• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Основной удар ещё впереди

    В последние месяцы мировые рынки жилья и нефти и фондовые биржи погрузились в суматоху. И все же потребительскому доверию, капиталовложению и найму все еще предстоит получить сильный удар. Почему?

    В конечном счете, потребительское и деловое доверие по большей части является иррациональным. Психология рынков находится во власти общественных образов, о которых мы помним изо дня в день, и это формирует основу для нашего воображения и историй, которые мы друг другу рассказываем.
    Популярные образы прошлых бедствий являются частью нашего фольклора, часто скрытого в тусклом пространстве нашей памяти, но вновь возникающего для того, чтобы время от времени нас беспокоить. Как традиционные мифы, такие графические, общие образы олицетворяют опасения, которые глубоко укоренились в нашей душе. Образы, которые сопровождали прошлые эпизоды рыночной суматохи, сегодня в значительной степени отсутствуют.
    Рассмотрите нефтяной кризис, который начался в ноябре 1973 года и привел к краху мировой фондовой биржи и серьезному мировому кризису. Яркие образы этого эпизода застряли в памяти людей: длинные очереди автомобилей на бензозаправочных станциях, люди, которые едут на работу на велосипедах, воскресенья без газа и другие схемы нормирования.
    В настоящее время реальная цена на нефть почти вдвое выше, чем была в разгар того кризиса, но мы не видели ничего, подобного образам 1973-75 годов. По большей части, нам даже не напоминают о них. Так что, наше доверие все еще не расшатано.
    Как раз перед крахом фондовой биржи 19 октября 1987 года, самого крупного падения в истории в течение одного дня, в памяти людей был образ краха 1929 года. Действительно, журнал "Уолл Стрит" опубликовал статью о нем утром в день краха 1987 года. Я знаю, что те образы внесли свой вклад в серьезность краха 1987 года, подталкивая людей на то, чтобы продавать, потому что на следующей неделе после этого я проводил опрос отдельных и институциональных инвесторов.
    Теперь в нашей памяти нет образов 1929 года – финансистов, прыгающих с крыш зданий, безработных людей, спящих на лавочках в парках, длинных очередей в бесплатных столовых и доведенных до нищеты мальчишек, продающих яблоки на улице. В настоящее время большинству людей крах 1929 года просто не кажется существенным, возможно, потому что мы пережили крах 1987 и 2000 гг. с небольшим количеством пагубных последствий, в то время как 1929 год кажется не просто отдаленным прошлым, а другим миром.
    Но образы краха 1987 года, приводимые в движение компьютерами в высоких современных административных зданиях из стали и стекла, сейчас, кажется, на самом деле находятся в памяти людей. В этом году фондовая биржа пережила одно из крупнейших падений в течение одного дня в день 20-й годовщины краха 1987 года, при том что индекс S P 500 упал на 2,56%. Ни одна из предыдущих годовщин со дня краха 1987 года не показывала подобного падения.
    На короткое время после кризиса ликвидности, который пережил банк Northern Rock в Великобритании, пришел на ум образ панического изъятия банковских вкладов и длинных очередей сердитых людей, выстроившихся снаружи обанкротившегося банка. Но прямое вмешательство Банка Англии помешало этим образам укрепиться в нашей коллективной психологии.
    В нашей памяти преобладают образы жилищного кризиса. Мы представляем жилые улицы, на которых одна за другой виднеются вывески “продается”. Хуже того, существуют образы лишения права выкупа закладной, семей, выселяемых из их домов, и их мебели и пожитков на улице.
    Если цены на жилье будут продолжать падать в Соединенных Штатах и, возможно, в других местах, вероятно появится много более ярких образов. Может быть, вам все еще предстоит увидеть образ друга вашего ребенка, который переезжает, потому что его родителей выселили на основании лишения права выкупа закладной. Вы можете увидеть, как в начале улицы разъяренный владелец громит дом из-за того, что его лишили права пользования его домом. Такие образы становятся частью вашего чувства реальности и могут разрушить ваше чувство уверенности и уменьшить вашу готовность тратить и поддерживать экономику.
    Могут ли такие изменения в психологии быть достаточно серьезными для того, чтобы повергнуть нас во всемирный экономический кризис? В то время как вовсе не ясно, произойдет ли это, это возможно. Психологии нужно всего лишь изменение, достаточное для того, чтобы вызвать падение в потребительском спросе или инвестиционный рост процентной точки или около этого от мирового ВВП, а рыночные последствия сделают все остальное.
    Autor: Роберт Дж. Шиллер
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Акции Wise выросли с начала июля на 41%
Стоимость акций финтех-компании Wise, дебютировавшей на Лондонской фондовой бирже в начале июля нынешнего года, выросла с тех пор на 41%, сообщает Äripäev.
Стоимость акций финтех-компании Wise, дебютировавшей на Лондонской фондовой бирже в начале июля нынешнего года, выросла с тех пор на 41%, сообщает Äripäev.
Передовая ДВ: неожиданно как снег зимой
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.