11 сентября 2018
Поделиться

Эмиграция нарвитян - это история

Статистика отражает жизнь с некоторой временной задержкой, и негативная миграционная квота Нарвы - на данный момент уже история, пишет Танель Мазур, учитель истории и обществоведения Нарвской Эстонской Гимназии.

Танель Мазур, учитель истории и обществоведения Нарвской Эстонской Гимназии.
Танель Мазур, учитель истории и обществоведения Нарвской Эстонской Гимназии.  Фото: Частный архив

На этой неделе департамент статистики опубликовал в своем блоге маленький, немного аналитический обзор демографических процессов, в основном о мигрантах Нарвы в течение этого века. Авторы оставили висеть в воздухе вопрос, чем объяснить неизменно негативную миграционную квоту.

Прежде всего, я считаю, что настоящая миграционная квота в постоянном минусе отражается в уже составленной статистике.

Те, кто когда-нибудь отправлялся в Ирландию или Таллинн в поисках лучшей жизни, сейчас либо легализируют свой доход (эмигрировавшие открывают в стране проживания счет как резиденты, эта информация наконец достигает и Эстонии), либо хотят использовать услуги самоуправления своего настоящего места жительства (например, бесплатный общественный транспорт в Таллинне или место в детском саду).

Миграция как таковая происходила годы назад, и, благодаря фиксации своего места жительства для эстонского государства, наконец достигла статистики.

Приехали временно и остались

Почему я так думаю? В Нарве сотни пустых квартир, которые никак не получается сдать в аренду. И все-таки, за эти квартиры нужно оплачивать счета, а владелец где-то в другом месте. И он поддерживает связь с Нарвой с помощью квартиры. В свою очередь, это препятствует постройке новых качественных квартирных домов. В течение 25 лет не было построено ни одного.

Предприятия, которые привозят себе рабочую силу из Ида-Вирумаа и в том числе из Нарвы (например, Maxima), делают это циклично. Люди неделю работают в Таллинне, живут в Таллинне и тратят деньги в Таллинне. Следующую неделю они проводят в Нарве, и в статистике человек отображается как нарвитянин.

Теперь этот нарвитянин находит в Таллинне новое оплачиваемое рабочее место и временно остается в столице. Если теперь возникнет необходимость получить место в детском саду или бесплатный автобусный билет, то новый житель Таллинна станет бывшим нарвитянином, и статистика печально вздохнет, поскольку учитывает, что произошло несколько лет назад.

Нарвский таксист, несмотря на его знание языков, с удовольствием едет в Таллинн на Uber или Yandex такси, поскольку приложение говорит, откуда куда и за какие деньги. Но по документам он остается в Нарве. До того времени, пока не находит себе новую женщину в Таллинне, заводит ребенка и понимает, что предлагаемые в Нарве пособия меньше, чем в Таллинне. И тогда он решает зарегистрировать себя как житель Таллинна. Статистика вновь вздыхает.

Возвращаются назад

С положительной стороны, это правда, что первые 15-20 лет назад те, кто уезжали, возвращались обратно. С опаской, но возвращались. Например, молодежь со своим детьми с ирландским или финским гражданством, считая себя (только себя) местным. Но местом рождения детей пробуют как можно дольше учитывать другие страны, поскольку получаемые там пособия больше, чем здешние, особенно, нарвские.

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее