• У ида-вируской учительницы потребовали заявление на отпуск на время забастовки

    Большинство ида-вируских учителей продолжают работать во время забастовки. А некоторые и хотели бы забастовать, но формально числятся отдыхающими, а не протестующими.

    Школы в Нарве продолжают работу: мотивации бастовать здесь явно недостаточно. Иллюстративное фото.
    Учительница из Кивиыли рассказала ДВ, что ее отправили в отпуск вопреки ее отказу. Она по-прежнему числится отдыхающей, но продолжает добиваться выполнения закона.
    В государственной Русской школе Кивиыли, которая организованно не бастовала, забастовку все же объявила одна учительница – Елизавета Пяри. При этом она возмущена, что ее законное право на протест пытались отобрать.
    Сначала, отмечает учительница, правительство пыталось выставить забастовку незаконной, за этим последовал спор между государством и самоуправлениями, можно ли выплачивать бастующим зарплату, после чего встал вопрос о длительности забастовки.
    «Мне лично пришлось доказать на месте работы, что я могу сама определить продолжительность участия в протесте», – рассказала Елизавета Пяри.
    Забастовка в отпуске
    Когда учительница объявила о забастовке, работодатель попросил ее написать заявление на отпуск на это время. По словам Елизаветы Пяри, такие просьбы получили и некоторые ее коллеги в других школах, – таким образом, часть бастующих формально оказались не бастующими. В профсоюзе Елизавете объяснили, что так руководство поступать не должно, учительница отказалась брать отпуск и объявила, что продлевает свою забастовку на две недели. Но затем обнаружила, что в электронной системе от ее имени ей оформили отпуск за свой счет.
    Директор Русской школы Кивиыли Елена Рагни пояснила ДВ, что это было недоразумение, которое уже исправлено. Школа с 1 сентября стала государственной, новые правила документооборота сотрудники только осваивают, а такая масштабная забастовка случилась впервые.
    «Мы обратились за помощью к чиновникам министерства, которые отвечают за нашу школу, – рассказала она. – Хотя забастовка уже началась, чиновники еще сами не получили инструкций, как это сделать технически».
    В результате сообщение бастующей учительнице о том, что она в отпуске, пришло, по словам директора, по ошибке.
    «Мы на следующий день позвонили в другую школу, тоже государственную, но которой занимается другой чиновник, и нам подсказали, как это сделать по-другому. В отпуск мы ее не отправили, мы все исправили», – уверяет директор школы.
    Однако Елизавета Пяри обнаружила, что, хотя первый неоплачиваемый отпуск за свой счет был действительно отменен, вместо него в электронной системе у нее появился еще один, более длительный – с 22 января до 1 февраля. К вечеру пятницы 26 января учительница все еще формально находилась в отпуске. Она рассказала, что сообщила об этом в профсоюз, представители которого, в свою очередь, пообещали обратить на этот случай внимание Министерства образования.
    Профсоюзу нельзя, его членам можно
    Учительница Нарвской Ваналиннаской государственной школы Яна Кирс собиралась участвовать в забастовке, но выяснила, что местный профсоюз, в который она входит, подписал с городскими властями коллективный договор, по которому его члены бастовать не имеют права. Хотя работодатель у Яны Кирс – государственная, а не муниципальная школа, она сочла, что участвовать в забастовке не может.
    В нарвской Службе образования ДВ пояснили, что коллективный договор запрещает подписавшему его профсоюзу объявлять забастовку, что оговорено в соответствующем законе.
    «Однако ни Закон о коллективном договоре, ни сам договор не отнимают у работника право отказаться от выполнения работы по причине участия в забастовке, – сказала руководитель Службы образования Ирина Табакова и добавила: – Работодатель не ведет учет членов профсоюзных организаций и, как правило, не знает, является ли работник членом какого-либо профсоюза».
    Зачем бастовать, если увольнение неизбежно?
    Среди немногих бастующих в Ида-Вирумаа, в основном, работники государственных школ и гимназий и учителя, которые преподают на эстонском – хотя благодаря надбавке их зарплаты выше уровня, которого добиваются организаторы забастовки. Учителя, которые могут потерять работу при переходе на эстонский язык обучения, наоборот, в основном, не бастуют.

    В волости Алутагузе, где все школы муниципальные и преподающие на эстонском, по словам председателя волостного собрания Марека Кулламяги, больше половины учителей решили бастовать из солидарности.

    В муниципальных школах Нарвы, по данным городской Службы образования, 400 учителей, из них бастуют трое. Но в забастовке участвуют их коллеги из государственных учебных заведений: 4 учителя Эстонской основной школы, 11 учителей Эстонской государственной гимназии и 1 учитель Нарвской гимназии.

    На другом краю Ида-Вирумаа, в волости Люганузе, единственная муниципальная школа бастовала один день, из государственных школ и гимназий одна бастовала три дня, другие не бастовали.

    Елизавета Пяри из Русской школы Кивиыли объясняет мотивы коллег, которые отказались от забастовки:
    «Школа очень маленькая, Кивиыли – очень маленький город, и другую работу найти проблематично. Моя школа – русская, в ней единицы учителей, которые обладают необходимым знанием эстонского языка, чтобы продолжить работу учителем после перехода. Соответственно, у моих коллег сейчас первоочередная проблема в том, что в августе они вообще потеряют место работы. Какой смысл сейчас бастовать, терять сейчас какой-то доход, чтобы… что?»
    Еще один довод коллег, рассказала она, заключается в том, что зарплату все-таки немного подняли, хоть и меньше, чем требует профсоюз.
    «На меня тоже немного странно смотрят, так как я владею эстонским, преподаю эстонский как второй язык. В Ида-Вирумаа есть определенная надбавка для таких учителей. Моя зарплата, в принципе, достаточно хорошая, и причина моей забастовки для некоторых достаточно непонятна», – говорит Елизавета.
    Директор Кивиылиской русской школы Елена Рагни видит ситуацию немного иначе:
    «Когда была предупредительная забастовка, мы бастовали все. А сейчас мы обсуждали возможность забастовки. У нас в школе есть профсоюз, он собирался, обсуждал, и каждый решал самостоятельно. В данном случае учителя говорили, что не будут сейчас бастовать, потому что у нас много сложных учеников, которые пропущенный сейчас материал сами не освоят. И в рамках перехода на эстоноязычное образование мы сейчас стараемся дать ученикам полноценную базу».
    «Требованием бастующих выдвинуто только повышение зарплаты. А какое повышение будет для учителей в городе Нарва, если многие уже получили уведомления об увольнении?» – рассуждает нарвская учительница Яна Кирс.
    По ее мнению, нарвские учителя отказались участвовать в забастовке также из-за страха потерять работу быстрее ожидаемого. Она добавляет, что законную причину увольнения в нынешней ситуации для директора школы найти нетрудно. Такое мнение в учительской среде Нарвы сейчас можно услышать часто.
    В нарвской Службе образования напомнили, что участие в законной забастовке не является нарушением и не может являться причиной прекращения трудовых отношений с работником.
    Об организации труда говорят обе стороны спора
    По мнению Яны Кирс, другая причина, по которой педагоги не бастуют, особенно те, кто имеет категорию C1, преподает на эстонском и получает за это надбавку – проблема не только в зарплате.
    «Бастовали бы все, если бы были выдвинуты конкретные требования улучшения условий труда. Если так посмотреть – нормальная зарплата. Но за эту зарплату очень много обязанностей, которые невозможно выполнить за рабочее время».
    «Мы обсуждали с учителями, что у нас в системе образовании назрела такая ситуация, которую необходимо исправлять срочно. Не повысить зарплату на 100 евро, а смотреть комплексно. Об этом говорят многие учителя, заявляют многие руководители школ», – сказала Елена Рагни.
    В качестве проблем обе они называют то, что в школе больше не существует карьерной лестницы и надбавки за опыт, день не делится на контактные часы и остальную работу, появилось много дополнительной нагрузки и профессиональных требований.
    Что проблема не в зарплате, а в условиях труда, на днях заявляла и министр образования Кристина Каллас. Елена Рагни с ней согласна, Яна Кирс считает, что министр рассуждает в нужном направлении, но она подняла только часть проблем с организацией труда. На следующей неделе часть учителей продолжит протестовать.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Nvidia начала ралли на фондовом рынке США
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Олле Хорм, покидающий пост руководителя Atria: «Я не думал, что это возможно»
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.