• Поделиться:

    Новый вызов для Евгения Кабанова: финансово независмый на зарплате

    Евгений КабановФото: Andres Haabu

    По словам основателя ZeroTurnaround Евгения Кабанова, присоединиться к команде Taxify его подтолкнуло чувство миссии и желание помочь предприятию стать 100-миллиардной компанией.

    Кабанов Äripäev, что помимо инвестирования и отдыха хочет заниматься в своей жизни чем-то еще. В Taxify он ценит амбициозность и потенциал для роста. Также Кабанов рассказал о нескольких инвестициях, которые он недавно сделал.
    Как у вас дела? После продажи фирмы чем занимались?
    Типичную вещь: взял семью и четыре месяца путешествовал вокруг света. Вернулся обратно и купил дом. Очень классические вещи, которые делаешь, когда после десяти лет напряженной работы получаешь деньги. Хочется немного и насладиться жизнью.
    То есть основной работой – информатикой и разработками – не занимались?
    Не занимался. Собирался, да, но в итоге ничего не сделал.
    Вы от продажи ZeroTurnaround получили большую сумму, как вы , помимо отдыха и покупки дома, распорядились этими деньгами? Инвестируете или лишь ищите куда бы инвестировать?
    Я системный человек и первым делом я создал Excel, куда вписал все имеющиеся деньги и разные возможности с их доходностью. Я ищу и выбираю инвестиции с долгосрочной доходностью. Например, сделал пару ангельских инвестиций.
    Приобрел немного недвижимости. Такое хорошее хобби.
    На рынок акций, который находится на пике, не смотрите?
    Немного, конечно. В то же время я не верю, что я достаточно компетентен в этом. LHV в этом смысле мне помогает. Сам делаю лишь забавные вещи – купил, например, акции Tesla, когда Маск опубликовал странный твитт.
    Вы открыто не говорили о сумме, которую получили от продажи ZeroTurnaround, но по данным Äripäev это около 50 миллионов евро. Отвечает ли это действительности?
    Я по-прежнему это не комментирую. Я заработал достаточно, чтобы больше не работать. Но всегда можно и поработать.
    В таком случае, если можно больше не работать, почему тогда решили присоединиться к Taxify, что вас привлекает должность руководителя по развитию продукта? Почему бы не отдыхать и дальше?
    Пошел на работу потому, что хочу деятельности. Инвестирования для меня недостаточно. Мне в жизни необходима миссия и делать что-то классное, отчего по утрам я буду просыпаться с радостью.
    Taxify в Эстонии одно из амбициозных и классных предприятий. Это непростое с точки зрения бизнеса предприятие. Оно не просто растет, а увеличивается невероятными темпами и предлагает мне много технологических вызовов.
    Как вы думаете, насколько долго продлится рост Taxify и как предприятие справится с кризисом?
    Реальность в том, что транспортный рынок все равно будет перестраиваться. Технологии уже есть и скоро они дойдут до этого сектора. Этот рынок стоимость в несколько триллионов, что составляет 15 процентов от мировой экономики. И он в состоянии постоянного изменения.
    Временно в экономике действительно может что-то ухудшиться, но это не повлияет на долгосрочный тренд транспортного рынка. Taxify в центре этого тренда. Я бы не присоединился к ним, если бы не был уверен, что у Taxify огромный потенциал.
    Как произошло, что вы стали частью команды Taxify? Подумали, что нужны вызовы и обратились к ним сами или они вас нашли?
    Маркуса (руководитель и создатель Taxify Маркус Виллинг) я знаю уже давно. Мы иногда общались и я всегда восхищался, как он работает и какую команду он создал. Где-то встретились еще и заговорили о том, что может что-то смогли бы сделать вместе.
    Теперь вы впервые будут работать за зарплату. Какие ощущения вызывает тот факт, что бразды правления больше не в ваших руках?
    На самом деле это уже второй раз. Прежде, чем я начал заниматься своими вещами, я четыре года проработал в Nortal. Разумеется это по-другому. Другое чувство. Но я считаю, что для меня это не имеет значения. Важно видение и влияние, которые я могу предложить предприятию. Не так важно, есть у меня начальник или нет.
    Какие ваши основные цели, которых вы хотите достигнуть в Taxify?
    Цель простая: заполучить большую долю от перестройки транспортного бизнеса в свои руки. Сам могу создать команду мирового уровня и помочь быстро развиваться с технологической точки зрения. Создать хорошие решения, которые помогут конкурировать на мировой арене с Uber и Didi. Конкуренты есть, и в борьбе с ними важно очень быстро двигаться. Вот с этим хочу помочь.
    Насколько долго вы планируете задержаться в Taxify? Есть желания попробовать в жизни что-то еще?
    Я так не думал. Миссия классная и надеюсь, что смогу и помочь. Последний рабочий цикл был 10 лет. Может и этот продлится столько же. Следующий проект очевидно будет таким, что мне самом захочется что-то сделать.
    Вам предлагали долю в Taxify или возможность инвестировать свои деньги?
    Да. Стартапы обычно предлагают долю. Но я не скажу, что Taxify предложил мне. Одна из причин долевого участия в стартапах в том, что ты сам можешь принимать участие в жизни стартапа.
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Инвесторы готовы переплачивать за новые акции LHV
Сегодня началась подписка на новые акции LHV, а также торги правом на подписку, цена на которое, по данным Nasdaq, выростала до 40 евро. Это означает, что инвесторы готовы были в общей сложности заплатить до 74 евро за новую акцию банка.
Сегодня началась подписка на новые акции LHV, а также торги правом на подписку, цена на которое, по данным Nasdaq, выростала до 40 евро. Это означает, что инвесторы готовы были в общей сложности заплатить до 74 евро за новую акцию банка.
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.