27 февраля 2012

Это провал…

В эфире программы „Здесь и сейчас” на Радио 4 журналисты обсудили задержание подозреваемого в шпионаже Алексея Дрессена.

Максим Рогальский, Эльконд Либман и Эльдар Низаметдинов обсудили задержание сотрудника полиции безопасности Эстонии Алексея Дрессена и его супруги, обвиняемых в шпионаже в пользу России. Как выяснилось, простая Маардуская домохозяйка Виктория Дрессен продавала в России белье марки Bon-Bon, а её супруг продавал России государственные секреты. Супруги разрабатывались спецслужбами Эстонии уже длительный период, даже Андрус Ансип на пресс-конференции говорил, что он знал об этом уже давно.

Как сообщали ранее СМИ, супруга улетала в Москву и при ней были обнаружены носители с секретной информацией для ФСБ. В среду вечером фотографы Postimees прибыли практически одновременно с сотрудниками КАПО в Маарду. „Поскольку мы не в первый раз получаем такого рода информацию именно из Postimees, то очевидно, что у газеты сложились какие-то особые отношения с КАПО” – сказал Эльдар Низаметдинов.

Низаметдинов также обратил внимания на то, что  при нынешнем развитии технологий совершенно нет необходимости везти с собой какие-то физические носители, тем более что это очень рискованно. Почему нельзя было загрузить информацию на какой-нибудь сервер и почему супруги решили везти эту информацию столь примитивным образом?

Эльконд Либман согласился с тем, что это было совершенно непонятно: если существовал алгоритм передачи информации, то почему в этот раз он был нарушен? Все это особенно странно с учетом пояснения руководителя Райво Аэга, который рассказал, что как это принято во всех разведках мира, передача информации обычно происходила не в Эстонии и не в России, а где-то в третьих странах. Почему сейчас они повели себя так?

Как предположили журналисты, нельзя исключить того, что на момент задержания кто-то из них уже сотрудничал с КАПО и это было лишь показательное задержания. Также возможно, что они получили некую очень важную информацию и действовали в панике. Либо наоборот – за много лет появилось чувство полной безнаказанности и беспечность, позволившая лететь в Москву с флешкой в кармане. 

Самое читаемое