21 февраля 2012
Поделиться:

Язык твой, враг мой

Результаты прошедшего в субботу в Латвии референдума о придании русскому языку статуса государственного были предсказуемы: в поддержку этого предложения высказалось всего 272 тысячи участников голосования, в то время как почти 822 тысячи было против.

Но утверждать, что сторонники сохранения за латышским языком статуса единственного государственного языка одержали победу, я бы поостерегся, пишет автор Виталий Портников. Напротив, победителями вполне можно считать как раз организаторов этого референдума: воспринимавшися вначале в качестве расшатывающих государственную лодку радикалов, они смогли заставить действовать в собственной логике «Центр согласия» крупнейшую партию русскоязычной общины. И они смогли продемонстрировать практические полное единство взглядов руссоязычной общины страны.

272 тысячи - это ненамного меньше, чем вообще сегодня проживает в Латвии русских граждан. Есть еще 320 тысяч неграждан - а это означает, что в случае сохранения нынешнего состояния межобщинной отчужденности и по мере получения негражданами и их детьми латвийских паспортов количество граждан, выступающих за официальное двуязычие, будет увеличиваться. Если сложить проголосовавших за русский язык граждан и не голосовавших неграждан и противопоставить их число количеству поддержавших сохранение за латышским языком статуса единственного государственного языка страны, получится печальная картина страны, расколотой надвое. Единственное, что пока что сглаживает этот раскол - это как раз большое количество неграждан.

Проблема была порождена не самим разделением жителей Латвии на граждан и неграждан, а отсутствием межобщинного взаимопонимания. По иронии судьбы, как раз в тот день, когда в Латвии подводили итоги референдума, в Эстонии - где тоже есть граждане и неграждане - исчезла последняя «русская» партия, влившаяся в ряды Социал-демократической партии Эстонии. Интересы русскоязычного населения Эстонии давно уже представляют центристы таллинского мэра Эдгара Сависаара. Но среди сторонников этой партии эстонцев, пожалуй, больше, чем русских. С «Центром согласия» мэра Риги Нила Ушакова иначе: латышский избиратель воспринимает центристов как чужаков.

Зато русскоязычному избирателю в большинстве своем и в голову не приходит голосовать за другие политические партии - да и они за ним особо не гонятся. И то, что «Центр согласия», получив наибольшее количество голосов на выборах, оказывается в оппозиции - это не гримаса большой политики, а логика происходящих процессов: так русскоязычная община оказывается в оппозиции своим латышским соседям.

Поэтому хочется согласиться с теми латвийскими политиками - а среди них и президент Андрис Берзиньш - кто считает, что с этим референдумом ничего не заканчивается. "Всем тем, кто желает здесь жить в атмосфере уважения и понимания, нужно незамедлительно начать дискуссию, нужен диалог о том, как преодолеть подозрения, обиды и непонимание. В противном случае наше общество останется подверженным манипуляциям со стороны тех, кто разделяет экстремистские мнения, как это нередко было до нынешнего момента", - заявил Берзиньш. И это самая ответветственная и самая точная оценка последствий происшедшего.

 

Autor: Ирина Бреллер

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ