Новости
Только для подписчиков

Nestlé заинтересовалась эстонским берёзовым соком

Крупнейшая в мире продовольственная компания Nestlé взяла под своё крыло эстонскую фирму Öselstuff OÜ, производящую берёзовый сок по бабушкиному рецепту.

Ардон Каерма и Анне-Лийс Тайзен – брат и сестра. Каерма отвечает в ÖselBirch за производство, а Тайзен выступает в роли исполнительного директора и занимается маркетингом.   Фото: Liis Treimann

По словам основательницы компании Анне-Лийс Тайзен, о производстве берёзового сока она задумалась три года назад, когда брат обратил её внимание на то, насколько насыщены сахаром магазинные прохладительные напитки. К тому моменту Тайзен только получила степень бакалавра и ещё не бралась ни за какие крупные проекты. И тогда брат предложил ей «придумать что-нибудь нормальное».

В итоге основой «чего-то нормального», т.е. собственного бизнеса по производству напитков, был взят бабушкин рецепт берёзового кваса. «Наша семья с Сааремаа, и даже когда мы переехали на материк, летом всё же приезжали к бабушке помогать заготавливать сено», - рассказала Тайзен. В эти жаркие дни можно было пить родниковую воду, но гораздо более интересным вариантом был берёзовый квас. «Ведь им лечила всевозможные проблемы с желудком и сама бабушка, и её мать, и предыдущие поколения семьи», - смеётся Тайзен.

Сейчас Öselstuff производит шесть вкусов, включающих как сквашенные варианты, так и напитки из свежего сока, которые компания продаёт под маркой ÖselBirch. Сок для производства собирают по всей Эстонии.

Анне-Лийс Тайзен (вторая слева) познакомила советников Nestlé со своей бабушкой, которой принадлежит исходный рецепт напитков ÖselBirch.  Фото: Частный архив

Это действительно можно пить?

Изначально ассортимент не был рассчитан на внутренний рынок. «Мы думали, что эстонцы не захотят покупать берёзовый сок в магазине, потому что по-прежнему пьют свой или бабушкин», - объяснила Тайзен и добавила, что по той же причине и название у марки иностранное. «Когда мы начали выстраивать краудфандинг для предприятия, нацеленного на экспорт, обнаружили, что эстонцы всё-таки тоже заинтересованы, поэтому решили попробовать работать и на внутреннем рынке. Но теперь уже трудно объяснить нашим людям, что это действительно чисто эстонская компания», - рассказала хозяйка предприятия.

С другой стороны, жителям Эстонии проще понять, что это за напиток, а вот, к примеру, немцам это объяснить нелегко. Анне-Лийс Тайзен живёт в Германии, откуда и ведёт бизнес. По её словам, порой немцы делают большие глаза и спрашивают: «Что именно вы делаете с этими деревьями? И это можно пить? Это действительно МОЖНО пить?»

Nestlé сама вышла на связь

К счастью, швейцарскому отделению Nestlé не пришлось объяснять, что такое берёзовый сок - корпорация нашла эстонскую фирму сама. «Но мне до сих пор не вполне понятно, как именно они нас отыскали. Сначала сказали, что через социальные сети, а позже - что по телевидению», - рассказала Тайзен.

Дело в том, что семья Тайзен участвовала в немецком телевизионном шоу Höhle der Löwen, в котором участники презентуют инвесторам свои идеи. «Мы хорошо выступили. Вопросы у инвесторов вызвало только то, что запасы берёзы в Эстонии и в других странах мира не безграничны. Удастся ли сделать такое производство глобальным?» - рассказала Тайзен. По её словам, эта проблема действительно имеет место быть.

Nestlé пригласила ÖselBirch в пилотную программу, где, помимо них, участвуют и другие компании. Что получит международная корпорация от своей «добровольной помощи»? «Бог его знает! Когда я впервые приехала туда, я не верила, что всё это реально, и была настроена очень скептически», – сказала Тайзен.

Тем не менее, по её словам, сейчас сотрудничество с Nestlé проходит позитивно. «Видимо, они тоже хотят проверить, что из этого может получиться», - считает предприниматель. Поскольку продукты других участников тоже в той или иной степени инновационные, одна из возможных целей Nestlé - исследование новых методов, товаров или рынков.

Берёзовый сок стоит изучить

Участвуя в программе поддержки Nestlé, ÖselBirch получает финансовую помощь, размер которой Тайзен не раскрывает. «Сумма, которую мы получили, представляет собой частичную предоплату возмещения затрат, например, расходов на бутылки и этикетки для более широкого производства. Эти деньги и были выплачены заранее», - сказала она.

Кроме того, корпорация помогает проводить исследования, касающиеся безопасности пищевых продуктов, а также анализ питательных веществ, содержащихся в напитках.

«Содержание питательных веществ мы определяли и раньше, поскольку этого требует закон. Тем не менее, с помощью Nestlе состав напитков изучен более тщательно и охватывает содержание минералов, витаминов или даже пестицидов», - перечислила директор фирмы. Например, оказалось, что три бутылки напитка Ruuben (берёзовый сок, подкисленный ревенем) дают не менее 15 процентов нормативного суточного количества калия.

Не продадим и за миллиард!

А что, если Nestlé захочет купить маленького производителя? «Я бы сказала категорическое нет, - ответила Тайзен. - Даже если предложат миллиард». Причина, по её словам, заключается в том, что сейчас предприятие находится в начале интересного пути. «Не исключаю, что в будущем, то есть по мере роста, придётся продавать доли участия, но в целом компания для нас такая родная, что сердце кровью обольётся, если нам придётся её продать», - сказала Тайзен.

Команда ÖselBirch на открытии первой точки продаж в Швейцарии, в кафе Café Henri в городе Веве (Vevey). Справа налево: Анне-Лийс Тайзен (исполнительный директор), её сестра Катри Реммельгас (её сфера деятельности – юридические вопросы), сестра Мирьям Каерма (занимается продажами), советник программы бизнес-ускорителя Nestlé Карлос и брат Ардон Каерма (отвечает за производство).  Фото: Частный архив

Хотя речь идёт о рецепте, передаваемом из поколения в поколение, одной из своих основных задач фирма считает адаптацию оригинального рецепта к промышленному производству. В этом году ÖselBirch уже продала столько продукции, сколько было реализовано за весь прошлый год.

Следующая конкретная задача в сделке с Nestlé встанет перед ÖselBirch осенью. В сентябре они должны представить членам правления корпорации отчёт о том, как компания прошла программу бизнес-ускорителя. «Хотя у нас увеличились и объёмы производства, и реальные продажи, в масштабе Nestlé это всё ещё, так сказать, мини-тест», - считает Тайзен.

Самое читаемое