• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Сенаторы США хотят спасти гривну "по эстонскому сценарию"

    Сенаторы-республиканцы Тед Круз и Марко Рубио написали министру финансов США Джеку Лью письмо, в котором предлагают свой вариант помощи украинской экономике. Сенаторы предложили поддержать гривну, введя на Украине режим валютного управления, известный как currency board.

    Режим currency board предусматривает жесткую фиксацию курса национальной валюты относительно «якорной» валюты, в данном случае гривны относительно доллара. При этом объем денежной базы страны должен быть на 100% обеспечен валютными резервами. Это означает, что денежная масса в стране увеличивается только тогда, когда растут валютные резервы. Считается, что таким образом можно эффективно сдержать инфляцию, не допустить монетарного финансирования правительства и защитить экономику от внешних шоков, пишет РБК.
    Предложение сенаторов об особом валютном режиме для Украины идет вразрез с ключевым условием финансовой помощи Киеву со стороны МВФ, настающего на гибком курсе гривны. До февраля 2014 года Нацбанк Украины следовал привязке официального курса гривны к доллару, но, после того как у него практически кончились валютные резервы, было решено отказаться от такой политики, что было одобрено МВФ. На практике переход к гибкому курсу привел к значительной девальвации гривны.
    Сенаторы ссылаются на успешный опыт балтийских стран, которые использовали валютный режим currency board в переходный период после распада СССР. Эстония ввела такой режим в 1992 году и сохраняла его вплоть до принятия евро в 2011 году. Эстонская крона была привязана к немецкой марке по курсу 8 крон за марку. С 1 января 1999 года крона была привязана к евро. Политика currency board позволила снизить инфляцию в стране с 90% в 1993 году до 3% в 2010 году и, по мнению экономистов, существенно смягчила воздействие на эстонскую экономику финансовых кризисов в Юго-Восточной Азии и в России в 1997—1998 годах. Литва использует подобный режим валютного регулирования с 1994 года по сей день. До 2002 года литовский лит был привязан к доллару, затем «якорной» валютой стало евро. При этом в отличие от Эстонии валютные резервы Литвы включали в себя кредиты МВФ, что приближает литовский опыт к нынешней украинской ситуации.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Производство электроэнергии Enefit Green в июле увеличилось на 18%
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
В июле Enefit Green произвела 68,7 гигаватт-часов электроэнергии, что на 18% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Дымовая завеса: кому выгодна склока вокруг танка?
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.
О том, что к осени цены на самое необходимое, включая электричество, вырастут настолько, что это грозит социальными потрясениями, политики всех без исключения партий заговорили еще несколько месяцев назад. Готовых решений, которые дали бы немедленный результат, ни у кого из них не было. Нарвский танк в качестве альтернативной повестки оказался как нельзя кстати, считает журналист и редактор ДВ Олеся Лагашина.