• Поделиться:

    Будущее эстонской экономики

    Будущее эстонской экономикиФото: bandura

    «Мы находимся в комфортной зависимости от европейских дотаций. Вместо того, чтобы подумать, как мы сможем справляться без них, мы всё время беспокоимся о том, как выжать последнюю копейку внешней помощи», - такую озабоченность высказала Кая Каллас на съезде Партии реформ.

    Беспокоиться есть от чего. Экономике Эстонии, похоже, действительно в будущем будет брошен вызов. И дело не только в том, что мы, возможно, будем получать меньше денег от Евросоюза, чем раньше.
    В последнее время темпы роста ВВП Эстонии – одни из самых высоких в Евросоюзе. Вместе с экономикой быстро растут и зарплаты. Это не может не радовать, однако данный фактор одновременно уничтожает одно из главных преимуществ эстонского бизнеса: низкая цена рабочей силы. Неделю назад эстонская Sangar объявила, что сократит треть сотрудников.
    Почему? Шведская Eton сообщила, что после 1 августа рубашки у Sangar заказывать не будет. Тревожный знак: субподряд, к которому так привык эстонский бизнес, постепенно перестаёт работать.
    Главное преимущество эстонских компаний – низкие расходы на рабочую силу – начинает постепенно иссякать. Мы находимся в довольно глупой ситуации, когда предприниматели постоянно воют, что им трудно найти квалифицированную рабочую силу, а работники жалуются, что им мало платят (во всяком случае, в 2-3 раза меньше, чем в Западной Европе). Если в советское время была жива формула «мы делаем вид, что работаем, а вы делаете вид, что нам платите», то сегодня впору говорить о правиле «мы не хотим работать, а вы – нам платить».
    Когда ДВ обсуждали этот вопрос с экспертом Райво Варе, тот напрямую сказал, что мы находимся в классической «ловушке среднего дохода». И вырваться из неё будет очень непросто: исторически это удалось всего лишь 13 странам. И единственный выход – переход на более «умную» и высокотехнологическую экономику.
    Что делать? Есть несколько способов трактовки нынешней ситуации. Советник президента Эстонии по вопросам экономики Хейдо Витсур, интервью с которым можно прочитать на сайте dv.ee, считает, что ничего страшного не происходит вообще. Эстония находится на пути к появлению высокотехнологичной экономики, просто нужно время. Наша страна инвестирует в исследования и развитие 1,5% ВВП. Это невысокий показатель (Япония вкладывает 3,5%), но есть один важный нюанс: в Эстонии почти все эти деньги вкладывает государство. В крупных странах государства инвестируют примерно те же полтора процента, однако большой вклад также осуществляют частные компании. В Эстонии же пока слишком мало крупных фирм, чтобы они массово вкладывались в науку. Вывод здесь один: нужно просто подождать, пока наши фирмы наберут жирок и станут крупнее.
    Есть и другая точка зрения, которую можно описать как «надо что-то менять». Её придерживаются, к примеру, экономист банка Luminor Тыну Палм, а также вышеупомянутый Варе. По их мнению, государство должно целенаправленно заняться подготовкой специалистов в тех областях, которые будут самыми актуальными в будущем. «Мы слишком много инвестировали в недвижимость и строительство, - сетует Палм. – И в будущем за это поплатимся». «Эстония уже сейчас тратит достаточно денег на высшее образование (6% ВВП). К сожалению, она тратит их не туда», - сокрушается Варе.
    Согласно «образовательной» точки зрения, государство должно взять на себя подготовку высококвалифицированных специалистов самых востребованных специальностей. Тратить деньги, приглашать зарубежных преподавателей, профессоров. И лет через 15 получить выхлоп.
    Есть и третья точка зрения. Она звучит так: «В стране работать некому. Разрешите нам ввозить побольше народу из третьих стран». Такое мнение очень популярно в бизнес-среде. Эта перспектива уже не имеет никакого отношения к высоким технологиям (ибо ввозить хотят не самую квалифицированную рабочую силу, чтобы платить им те деньги, за которые не хотят работать жители ЕС), но тоже имеет право на существование хотя бы из-за своей популярности.
    Иными словами, варианты решения проблемы есть (и их, наверное, даже больше, чем мы описали выше). Однако чтобы дело куда-то сдвинулось, нужна политическая воля. К сожалению, в стране, где мы часто слышим фразу «перед выборами, конечно, никто ничего менять не будет», а выборы каждые 2 года, такой воли может и не найтись.
    Autor: Передовица
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.