• Поделиться:

    Ловушки времен вьетнамской войны

    Ловушки времен вьетнамской войныФото: Любовь и Николай Мейнерт

    1960-ые годы. По вьетнамским джунглям пробирается подразделение армии США в поисках неуловимых вьетконговцев - так называли бойцов фронта освобождения Южного Вьетнама.

    Неожиданно один из американских солдат, наступив на замаскированную ловушку, проваливается в глубокую яму с торчащими острыми штырями. Мёртв? Навсегда искалечен? Несложное приспособление с вращающейся крышкой, практически сливавшееся с травяным покрытием. Подобные и всякие прочие зловещие хитрости могли ожидать не слишком проворных в джунглях американцев где угодно. Во Вьетнаме шла война…
    Ныне места боев - туристическая достопримечательность. Тайная база Национального фронта освобождения Южного Вьетнама – Вьетконга – всего лишь в 70 километрах от центра Сайгона, столичной резиденции проамериканского южновьетнамского правительства во время войны. База представляла собой разветвлённую сеть спрятанных в джунглях подземных туннелей, иногда многоэтажных, общей протяжённостью более 250 километров – это так называемые «Туннели Кути» (или, как ещё произносят, «Кучи?»). Такова одна из легендарных страниц Вьетнамской войны, написано и рассказано про неё изрядно. Вылазки из подземных лабиринтов в непосредственной близости от ключевых тыловых коммуникаций стоили американцам и их союзникам немалой крови как в прямом, так и в переносном смысле. Пришлось даже создавать специально подготовленные отряды, носившие неофициальное название «туннельные крысы», для борьбы с появлявшимися из-под земли вьетконговцами. Отправляясь в глубину джунглей, несли эти отряды заметные потери. Об их непростых операциях часто упоминается в различных документальных и художественных произведениях, так или иначе касающихся событий тех лет и их последствий.
    Страсти и трагедии прошлого стали историей. 
    Теперь комфортабельные туристические автобусы из недалекого Сайгона (носящего в наши дни имя Хошимина) привозят сюда любопытствующих, желающих поглядеть на знаменитые Туннели Кути. Овеянные боевой славой лабиринты обращены в музеи. Страшные ловушки и реставрированные или реконструированные подземные помещения, разбитая американская военная техника и сохранившаяся амуниция вьетконговских бойцов: идите и смотрите. При желании можно даже слазить в узкий проход и пробраться по небольшому отрезку подземного перехода от одной бывшей тайной точки до другой. Мы, во всяком случае, пробрались. Миниатюрные вьетнамцы передвигались, конечно, с гораздо большей ловкостью, чем более крупногабаритные европейцы, но при определенной старательности протиснуться всё-таки удается. Больным, пожилым людям, страдающим различными фобиями – боязнь темноты, закрытых пространств и т.д. – предупреждающие объявления рекомендуют воздержаться от подобных приключений, но, в целом, никаких особых усилий короткое туристическое путешествие по подземным туннелям не требует. Некоторые из ходов даже специально немного расширили для удобства посетителей.
    Да, сейчас всё в зоне туннелей выглядит достаточно буднично. В военные же годы подземная жизнь, судя по описаниям, для вьетнамцев была очень и очень непростой. Болезни, насекомые и всякие смертельно опасные пресмыкающиеся, нехватка света, скудное питание… И постоянная угроза обнаружения, появления врага, для встречи которого расставлялись коварные, грозные в своей злобной простоте, убийственные ловушки, устанавливались мины. А с неба в любой момент могла упасть разрушительная бомба с мощного бомбардировщика, уничтожавшего целые участки джунглей – в том числе и в глубину. Неужто всё это было? И было именно здесь? «Да, было. Да, именно здесь», - добросовестно утверждают гиды.
    Уместно ли провести такое сравнение: музей на месте, где в минувшие годы разворачивались те или иные бурные, значимые для истории события, производит такое же впечатление, как забальзамированная мумия некогда жившего человека? Музейные восковые манекены, отображающие различные бытовые сценки тех, ушедших в прошлое лет, - разве не дополнение к «мумифицированной» истории? Мы прикасаемся к чему-то настоящему, но… не живому. Да, перед нами реальность, которую можно ощутить, если смириться с тем, что она забальзамирована и препарирована, как некогда живший человек, оставивший нам своё настоящее тело, превращенное в экспонат, безобидный немой предмет. Острые шипы ловушек ныне всего лишь декоративный элемент экспозиции и больше никому не угрожают. А появляющийся из тщательно скрытого в листве тайного люка вьетнамец в полуармейском одеянии мило улыбается, демонстрируя хитрости маскировки. Прошло полвека с того момента, когда столь неожиданное появление несло смерть кому-либо из врагов.
    Приблизиться к такой истории, соприкоснуться с ней – разве не кратчайший путь к пониманию того, что в этой истории происходило? Если, конечно, приезжать сюда не для галочки в личном списке отмеченных для посещения обязательных мест, а ради возможности получше разобраться с победами и поражениями нашего современного общества… Во имя каких целей одни люди шли уничтожать других? Шли организованно, оснащенные новейшей военной техникой, получив приказ и благословление руководителей государств, поддержанные (или неподдержанные) общественным мнением в своих странах.
    Война 1964-1975 годов для вьетнамцев, вероятно, имеет такое же значение, как, например, Великая Отечественная для россиян. Память тщательно сохраняется, подвиги воспеваются. «Эти туннели служат воплощением силы воли, находчивости и гордости обитателей Кути, они – символ революционного героизма вьетнамского народа», - провозглашают туристические путеводители. Да, в таком случае подобные музее не просто уместны – они необходимы. Напоминание, исторический урок, мемориальный комплекс… Видеть. Помнить.
    Вот только… В конце экскурсии по туннельному Кути у нас с нашим вьетнамским гидом зашел разговор об этой войне. Ради чего же всё-таки воевали вьетнамцы с американцами? Исторический факт – военное вмешательство извне инициировали США, чтобы поддержать своих пошатнувшихся южновьетнамских союзников, называемых не иначе как американскими марионетками. «Мы боролись за свою свободу, за независимость родной страны», - уверенно ответил наш собеседник. А дальше, по ходу разговора, на несколько провокационный вопрос, где бы он предпочёл сейчас жить: во Вьетнаме или в Южной Корее? – вьетнамец столь же уверенно, без колебаний, решительно и безапелляционно отреагировал: «Конечно, в Южной Корее!». Но ведь там поле битвы осталось за «американскими марионетками»!
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.