Барельеф преткновения 

Интересно и познавательно было видеть реакцию на открытие мемориальной доски и барельефа первого президента России Бориса Ельцина в Таллинне.

В Эстонии на открытии официальные лица присутствовали, но если спикер Рийгикогу – а это по табели о рангах второй человек в государстве – Эне Эргма, видимо, представляла не только себя лично, прибывшую по зову сердца, то судить о побудительных мотивах министра образования Яака Аавиксоо труднее. Но, тем не менее, две ветви эстонской власти были в наличии. Чего не было, так это официального российского присутствия. Напрочь. Посольство РФ на мероприятии не засветилось. Хотя этот факт как раз объяснить несложно. Посольские – они ведь всё же госслужащие, а команды сверху не было. Появиться же на открытии мемориальной доски человеку, олицетворяющему, по терминологии нынешней российской власти, «лихие 90-е» и «крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века», без отмашки никак невозможно, да и непатриотично.

У наших отечественных патриотов собственная гордость. Министр обороны и председатель Союза отечества и Res Publica Урмас Рейнсалу, например, убеждён, что Эстония никак не обязана восстановлением независимости Борису Николаевичу, это итог борьбы самого эстонского народа. Борьба, конечно, важна, но г-н Рейнсалу, возможно, был слишком молод и не помнит, что означал ночной визит Ельцина в Таллинн в январе 1991 года и признание Россией (не путать с СССР!) Эстонской Республики в августе того же года.

Впрочем, министр и партийный босс высказался достаточно сдержанно, зато комментаторы в Дельфи за словом в карман не лезли. Лучше их не цитировать, замечу лишь, что по количеству слюны, выплюнутой в первого президента соседней державы, русский Дельфи ничуть не уступал эстонскому.

Всё это грустно, но, увы, именно таково состояние мозгового вещества, составляющего массовое общественное мнение и там, и тут.

Самое читаемое