Artikkel
  • Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Потребляли – веселились, подсчитали – прослезились!

    На круглом столе, состоявшемся в Эстоно-Американском бизнес-колледже, академики и профессора обсуждали перспективы эстонской экономики и возможности выхода нашей страны из экономического кризиса и рассуждали об уникальности нынешней ситуации.

    Михаил Бронштейн, академик:
    Если смотреть узко, то это – финансовый кризис, на который наложился кризис экономический. Виной этому – бесконечная жажда потребления при ограниченных ресурсах. Наши природные ресурсы были практически исчерпаны еще в 50-х годах прошлого века. Но люди не задумываются над этим, они хотят еще, еще, еще. На этот фон накладывается демографический бум, особенно в исламском мире. Если пойдет такими же темпами, то скоро надо будет искать продовольствие не для 6, а для 11 млрд человек!
    Потребительский бум, демографический бум, грозящая нехватка продовольствия и воды... Этот кризис - предвестник грядущего системного кризиса, кризиса того пути, которое выбрало для себя человечество. Мировая финансовая система, главная валюта которой – доллар, давно уже оторванный от сдерживавшего его золотого стандарта. И мы получаем колоссальный фиктивный капитал – потому что низкие процентные ставки по кредитам, потому что потребительская гонка, потому что раздутый пузырь недвижимости, потому что бешеный рост курса акций, не связанный с реальным положением.
    В этом кризисе Америка – у них уже рецессия, в этом кризисе Европа – у них стагнация, а у нас пока что еще «недоперевыполнение». У нас Ансип придумал новый термин - «нежная посадка»!
    Транзит и прочее, которого мы лишились из-за недавних событий, это как раз те 8-10 млрд, которых так не хватает у нас в бюджете. Нужно понять, что нормализация отношений с Россией нужна и им, и нам. И необходимо начать предпринимать хоть какие-то шаги в этом направлении.
    Ханон Барабанер, профессор:
    Может ли это быть явление экономической цикличности? Нет. Это – уникальное явление. В Великую Депресссию были вовлечены только развитые страны. Сегодня в этот кризис вовлечен весь мир.
    На данный момент рушится целый ряд экономических теорий. К примеру, лозунг «Чем меньше, тем лучше» уже не действует. Сейчас масштабы экономических корпораций стали конкурировать с масштабами государств.
    Мы живем в постиндустриальную эру. Около 60% эстонской экономики – это сфера услуг. Мы потеряли сельское хозяйство, мы потеряли промышленность, таким образом мы пошли по пути постиндустриального общества, хотя я полагаю, что для Эстонии это слишком рано. Необходимо сохранить реальную экономику.
    Сигне Крёнстрем-Хансшмидт, профессор:
    Я выделю несколько связанных с кризисом проблем. Это и снижение уровня образования, и «утечка мозгов». Наши ученые уезжают за границу, потому что здесь им мало платят. А падение уровня образования влечет за собой остановку развития. Это и недостаточная стабилизация классовых отношений. Многие также говорят: давайте снизим потребление и выйдем из кризиса! Но это неверный путь. Если не потреблять, то зачем тогда производить? А остановка производства только усугубит ситуацию.
    Государство выкупает нерентабельные предприятия, но почему-то считается, что государство – плохой хозяин. Если бы оно больше занималось своей собственностью, то прибыль от производства тоже шла бы в карман государству, и, наверное, мы быстрее бы вышли из этого кризиса.
    Владимир Немчинов, профессор:
    Этап закончился, начинается новый этап. То, что происходит в Эстонии сейчас, это кризис и финансовый, и экономический, и политический, и демографический. Наши политики придерживаются мнения, что государство не должно вмешиваться в экономику. Но Саркози говорит: «Нужен регулируемый капитализм!» Буш говорит: «Мы приватизируем банки!» Нужно новое, европейское мышление.
    К тому же, у нас наблюдается патовая ситуация и в политике: те, кто имеют власть, не хотят изменений. А те, кто хотели бы что-то изменить, не могут, так как находятся в оппозиции. В США – жестко регулируемое направление экономики. Но подошла бы эта модель нам – неизвестно, так как Эстония – одна из немногих стран во всем мире, у которой даже Научно-исследовательского института при государстве нет. Мы не должны сидеть и спокойно наблюдать за происходящим, иначе из балтийского льва мы превратимся в маленькую собачку.
    Виктор Васильев, старейшина таллиннского района Хааберсти:
    Либеральный рынок не должен быть стихийным, он должен быть регулируемым. А политика – управляемой. Но если мы мысленно представим себе синусоиду экономики, на которую накладываются, порой весьма беспорядочные, политические модуляции, то на ум быстро придет теория хаоса: «Взмах крыльев бабочки может вызвать землетрясение на другом конце света».
    Политика должна быть концентрированным выражением экономики. А у нас наоборот: экономика – концентрированное выражение политики!
    Сергей Беляев, представитель Kohimo AS:
    Наша фирма развивалась вместе с эстонской экономикой. Когда в экономике был взлет, и у нас был взлет, мы тогда строили Pakterminal, когда упадок – и у нас упадок.
    И когда дела шли хорошо, портфель заказов был наполнен под завязку, и мы сидели-выбирали, будем мы это делать или нет. Сейчас – другие времена, надо вертеться, чтобы не прогореть, уже самим заниматься поиском партнеров, самим искать какие-то возможности, чтобы не вылететь в трубу. Вопрос стоит и об определенном сокращении в начале следующего года.
    Аналитики прогнозируют и скорый возврат уехавших работать за границу, что также может увеличить число безработных в Эстонии. Поэтому, чтобы сейчас остаться на плаву, нужно крутиться, крутиться и крутиться.
    Иван Луйска, профессор:
    Кризис начался с гонки зарплат. Мы получили ничем не обоснованную разницу в 25% и опешили. Люди стали ездить в другие страны не для того, чтобы посмотреть на достопримечательности, а за покупками!
    При этом банковский сектор тоже хочет себя защитить, и банки уже не так охотно выдают кредиты. Можно предположить, что когда была кампания, они раздали практически все деньги под проценты, и сейчас им нужно несколько лет, чтобы восстановиться.
    Аналитикам в этом положении надо не пугать, а реально оценивать ситуацию. Если мы говорим все время - кризис, кризис, кризис, то предприниматели задумаются: да, у меня нормально идет предприятие, но уволю-ка я на всякий случай несколько человек! С таким подходом кризис только усугубится. Но это действительно новый этап. Через несколько лет мы выйдем из него – с новыми порядками, новыми ценностями, новыми отношениями.
    Памятка для потребителя: Что делать, чтобы выйти из кризиса с минимальными потерями?
    • Не надо порождать панику.
    • Не надо бежать вынимать свои вклады из банков. Правительство гарантирует вклады до 50 тысяч евро – при среднем депозите в 15-20 тысяч крон.
    • Нужно набраться терпения и ждать: какое-то время государству потребуется, чтобы навести порядок.
    • Не стоит переходить на жесточайший режим экономии и потреблять по минимуму. Если не будет потребления, не будет и производства, а это реально застопорит экономику.
    • Постарайтесь не влезать в дополнительные долги. Когда несколько лет назад мы брали кредиты, многие забывали, что деньги – не наши, и их придется возвращать. При этом кормушка может скоро закончиться. Во время кризиса надо работать, работать и работать, чтобы не усугубить и без того сложное экономическое положение как человека, так и государства.
    Autor: Виктория Линден МК-Эстония
    Поделиться:
  • Самое читаемое
По 0,5 или все-таки 0,75? Что будет со ставкой в июле?
Прошло уже две недели после последнего заседания ФРС, где впервые с 1994-го года ставка была повышена на 75 базисных пунктов или, простыми словами, на 0,75 процентов. Еще в мае вряд ли кто-то поверил бы в такой исход. Но сейчас, за месяц до следующего заседания, инвесторы и аналитики уверены, что и июльская «встреча» банкиров Федеральной резервной системы закончится решением сделать серьезный шаг в сторону удорожания кредитов, т.е. в борьбе с инфляцией.
Прошло уже две недели после последнего заседания ФРС, где впервые с 1994-го года ставка была повышена на 75 базисных пунктов или, простыми словами, на 0,75 процентов. Еще в мае вряд ли кто-то поверил бы в такой исход. Но сейчас, за месяц до следующего заседания, инвесторы и аналитики уверены, что и июльская «встреча» банкиров Федеральной резервной системы закончится решением сделать серьезный шаг в сторону удорожания кредитов, т.е. в борьбе с инфляцией.
Мертсина: перспективы розничной торговли стремительно ухудшаются
Рост объема доходов от продаж, то есть рост продаж на предприятиях розничной торговли с поправкой на цены, в мае замедлился до двух процентов. Такое резкое замедление роста было ожидаемо, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
Рост объема доходов от продаж, то есть рост продаж на предприятиях розничной торговли с поправкой на цены, в мае замедлился до двух процентов. Такое резкое замедление роста было ожидаемо, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
BLRT вновь не платит дивиденды, несмотря на рекордные продажи
Рост цен и множество новых контрактов в сфере судоремонта принесли промышленному концерну BLRT по результатам прошлого года не только рекордную выручку от продаж, но и, как обычно, значительную прибыль. Тем не менее, миноритарные акционеры опять не сумели найти общий язык с руководством BLRT, и компания в очередной раз не выплатит дивиденды.
Рост цен и множество новых контрактов в сфере судоремонта принесли промышленному концерну BLRT по результатам прошлого года не только рекордную выручку от продаж, но и, как обычно, значительную прибыль. Тем не менее, миноритарные акционеры опять не сумели найти общий язык с руководством BLRT, и компания в очередной раз не выплатит дивиденды.