3 февраля 2012

Темная сторона Джобса

Традиционный пятничный материал для интересного досуга.

В одном из блогов наткнулась на интересный материал о личности Стива Джобса. Его автор пишет: "Сегодня я привожу перевод некоторых отрывков биографии Стива Джобса, вышедшей в США в октябре 2011 года. Написанный бывшим редактором «Time» Уолтером Айзексоном 600-страничный труд основан на более чем 40 интервью автора с самим Джобсом, а также множестве бесед с его родными, близкими и коллегами — ещё раз, исключительно на реальных фактах".

Айзексон последовал совету жены главы Apple и не стал утаивать неприятные моменты жизни и особенности личности Джобса. И хотя у нас не принято говорить плохо об умерших, нарушу эту негласную традицию — итак, воспоминания о Стиве Джобсе, просто человеке…

Про мебель

Из воспоминаний его жены.

«Джобсу всегда было трудно обставить собственное жилье. Ещё холостяком он жил в доме с одним матрацем, столом и парой стульев. И даже когда у него появилась семья, изменилось немногое. Он стремился к совершенству во всем, а на совершенство нужно время. «Восемь долгих лет мы обсуждали нашу будущую мебель в теории, — рассказывает жена Джобса Лоурен Пауэлл. — Например, Стив долгое время задавался вопросом, зачем нужен диван?»

Про сложный характер

«Он обладал сверхъестественной способностью определять ваше слабое место, понимать, как именно вас можно унизить», — рассказывает один из его друзей по работе.

Джобс отказывался признавать свою родную дочь, часто занимал на парковке места для инвалидов, кричал на подчиненных и плакал, как ребенок, если что-то не получалось. Помню, он гневно сигналил полицейскому, замешкавшемуся с выпиской штрафа за превышение, после чего погнал с той же скоростью.

В ресторане он мог по три раза менять не понравившееся блюдо.

А как-то в номере нью-йоркского отеля в десять часов вечера ему вдруг пришло в голову, что пианино стоит в номере не на своем месте и его надо срочно передвинуть, местная клубника никуда не годится, да и цветы не те: он требовал каллы. И когда в полночь все его причуды наконец выполнили, а запыханная помощница принесла ему нужные цветы, он напоследок заявил, что ее костюм «отвратителен».

Про перфекционизм

«Станки и автоматы на его фабрике красились и перекрашивались многократно, пока он фанатично выбирал цветовое решение, — пишет Айзексон о запуске производства компании NeXT, созданной Джобсом в конце 1980-х. — В итоге там были белоснежные, как в музее, стены, черные кожаные кресла за $20 тыс. и изготовленная на заказ дорогущая уникальная лестница.

Он настоял, чтобы оборудование на линии сборки iPhone длиной в 165 футов установили неестественным для сборщиков способом, но зато любым посетителям фабрики теперь было удобно наблюдать за процессом монтажа печатных плат».

И даже в конце своей жизни, находясь в больнице, он пересмотрел 67 медсестер, прежде чем выбрать трех понравившихся, которым позволил ухаживать за собой перед смертью. А когда пульмонолог попытался надеть Джобсу, находящемуся под действием сильнейшего успокоительного, маску, он ее гневно сорвал, пробормотав заплетающимся языком, что ему не нравится ее дизайн, и попросил принести пять других вариантов маски для выбора наиболее удачной.

Про заимствования

Стив Джобс в трактовке Айзексона — скорее не великий изобретатель и не провидец, а талантливый корректор, умевший доводить до совершенства созданное другими людьми.

Так, характерные черты компьютеров Macintosh, мышь и иконки на экране, Джобс позаимствовал у инженеров Xerox PARC, когда побывал у них в гостях в 1979. Цифровые плееры появились на рынке в 1996, за пять лет до появления iPod, но, по мнению Стива, были «полным отстоем».

От смартфонов, продававшихся еще в 1990-х, «тошнило так же, как от плееров» — iPhone был представлен в 2007.

Идея iPad и вовсе принадлежала инженеру из Microsoft, жена которого была дружна с Джобсами. «Этот парень просто достал меня, — рассказывал Стив. — Он говорил, что Microsoft собирается изменить мир, уничтожив ноутбуки своими планшетниками, и Apple просто обязана получить лицензию на программное обеспечение Microsoft. Но они все делали неправильно. Их устройства было со стилусом, что смерти подобно. И когда этот человек из Microsoft, с которым я был вынужден постоянно пересекаться в кругу общения, завел этот разговор, наверное, уже в двадцатый раз, я так разозлился, что, вернувшись домой, решил: «Да пошли они все! Я покажу им, каким должен быть настоящий планшетник».

Про творчество

Джобс четко угадывал, что именно будет иметь успех, но не всегда представлял, что бы это могло быть. Как-то он сказал копирайтеру Джеймсу Винсенту, что его тексты для рекламы iPad — «полный отстой».

«А чего вы хотели? Вы же не сказали, что именно вам нужно» — начал спорить тот. На что Джобс просто взорвался. Они кричали друг на друга, пока Винсент не потребовал: «Вы должны сказать, чего хотите». «Это ты должен показать и я пойму что это «оно», когда его увижу!», — зло парировал Джобс.

«Пойму, когда увижу» — его кредо. Удовлетворить Джобса могло только абсолютное совершенство.

Ему не понравились заголовки в командной строке первых Macintosh, и он заставил разработчиков программного обеспечения придумывать один вариант за другим, всего около двадцати. Когда же их это начало потихоньку доставать и они возразили, что у них есть дела и поважнее, Джобс закричал так, что было слышно на весь этаж: «Вы представляете, каково смотреть на это убожество изо дня в день! Это не просто мелочь! Это то, что нам нужно сделать на отлично».

Про Google

Сам Джобс не любил выступать источником чужого вдохновения. Исаксон вспоминает, что в худшем расположении духа он видел Джобса в тот день, когда начались продажи телефонов на базе Android с сенсорным экраном. Джобс посчитал их копией iPhone и подал в суд на разработчика операционной системы — Google.

По словам главы Apple, первоначальный черновик иска Стива, переданный им в юридический отдел компании в конце рабочего дня, выглядел так: «Чертов Google, ты все своровал у iPhone. До последнего вздоха, до последнего пенни из $40 млрд. на счетах Apple я буду бороться за то, чтобы вы понесли наказание. Я начну ядерную войну, если надо. Я уничтожу Android, потому вы, черти, украли его…»

Про Билла Гейтса

Похожим образом Джобс отреагировал на Windows в 1980-х. В операционной системе был использован тот же графический интерфейс пользователя, что и у Macintosh. Разъяренный Джобс вызвал Билла Гейтса из Сиэтла в Силиконовую долину, и вот как описывает их общение Айзексон:

«Они встретились в конференц-зале, где присутствовало еще с десяток сотрудников Apple, желавших посмотреть, как босс атакует Гейтса. Джобс не разочаровал свое войско. «Вы нас обворовываете! — кричал он. — Я вам доверял, а теперь вы у нас воруете!» Гейтс спокойно взглянул на Джобса — все прекрасно знали, откуда на самом деле взялся интерфейс: «Что же, Стив, думаю, на происходящее можно посмотреть иначе. Ситуация, скорее, такая — у нас с тобой был богатый сосед по имени Xerox, и когда я залез к нему в дом, чтобы украсть телевизор, обнаружил, что ты — уже украл его!».

Структура программного обеспечения Apple всегда была закрытой темой. Джобс не хотел, чтобы в устройство iPhone, iPod или iPad кто-то совал свой нос. По мнению Джобса, его творения были совершенны, и простым смертным не стоило их портить. В новом офисе Apple он запретил проектировщикам делать окна открывающимися, хотя жара стояла отменная. Джобс вообще не считал, что простым людям нужно давать возможность что-либо открывать — иначе они могут все сломать, считал он. Сверхзакрытая архитектура Apple iOS — это ещё цветочки, по сравнению с тем, по каким жестким консервативным правилам приходилось жить его подчиненным.

Другой взгляд на жизнь

На самом деле, Стив Джобс далеко не так уникален. Вопрос в том, кто сможет уловить едва зарождающуюся моду и успеть оседлать по-полному её вздымающуюся волну-тренд. Например, прямо сейчас я вижу на улицах Нью-Йорка просто шквальную моду на старомодные и объективно неудобные ретро-трубки для мобильников (в первую очередь для iPhone) под китайским названием moshi moshi, которые, казалось бы, противоречат всем высочайшим эстетическим взглядам Стива — но их продажи сейчас в Нью-Йорке прут просто со страшной силой!

Закончить хотелось бы признанием, что Стив, конечно, велик, и он здорово встряхнул всю мировую электронную индустрию, как бы по-разному к нему не относились многие люди.

Самое читаемое