• Стартап, созданный петербуржцами в Нарве, пришлось эвакуировать в Португалию

    Семейный бизнес россиян успешно стартовал в Эстонии, но война внесла свои коррективы.

    Николай Шелковенко балансирует вентиляционное оборудование в Нарве. Фото: Личный архив
    Андрей и Николай Шелковенко – отец и сын из Санкт-Петербурга – в 2017 году открыли в Нарве стартап Vibromera OÜ, в котором разработали новый прибор для измерения вибраций и балансировки вращающихся деталей.
    Параллельно они выпускали в Нарве и продавали в полсотни разных стран приборы предыдущих поколений, разработанные еще в России. Но уже почти год фирме приходится начинать все сначала – в Португалии, поскольку в Эстонии ее основателям не продлили виды на жительство.
    Для Шелковенко переезд фирмы из Петербурга в Нарву был способом выйти на мировой рынок. Продукция Vibromera, по словам Николая, дешевле, чем у конкурентов. Комплект оборудования помещается в небольшой кейс размером примерно как кейс от перфоратора. Мелкосерийное производство тоже не требует много места – его развернули прямо в нарвском офисе, а готовые изделия отправляли заказчикам по почте в любую страну мира.
    Эстония оказалась прекрасным местом для такого бизнеса. Сначала отец и сын стали э-резидентами и открыли в Эстонии компанию, получили визы как стартаперы, а позже – и временные виды на жительство. Шелковенко-старший переехал сюда с супругой, его сын в это время как раз женился и тоже переехал в Нарву с женой.
    Николай, как вы пришли в эту сферу бизнеса?
    Мой отец долгое время работал на предприятии, которое занимается разработкой приборов для балансировки и самой балансировкой оборудования. У него богатый опыт в этом деле. В какой-то момент он со своим другом Валерием Давыдовичем Фельдманом создали свой собственный прибор для балансировки. И благодаря некоторым ноу-хау он получился намного дешевле, чем аналоги конкурентов на рынке. Сам прибор интересен тем, что он позволяет проводить балансировку прямо на месте, без демонтажа ротора, без разборки оборудования. Это очень сильно удешевляет и упрощает процесс. Все, что крутится – балансируется, это очень большой рынок, на самом деле.
    А вы сам кто по образованию?
    Я программист. Собственно, в это дело меня пригласил отец. Я занимался созданием сайта, а после того, как отец с Валерием Давыдовичем разработали новый прибор, они перестали справляться с производством и попросили меня помочь. Сейчас я занимаюсь полным циклом: закупка деталей, производство, продажа. А разработкой новых приборов продолжает заниматься отец и помогает мне освоить ноу-хау.
    Николай Шелковенко (в центре у ноутбука) балансирует оборудование на производстве. Фото: Личный архив
    Какие компании были вашими основными клиентами в Нарве?
    Мы балансировали вентиляторы в торговом центре Fama, проводили балансировку на лесной технике в Кохтла-Ярве. Это были лесные мульчеры.
    Это агрегат, который дробит ветки?
    Да, трактор, у которого впереди здоровенный вал с зубами. Вал раскручивается до 3000 оборотов в минуту, трактор едет по лесу, и позади остается просека. Еще в сельском хозяйстве мы обслуживаем комбайны: их молотильные барабаны, измельчители соломы. В горнодобывающей промышленности – камнедробилки, насосы.
    Это довольно большие детали, даже просто демонтировать их – большая работа…
    Все верно. Демонтаж, транспортировка – а некоторые валы весят до 8 тонн. Его нужно вытащить из машины, куда-то отвезти, поставить на станок, который позволяет такие габаритные роторы балансировать. Колоссальная работа, на самом деле. А с помощью наших приборов можно делать это прямо на месте. Мы не уникальны в своей разработке, у нас есть конкуренты. Стоимость таких приборов может доходить до 10 000 евро, мы же стараемся держать ценник ниже 2000 – сейчас 1751 евро без скидки. Наша целевая аудитория – как правило, малые предприятия, которые не могут позволить себе дорогой прибор. Например, фермер, у которого несколько единиц техники. Для них мы разработали бюджетную модель, которая по функционалу, в общем, почти не отличается от аналогов. У нас нет бюджета на маркетинг или большого персонала, этим мы тоже удешевляем производство.
    Первые ваши приборы были сделаны еще в России?
    По сути, да. У нас было несколько версий оборудования. Когда мы переехали в Эстонию, здесь мы начали разработку нового прибора, который не требовал подключения к ноутбуку.
    Почему вы перенесли бизнес в Эстонию из России? И оказывалась ли здесь поддержка вашему стартапу?
    Мы не ограничиваемся Эстонией. Наши приборы продаются через eBay, а там география продаж очень большая. Я считал, в какое количество стран мы уже поставили наши приборы – получилось около 50 стран. Перу, Нигерия, США, Канада, Аргентина, Бразилия, что-то мы поставляли в Чили, в Южную Корею, а также в Россию и Беларусь, когда это было возможно.
    Мы решили открыть фирму в Эстонии еще в 2016 году, потому что импортировать из России было неудобно из-за таможенных процедур. Было легче открыть эстонскую компанию и продавать в Евросоюз, США и другие страны. Сначала мы получили карточки э-резидентов, открыли фирму – это было несложно. А благодаря программе поддержки стартапов мы получили сначала рабочие визы, а потом вид на жительство. Купили квартиру в Нарве, на улице Выйду. Очень бюджетно – всего за 10 тысяч. И сняли офис недалеко. Прямо крайне удобно было ездить из Петербурга на маршрутке по делам! В Эстонии также было крайне удобным получение всей информации по поводу экспорта в другие страны, очень приятным было общение с полицией, от власти ощущалась поддержка.
    Мы обустроили офис, купили необходимое оборудование для производства, и вот в 2019 грянул коронавирус – полный локдаун. Меня ковид застал в России, я остался там, а отец и мама остались в Эстонии. И мы начали по очереди болеть. Отец болел очень сильно, сначала он лежал в Нарве, потом его перевезли в больницу в Кохтла-Ярве. И прогнозы у врачей были неблагоприятные, говорили, что он, скорее всего, не выживет. Но, к счастью, все закончилось хорошо. Потом был долгий период восстановления, потом заболел я, но не сильно, потом моя жена… Все это длилось фактически два года, деятельность мы почти не вели – некому было: из работников у нас были я и отец.
    Но какие-то продажи в Нарве у вас тогда все-таки были?
    Да, небольшие продажи были. Из-за этих проблем не так много, как хотелось бы. Это позволяло оплачивать аренду офиса, покрывало наши нужды на пропитание, оплату квартиры – мы жили на это. Кое-как мы это пережили.
    А когда все устаканилось, мы начали активно заниматься продажами, развивать свой Instagram. Кстати, через него приходило на удивление много клиентов, как инструмент продвижения он работал очень хорошо. До этого я думал, что Instagram – для девочек, которые фотографируют еду и себя в зеркале. Оказывается, нет! Там огромное количество людей, которые занимаются фермерским хозяйством, теми же мульчерами, занимаются экскаваторами, бульдозерами, работают в дорожных службах.
    Также мы продвигались на eBay, я развивал наш собственный сайт, сделал там магазин. Энтузиазм за два года коронавируса не погас. Мы усовершенствовали свой основной прибор, сделали его в три раза меньше, допилили ПО, избавились от багов. И потихонечку занимались разработкой нового прибора, который работает без ноутбука.
    И тут случился конфликт между Россией и Украиной. Как раз в этот период у меня и у отца закончились наши виды на жительство. К сожалению, нам их не продлили. Официально было сказано, что ВНЖ был выдан с целью предпринимательской деятельности. А мы не выполнили эту цель, не внесли заметный вклад в эстонскую экономику… В общем, мало денег принесли в виде налогов. Но, как я говорил, мы почти не работали из-за коронавируса.
    И мы были вынуждены переехать в Португалию. Сейчас мы закругляем нашу деятельность в Эстонии, фирма там по-прежнему зарегистрирована, еще есть банковский счет, но мы уже перевезли все производство.
    Почему именно в Португалию?
    Здесь достаточно спокойно выдают ВНЖ – ну, на данный момент. Что будет дальше, посмотрим. Основанием для выдачи является предпринимательская деятельность. Если вы приехали в Португалию на законных основаниях, подали заявление, вам выдадут ВНЖ.
    Португалия самая лояльная к россиянам. Исторически между нами не было конфликтов. С момента начала «СВО» они не делали громких заявлений относительно россиян. И по уровню безопасности здесь самое приятное место. Мы живем в двух километрах от океана, в парке павлины гуляют. После России и после Нарвы – прикольно! Замечательный климат, мне он очень нравится.
    Ведение бизнеса здесь примерно такое же, как в Эстонии, но здесь прогрессивный подоходный налог, он может доходить до 40%. Нужно это учитывать.
    Лесной мульчер превращает кусты и ветки в щепу с помощью быстро вращающегося вала с металлическими зубами. Фото: Личный архив
    А местное электронное государство отстает от Эстонии?
    В Португалии мы тоже регистрировали фирму удаленно. Единственный момент – нам пришлось нанять налогового представителя. Но фирму можно открыть через интернет и документы в миграционную службу подать тоже. Португалия сделала очень большие шаги для упрощения документооборота – из-за увеличения потока иммигрантов. Сейчас тут прямо катастрофа, честно говоря! Очередь на выдачу ВНЖ, чтоб вы понимали – полтора года. Сюда сейчас приезжают не только украинцы и россияне, но очень большое количество людей из Бразилии и Африки. Поэтому государству пришлось сделать настоящий скачок.
    Когда мы переезжали в Эстонию, тоже все было очень удобно. В Нарве еще чем было проще? Если ты чего-то не понял, дошел пешком до нужной службы, и там чиновник тебе все показал. В Нарве нет огромного населения и нет такой загруженности чиновников. И на русском языке все можно было сделать без проблем. В Португалии, конечно, языковой барьер присутствует, это для нас лично некоторая проблема.
    Английским можно обойтись?
    На самом деле, можно обойтись английским для работы, для каких-то повседневных дел. Даже моего simple English хватает за глаза, чтобы получить нужную информацию или сходить к доктору, например. Людей, которые вообще не понимают по-английски, немного.
    Но вы еще не получили вид на жительство?
    Да, ждем, но мы находимся здесь на легальных основаниях до вынесения решения миграционной службы. Мы получили налоговый номер, страховку.
    И производство на новом месте вы уже начали?
    Да, производство-то не шибко трудоемкое. Не нужна металлообработка, только работа с электроникой. Для этого достаточно обычной комнаты 20 кв. метров – вот и все производство.
    Отец с мамой вернулись в Россию. Им нельзя там все бросать. А мы с женой остались в Европе. И я сейчас единственный работник.
    Продукция Vibromera OÜ. Самый современный прибор (зеленого цвета) был разработан в Нарве, но начать здесь его серийное производство отец и сын Шелковенко не успели.Фото: Личный архив
    И какой у вас объем производства сейчас?
    Из-за переезда опять минимальный – мы еще не рекламируемся. Продается где-то пять приборов в месяц. Прибор со скидкой сейчас – 1561 евро. Маржа где-то 30%.
    Расчетный объем продаж – 50 приборов в месяц. Но со всеми этими переездами, с «организационными моментами», как я их называю, невозможно пока думать о расширении. Почти год назад, в марте, мы начали переезжать в Португалию. Продали квартиру в Нарве, закрыли офис, все, что можно было, перевезли сюда транспортными компаниями.
    И какие теперь планы на новом месте?
    Те же планы, что были в Эстонии. Для развития компании нужно увеличение продаж, наем персонала: нам нужно где-то 4-5 человек. Нужно найти дилеров в разных странах и тех, кто предоставлял бы услуги по балансировке по франшизе. А дальше – заниматься улучшением и разработкой новых приборов. Со всеми текущими проблемами – года на три этих задач хватит.
    Вообще я не воспринимаю все это негативно. Слава Богу, все хорошо. Да, есть проблемы – ну и что? Работаем дальше.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Танилас: через пять лет Таллиннская биржа может обогнать S&P 500
Если принять за отправную точку сегодняшний уровень, то через пять лет Таллиннская фондовая биржа может показать даже лучшие результаты, чем Фондовая биржа США, заявил инвестиционный стратег Swedbank Тармо Танилас.
Если принять за отправную точку сегодняшний уровень, то через пять лет Таллиннская фондовая биржа может показать даже лучшие результаты, чем Фондовая биржа США, заявил инвестиционный стратег Swedbank Тармо Танилас.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Российский миллиардер и владелец Kalevi Panorama Владимир Воронин о смене топ-менеджера: «Узнал, что ворует»
Российский миллиардер Владимир Воронин рассказал в интервью “Деловым ведомостям” о том, зачем в Kalevi Panorama понадобилось менять топ-менеджера и каковы в целом перспективы строительного рынка Эстонии, ЕС и России.
Российский миллиардер Владимир Воронин рассказал в интервью “Деловым ведомостям” о том, зачем в Kalevi Panorama понадобилось менять топ-менеджера и каковы в целом перспективы строительного рынка Эстонии, ЕС и России.