неверными. И хотя для признания этот отчёт искаженным миноритарными акционерами BLRTбыло представлено исковое заявление, суды последней инстанции не согласились с тем, что годовой отчёт хозяйственной деятельности  за 2012 год в значительной мере противоречит  Закону о бухгалтерском учёте. Однако, правда и то, что согласно обнародованному самим BLRT годовому отчёту предприятие было в убытках только в период, когда в судах разбирались иски миноритарных акционеров BLRT, в которых они просили обязать предприятие выплачивать дивиденды. В годы до и после 2012 года, согласно отчётам за хозяйственные годы, предприятие было в прибыли, а на сегодня (согласно отчёту за 2016 год) предприятие имеет нераспределённой прибыли примерно на 284 миллиона евро, притом, что за последние десять лет оно не выплатило ни цента дивидендов.

Верен тот факт, что убытки 2012 года в годовом отчёте хозяйственной деятельности руководство BLRT обосновало среди прочего тем, что одно из дочерних предприятий BLRT оказалось в убытке на 18,5 миллиона евро, а убытки дочерних предприятий обосновали среди прочего тем, что были списаны выданные им займы. Таким образом, мои утверждения по поводу годового отчёта хозяйственной деятельности BLRTза 2012 год касались тех претензий, которые были высказаны миноритарными акционерами, требующими в своих исках признать итоги годового отчёта искажёнными, но из фразы выпало, что суды с этими претензиями не согласились.

Действительно, BLRTGrupp окончательно не прекращал инвестирования. Предприятие делало самые разные инвестиции, но в данном высказывании я имела в виду нераспределённую миноритариям прибыль, которую никуда не инвестировали и которая висела на счету предприятия, не принося акционерам никакой пользы. Ту же мысль я высказала в следующей фразе интервью, где сказала, что налицо «крестьянская логика»: если ты не инвестируешь, а прибыли скопилось слишком много, то разумно распределить её на дивиденды, но если у тебя есть проекты, выгодные инвестиции, то инвестируй дальше. Руководство BLRT по части инвестиций пояснило среди прочего, что в связи с прогнозируемым убытком «часть инвестиционных проектов на протяжении 2012 года заморожена или сроки их реализации отодвинуты. В результате реальный объём инвестиций в 2012 году составил 36,4 млн. евро». Именно на это обоснование я и указала в высказывании об инвестициях. Учитывая, что согласно годовому отчёту за 2012 год до списания в 2012 году 16 миллионов евро нераспределённая  BLRT прибыль составляла  почти 288 миллиона евро, обоснование того, что сделанные инвестиции (36,4 миллиона евро) стали причиной того, чтобы не выплачивать дивиденды, с моей точки зрения, экономическая несуразица и обоснование это не вызывает никакого доверия.

Как в своём интервью, так и в магистерской работе я сосредоточилась на слабой защите прав миноритарных акционеров, вследствие чего мажоритарии пользуются своей силой для манипулирования миноритариями. В первую очередь, проблема в законодательстве, которое не обеспечивает достаточной защиты прав миноритарных акционеров. Радует, что мажоритарии ASBLRTGrupp обратили пристальное внимание именно на эту часть моих высказываний, решив выделить значительную сумму из акционерных средств самому крупному в Эстонии адвокатскому бюро и наняв двух адвокатов с оплатой 200 евро в час за прочтение моей 90-страничной магистерской работы и составление искового заявления. Ирония в том, что именно такое «злоумышленное» поведение мажоритариев в качестве негативного примера я и привожу в своей магистерской работе. Отдельный вопрос заключается в том, что если у самого крупного в Балтии производственного концерна и впрямь нет для денег лучшего применения, то может, всё-таки разумнее было бы без дела лежащие средства распределить в виде дивидендов среди миноритарных акционеров?

К сожалению, на бизнес-ландшафте Эстонии не редки казусы, когда слабая позиция миноритариев приводит к ситуации, в которой акционер ничего не зарабатывает и никак не может реализовать свою долю по справедливой цене. Злонамеренные мажоритарии живут в другой реальности, прекрасно понимая, что их безнаказанность даёт возможность лавировать без каких-либо последствий. При этом менталитет мажоритарных акционеров не изменится до тех пор, пока законодатели что-нибудь не предпримут. В итоге такое положение влияет на экономику в более широком плане, ибо принятые государством законы и правила оказывают ощутимое воздействие на поведение инвесторов, а такая бизнес-среда к нам инвесторов не привлекает. Я собираюсь и впредь в своей профессиональной и общественной деятельности стоять за то, чтобы права миноритарных акционеров были законодательно защищены.

Самое читаемое