1 марта 2011

Эстонцы в Ливии под дулом автомата

В тёмную ночь, когда противоправительственные выступления вызвали массовое бегство людей из ставшей опасной страны, региональный директор Philip Morris Юхан Каху с супругой Кая и дочерью едут в сторону аэропорта.

Они надеются попасть на самолёт, который вывез бы их из охваченной беспорядками страны. На дороге стоят вооружённые автоматами патрули. Когда очередной патрульный засовывает дуло автомата в окно автомобиля и приказывает всем поднять руки, эстонцы понимают, что положение очень опасное. Дрожа от страха, они молятся о том, чтобы живыми добраться до аэропорта, где самолётов ждёт уже около 5000 человек. Большинство из них – мужчины.

Какой была самая опасная ситуация, в которую вы попадали в Ливии?

Кая Каху: Ночной путь в аэропорт. Мы ехали на двух машинах с иностранными номерами. Любой видит, что ты не местный, а ты не знаешь, сторонники какого режима патрулируют на дороге. Для меня это был самый страшный момент. Вокруг темнота, молодые автоматчики, может, кому-то их них просто нравится размахивать оружием, без всяких каких-либо мировоззрений.

Нам немного помогли наше знание арабского языка. Но момент, когда в салоне машины появился автомат, я, наверно долго ещё буду видеть во сне.

Воздушное пространство Ливии закрыто. Как вам удалось улететь?

Юхан Каху: когда мы прибыли в аэропорт, воздушное пространство было закрыто, но послу суток ожидания самолёты начали опять летать. Желающих улететь было больше, чем мест в самолётах.

Кая Каху: в нашем самолете свободных мест не было. В самолёте была мертвая тишина. Мальтийская авиакомпания, которая нас вывозила, всё очень хорошо организовала. Людей сажали просто по порядку, а не по билетам. Когда мы поднялись в воздух, тишину разорвал гром аплодисментов. Ещё никогда я не слышала, чтобы аплодировали во время взлёта.

Юхан Каху: В какой-то степени это напоминает времена, когда люди были вынуждены бежать отсюда на кораблях и лодках. Конечно, это несравнимо с недельным путём на поезде, у нас всё закончилось быстрее. Но вспомнились разговоры именно об это времени.

По чьей инициативе эвакуация проходила?

Юхан Каху: Это была комбинация. Предписания внутреннего распорядка фирмы требуют отъезда при возникновении критической ситуации. Я должен был позаботиться, чтобы все остальные работники могли уехать.

Кая Каху: Хочу отдельно похвалить Skype. Это единственный канал, который работал. Через Skype я смгла купить для нас и коллег через эстонскую турфирму билеты, так как без билетов в ту ночь в аэропорту нам было бы нечего делать. Через Skype мы смогли сообщить семье и друзьям, что живы.

Вы стали свидетелями беспорядков?

Юхан Каху: когда мы улетали, уличных боёв в Триполи ещё не было. Видел следы беспорядков, которые прошли в предыдущую ночь.

Было страшно?

Юхан Каху: Это трудно описать и с чем-нибудь сравнить. Когда в окно засовывают дуло автомата и спрашивают, кто мы и куд едем, то становится страшно.

Кая Каху: Я боялась. Когда с тобой в машине сидит ребёнок, и ты думаешь, стоит ли всё этого. И никакой информации. Даже в аэропорту  было страшно, так как опять объявляют об отменённых рейсах. И вернуться у нас не было возможности, так как у нас одноразовая виза и мы покинули страну. Ждешь и ждешь там.

Сколько личных вещей вам удалось с собой взять?

Юхан Каху: У нас там 40-футовый контейнер вещей. Было невозможно всё увезти. Взяли вещей  как все военные беженцы – сколько смогли унести.

Кая Каху: Там осталась вся наша материальная жизнь.

Юхан Каху: Там. Где мы жили, территория охраняется. Пока они охраняют, там будет порядок, но кому они подчинятся и..

Надеетесь ещё вернуть своё материальное имущество?

Юхан Каху: Надежда есть. Но жизнь продолжается. Наша собака осталась под присмотром ветеринара.

Кая Каху: У нас очень старая собака. Но и речи не было, чтобы взять её с собой в аэропорт.

Общаясь с местными – все были в панике и истерике?

Юхан Каху: истерики не было. В последний день я еще ходил на работу. Принадлежащая Ливии фабрика работала. Правда, вышло меньше половины людей. На тот момент не было причин паниковать. Но все боялись за свою жизнь, взвешивая каждый раз, стоит ли выходить на улицу.

Что местные, ваши знакомые думают о беспорядках?

Юхан Каху: во-первых, ни один ливиец своего мнения не выскажет, так как они уверены, что их прослушивают. На самом деле, если посмотреть ВВП на душу населения,  Ливия самая богатая из североафриканских стран. Конечно, его распределение местами несправедливо, но свою долю в Ливии очень просто получить. Социальная система работает. Никто не должен быть богатым – социалистический принцип – но, в то же время, у всех есть хлеб и крыша над головой. Средний ливиец не хочет перемен. Но они все хотят, чтобы нынешний правитель ушёл в отставку, не зная даже, какой хотят видеть новую Ливию.

Стадный инстинкт?

Юхан Каху: В каком-то смысле да. Если в Тунисе и Египте существует оппозиция, способная нарисовать картину лучшего государства, то в Ливии подобной оппозиции не было. Вместо старого правителя поставить нового и молодого, но направление развития оставить прежним, что благосостояние людей повышается, и несправедливое распределение богатств продолжается.

Как долго могут продолжиться беспорядки в Ливии?

Юхан Каху: Есть два сценария. Первый: Ливия как государство остаётся единым, независимо от того, сментся правитель или нет. Второй: Ливии состоит из четырёх разных племён. Если они переругаются между собой, что крайне вероятно, то всё может затянуться надолго. Исторически каждому племени принадлежит свой кусочек Африки, который, скорее всего, каждый захочет получить обратно. И именно тот кусок, где больше всего нефти.

Если кому-то удастся удержать их вместе и задать программу развития, то через месяц основные направления могут быть определены. Если сравнивать с Египтом, то там после двухнедельных беспорядков было принято решение, что на протяжении переходного периода, то есть, шести месяцев, страну будет возглавлять армия.

В связи со всем событиям цены на нефть начали подниматься. Какое это окажет влияние на мировую экономику?

Юхан Каху: 2% мировых запасов нефти могут оказать только кратковременное влияние. При необходимости остальные страны ОПЕК и Америка способны покрыть эти 2%. Вопрос стоит, больше, за существующими договорами, то если нужно будет покрыть эти 25, то может не хватить труб.

Что вы будете дальше делать – продолжите свою работу дистанционно?

Юхан Каху: Если бы интернет работал, то, несомненно. Сейчас живем одним днём.

Вы вернётесь туда?

Юхан Каху: Там все наши вещи. ДО этого мы жили в Гватемале. Мы уже десять лет живём за пределами Эстонии. Кстати, о жизни в Гватемале можно будет через пару недель прочитать в книге «Моя Гватемала», которую Кая недавно написала.

В Эстонию не хотите вернуться жить и работать?

Юхан Каху: В Эстонии немногим больше миллиона жителей. Это устанавливает границы, как для карьеры, так и для всего с ней связанного. Да и широта другая. Это плохо отразится на моих старых костях. (Смеется). Сейчас мы вздохнули с облегчением, что выбрались из очага военных действий.

История

* Ливия с населением в 6,4 млн. человек является четвёртой по размеру африканской страной. Её площадь равна площади Германии, Франции, Испании и Великобритании вместе взятых.

* По уровню ВВП на душу населения Ливия занимает четвёртое место в Африке, в рейтинге человеческого развития ООН Ливия стоит на первом месте.

* Ливия является третьим по величине экспортёром нефти после Нигерии и Алжира. Нефть приносит почти весь доход от экспорта, составляя четверть от ВВП страны.

Эвакуируются все страны

В субботу Великобритания сообщила, что выслала два военных самолёта, чтобы вывезти из Ливии из Бенгази британцев и других иностранцев. На военных самолётах было эвакуировано 150 человек.

В воскресенье Швеция также сообщила, что выслала для эвакуации из Ливии соотечественников и других нуждающихся в помощи людей. 20 из 40 проживающих и работающих в Ливии шведов сообщили о желании улететь.

На сегодняшний момент Китай эвакуировал большую часть своих граждан. Принадлежащая государству нефтяная компания приостановила производство в Ливии. Как сообщил Китай, из более 30 000 работавших в Ливии китайцев 29 000 уже эвакуировано. Большинство китайцев работало в масляной промышленности, на железной дороге и в сфере инфокоммуникаций.

Филиппины сообщили, что только начинают массовую эвакуацию. В Ливии находится более 20 000 филиппинцев. Нескольким тысячам уже удалось покинуть страну.

Эвакуировали своих работников такие компании как Shell, Statoil, BP, Total, Газпром, Eni, OMV, Siemens и РЖД.

По данным комитета ООН по делам военных беженцев, за последнюю неделю Ливию покинуло  100 000 человек. В субботе было эвакуировано также 15 000 турок и 1400 итальянцев.

Представитель местного Красного Полумесяца характеризует ситуацию как гуманитарный кризис, когда покидающим страну людям вынуждены ночевать под открытым небом без какой-либо защиты.

Источник: Yle Uutiset

Autor: Кайса Тальфельд

Самое читаемое