• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Задачи Эстонии на новых переговорах о границе 

    Очевидно, Россия хочет избавиться от тени Тартуского мирного договора.  В нем Россия торжественно пообещала добровольно и навечно отказаться от притязаний к Эстонии.

    Одновременно сейчас говорят, что переговоров по прохождению границы не ведется. Однако следует вести. Мы должны сдвинуть сухопутную границу на юго-востоке и в Нарвском водохранилище в более подходящее место. Разумеется, это словно кошмарный сон для многих причастных к делу. Очевидно, вскоре они начнут говорить о том, что Россия никогда не пойдет на отказ от территорий. Наши переговоры о границе завершились в 2005 году, когда их атмосферу еще определяло стучание Бориса Ельцина ногами по ту сторону печорской границы: Россия никому не отдаст ни пяди земли, пишет Иносми со ссылкой на Eesti Paevaleht. Но на сегодня той России больше нет.
     
    Как известно, при определении эстонско-российской границы исходили из принципа, что граница проходит по восточной границе Эстонской ССР. Однако нынешний договор о границе не отвечает этому принципу, и это утверждение вводит в заблуждение общественность и парламент.
    Мы отдаем в Нарвском заливе морскую акваторию, равную почти двум Таллиннским заливам, не получая взамен ничего равноценного. Это же касается и Нарвского водохранилища. Граница между Эстонской ССР и РСФСР проходила по устью реки Нарва. Возможно, нам в будущем больше нужна будет историческая река Нарва вместе с впечатляющим водопадом. Территориальные воды являются неразрывной частью государственной территории, так же как и сухопутная территория.
     
    Отдавая Нарвский залив времен Эстонской ССР, нужно что-то спросить взамен. Очевидно, было бы разумно спрямить границу на юго-востоке Эстонии, где сейчас расположен весьма для нас неудобный «сапог Саатсе». В то же время русским доставляет изрядную головную боль управление безнадежными окраинами к северу от реки Молозовка вместе с островом Колпин. Речь идет о заболоченных и все более непригодных из-за тектонического оседания территориях. Их следовало бы обменять на морские акватории  Нарвского залива. Если обмен состоится, то это не будет предъявлением территориальных претензий.
     
    Договор о границе можно рассматривать еще шире. А именно: с заключением договора о присоединении к Европейскому союзу мы жестко стреножили себя при создании всевозможных особых экономических зон. Для решения этого вопроса на территории России могла бы быть создана Печерско-Ивангородская особая экономическая зона с визовой свободой, свободным передвижением рабочей силы и капитала. Особый вопрос – продажа или аренда Эстонии Нарвской ГЭС наподобие арендованного Финляндии российского участка Сайменского канала.  
     
    В ходе переговоров о границе следует обязательно определить, жива ли еще та Россия, которая не считает Эстонию равноправным соседом, а мятежной провинцией, которой нужно указать на место. Если дело обстоит так, то нужно будет просто-напросто подождать еще двадцать лет. Это не очень долгий срок.
    Autor: dv. ее
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Таавет Хинрикус инвестировал в стартап бывших сотрудников
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Стартап Lightyear, основанный двумя бывшими сотрудниками Wise, привлек 10 млн долларов, пишет
Местные выборы: сохранят ли центристы власть в Таллинне?
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Расхожая истина о том, что местные выборы – это о дорогах и канализации в отличие от парламентских, которые о государстве и большой политике, родилась, конечно, не на пустом месте, но верна лишь отчасти, потому что описывает то, как следовало бы быть и хотелось бы, а не как бывает на самом деле, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.