Свобода панорамы – Свобода, которой у нас нет

    Гертруд Сейн, помощник юриста Advokaadiburoo NJORDФото: NJORD Advokaadiburoo

    По сути, в Эстонии отсутствует одна свобода, об отсутствии которой многие даже не знают.

    Речь идет о свободе панорамы, которая позволяет фотографировать, создавать и размещать на постоянной основе фотографии находящихся в общественных местах строений, скульптур или прочих произведений искусства, не нарушая этим законов об авторском праве, которые могут действовать в отношении данных работ. Свобода панорамы ограничивает право владельца авторского права применять меры по защите авторских прав в отношении лица, сделавшего фотографию, или любого другого лица, распространяющего сделанную фотографию. Это исключение из общего правила, в соответствии с которым владелец авторского права имеет исключительное право давать разрешение на создание и распространение производных работ, а также запрашивать плату за это разрешение.
    Тему свободы панорамы основательно изучило MTU Wikimedia Eesti, которое в 2014-2017 годах активно выступало за установление свободы панорамы в Эстонии, ходатайствуя о внесении изменения в соответствующую статью Закона об авторском праве. Несмотря на его усилия, свобода панорамы в Эстонии пока не установлена. Wikimedia активно рассматривала данную тему в медиа, и поэтому при составлении статьи во многом были использованы в том числе опубликованные ими источники.
    В современном мире благодаря упрощению фототехники и распространенности социальных сетей стало обыденным то, что обычные потребители массово фотографируют в общественных местах и распространяют сделанные фотографии в интернете, используя такие социальные сети как Facebook, Instagram, Twitter и т. п. Большая часть социальных медиа являются коммерческими, а также в большинстве условий пользования социальных сетей установлено, что соответствующая сеть может использовать фотографии в коммерческих целях без наличия согласия пользователя. Когда общественные медиа-платформы используют фотографии, например, для рекламы, то речь идет непосредственно о коммерческом использовании фотографии, ответственность за которое несет лицо, загрузившее фотографию. На практике такая ситуация очень непроста, поскольку лицо, которое хочет, например, сфотографировать на улице определенное строение или скульптуру и загрузить фотографию в социальную сеть, должно сначала убедиться, что данный объект не защищен авторскими правами, то есть в случае строения необходимо определить, кто является архитектором данного произведения, жив он или нет, поскольку если архитектора нет среди живых, то следует отыскать правопреемника и получить соответствующее разрешение. Как правило, авторское право действует на протяжении всей жизни автора и в течение 70 лет после его смерти.
    В контексте свободы панорамы основными произведениями, защищаемыми авторскими правами, являются различные здания и прочие строения, к которым можно отнести также мосты и прочие функциональные строения, в случае которых креативность автора не обязательно четко выражена, однако согласно действующей регуляции в отношении них все-таки необходимо запрашивать разрешение автора.
    Известный пример – это находящееся в Брюсселе здание Атомиума, спроектированное Андре Ватеркейном. Оно часто встречается на фотографиях. Равным образом, без разрешения архитектора запрещено распространять фотографии зданий Европейского Парламента. Эйфелева башня в Париже сама по себе достаточно стара, чтобы выйти из-под защиты авторского права, поэтому можно свободно использовать фотографии с ее изображением, сделанные в дневное время. Однако авторским правом защищено световое решение, с помощью которого Эйфелева башня освещается в ночное время.
    Аналогичная ситуация возникает при фотографировании главного здания Тартуского университета, фотография с изображением которого сама по себе свободна от авторского права, однако, например, художественно установленные рождественские огни находятся под защитой авторским правом, вследствие чего фотографию здания с рождественским освещением можно использовать только в некоммерческих целях.
    Авторским правом защищены также находящиеся в Тарту Тигуторн («Башня-улитка») и Центр науки «АХХАА». Все мосты, по которым в Тарту можно перейти через реку Эмайыги, тоже были построены после Второй мировой войны, и поэтому по-прежнему находятся под защитой авторскими правами. Одна из возможностей, как можно свободно использовать фотографии с изображением таких объектов в соответствии с законом, – это представлять их в виде черного силуэта.
     
     
    Каролина Уллман, партнёр Advokaadiburoo NJORDФото: Advokaadiburoo NJORD
    Государствам-членам Европейского союза предоставлена возможность установить свою оговорку по части авторских прав, которая ограничивала бы объем авторских прав, четко позволяя обнародовать фотографии, сделанные в общественных местах или содержащие общедоступные виды. Тем не менее, в законодательстве Эстонии эта возможность интерпретируется не так, как рекомендовано, что поднимает вопрос, а нужно ли по этой части вносить изменение в Закон об авторском праве Эстонии. Внесение изменения в закон через демократический процесс возможно во всех отношениях.
    По всей видимости, лица, которых касается свобода панорамы, думают, что в Эстонии есть такая свобода, или даже не знают и не задумываются о ней. Однако незнание закона не освобождает от ответственности, и в случае нарушения авторских прав нарушители могут быть привлечены к ответственности на основании закона, поскольку согласно Пенитенциарному кодексу распространение фотографии может квалифицироваться как кража авторства, за которую частному лицу может быть назначен штраф или присуждено тюремное заключение сроком до трех лет.
    Autor: Гертруд Сейн, помощник юриста Advokaadiburoo NJORD Каролина Уллман, партнёр Advokaadiburoo NJORD
  • Самое читаемое
Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Инвестор продал почти миллион акций LHV
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
Компания Ханнеса Тамъярва HTB Investeeringud за последний год продала более 60% своего портфеля акций LHV.
О спорт, ты мир?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.