14 сентября 2017

Банк диктатора: разрушительная оценка Danske времен Рехе

4,5 миллиарда долларов было отмыто через эстонский филиал Danske Bank во времена руководства Рехе, что смешало с грязью репутацию всей Эстонии, но Айвар Рехе (Aivar Rehe) говорит, что в руководимом им банке меры по предотвращению отмывания денег работали хорошо.

В то время как Рехе, глядя на Aripaev, хвалил работавшую в его время в банке систему по предотвращению отмывания денег и называл сотрудничество с Бюро данных об отмывании денег «активным и эффективным», Финансовая инспекция и упомянутое  Бюро данных об отмывании денег были очень критичны. Даже материнский банк Danske в Дании признает, что дела в эстонском филиале были плохи годами.

Читайте также: Азербайджанская прачечная: 2,5 миллиарда пролетело через Эстонию 

«Защита от отмывания денег работала», – заявил Рехе, добавив, что Финансовая инспекция всегда указывает на необходимость улучшения системы, т.е. процедур и инфотехнологических решений. «Это было ядром проблемы. По моей оценке, на момент моего ухода было внедрено 85 процентов согласованных дополнений», – сказал Рехе. Он ушел с поста руководителя банка в сентябре 2015 года, протащив эту телегу более 10 лет, причем с безукоризненной репутацией – до афер с отмыванием денег.

Рехе всегда настаивал, что ушел из банка по собственному желанию в связи с изменением стратегии банка. Материнский банк в то же время сообщил, что изменения в руководстве эстонского подразделения были неизбежны.

Таким образом, неважно, что было раньше – курица или яйцо. Так или иначе Рехе должен был уйти.

Читайте также: Под руководством Рехе Danske был офшорным раем

Рехе: мы посылали в Бюро данных об отмывании денег сотни оповещений в месяц

Но давайте поговорим еще о самоуверенности Рехе. «Азербайджан входил в область повышенного риска, в отношении которой банк исходил из усиленных мер предосторожности, основанных  на рекомендательном руководстве Финансовой инспекции и законе. Банк постоянно оценивал содержание сделок и в случае сомнений посылал соответствующее оповещение в Бюро данных об отмывании денег», – сказал Рехе. Сотрудничество с Бюро данных об отмывании денег он назвал «активным и эффективным», добавив, что оповещения о сомнительных сделках направлялись в бюро «сотнями в месяц».

К тому же, по признанию Рехе, банк «очень активно» сотрудничал с крупными банками Германии и США, где используются глобальные системы мониторинга сделок. «Так же, как и с инспекторами по отмыванию денег в этих крупных банках, сильнейшими в мире и способными быстро реагировать», – заметил он.

В эстонском Danske, по словам Рехе, работала четырехуровневая система управления рисками, включавшая общение с клиентами, юридического контроллера, отдел борьбы с отмыванием денег и внутренний аудит. Ступенями от контроллера до внутреннего аудита руководили опытные работники.

На вопрос о том, что пошло не так и как через маленький эстонский филиал были прокручены миллиарды денег сомнительного происхождения, не заметить которые мог только слепой, Рехе не дал ясного ответа. В любом случае, плохую работу бывший руководитель банка себе в укор не поставил.

Autor: Пирет Рейльян

Самое читаемое