• Дивиденды - мечта о пассивном доходе. На что следует ориентироваться?

    Пассивность инвестора может негативно влиять на доходность, а также увеличивать риски и шансы потерять капитал. Фото: Pixabay

    От дополнительного пассивного дохода едва ли кто откажется. Если на рынке недвижимости таковым принято считать арендную плату, то на рынке акций - это дивиденды. Однако и в том, и другом случаях нельзя говорить о полностью пассивном доходе, так как кое-какую работу проделывать все равно придется, пишет биржевой редактор Дмитрий Фефилов.

    Сдавая квартиру в аренду, вы рано или поздно столкнетесь с поиском новых квартиросъемщиков. Освежить ремонт, поменять мебель, решать бытовые и не только вопросы - все это тоже входит в обязанности арендодателя. Поэтому пассивным такой доход называть не совсем корректно.
    Дивиденды, по сравнению с арендой, требуют от инвестора куда меньше активных действий, но и тут стоит держать руку на пульсе, в противном случае полная пассивность может обернуться неприятными последствиями.
    Несомненно, всегда можно обратиться к специалистам и отдать им в управление свой объект или капитал, переложив на их плечи активную часть всех процессов. Однако это скажется на ваших доходах и в то же время не гарантирует полное отсутствие рисков.
    На что же обращать внимание, когда вы полагаетесь на дивидендную доходность?
    В первую очередь необходимо убедиться, что компания, от которой вы ожидаете стабильные и, по возможности, щедрые дивиденды, в состоянии их платить. Для этого нужно оценить два момента.

    Есть ли прибыль?

    Дивиденды - это распределение «лишней» прибыли, которую фирма выплачивает своим акционерам. Для того, чтобы этот процесс был бесперебойным, фирма должна зарабатывать достаточно прибыли, чтобы у нее оставались деньги на покрытие возможных будущих убытков, на поддержание бизнеса и, возможно, его дальнейшее развитие. Выплата дивидендов будет целесообразной, только если образуется излишек - прибыль, которая у компании будет лежать на балансе без дела и надобности.
    По этой причине, например, растущие фирмы как правило не выплачивают дивиденды, направляя всю прибыль на свой рост, поскольку считается, что таким образом они смогут принести своим акционерам в будущем еще больше прибыли, вместо того, чтобы в ущерб развитию бизнеса радовать их сегодня дивидендами.
    Поэтому дивиденды - в основном прерогатива уже зрелых компаний, которые достигли определенного уровня, и теперь могут распределять как минимум часть своей прибыли между акционерами. Например, табачные фирмы являются в данный момент одними из самых щедрых плательщиков дивидендов, поскольку большого потенциала у этого сектора в будущем нет, инвестиции сокращаются, но при этом компании все еще зарабатывают приличные деньги, которые они, за неимением выгодных альтернатив, распределяют среди своих акционеров.
    Но табачные фирмы от многих других прибыльных компаний отличает еще одна особенность - стабильный денежный поток. И это второй момент, на который инвестор в дивидендные акции должен обращать внимание.
    Денежный поток
    Дело в том, что прибыль и живые деньги - далеко не всегда одно и то же. Например, компания могла оказать услугу или продать товар и выставить покупателю счет. Это отражается в обороте компании и влияет на ее прибыль, однако сами деньги в итоге могут поступить позднее или вовсе не поступить по различным причинам. Особенно риск велик, если речь идет о крупных сделках. С продажей сигарет такая опасность минимальна. Но есть и другие примеры прибыли, которая не выражается в деньгах.
    И снова воспользуемся аналогией с арендной недвижимостью. Если, например, ежемесячно вам за аренду платят 400 евро, то за год ваша прибыль составит 4800 евро. Если при этом за год стоимость объекта выросла на 5000 евро, то это тоже ваша прибыль. Казалось бы, суммарная прибыль за год 9800, однако вы не в состоянии выплатить себе дивиденды в этом объеме, поскольку денежный поток в этом примере лишь 4800 евро, тогда как остальная сумма - это, так называемый, доход на бумаге, который возник из-за переоценки актива, а не вследствие дополнительного денежного потока.
    Один из ярких примеров на Таллиннской бирже за последние годы, который хорошо характеризует важность прибыли и денежного потока при выплате дивидендов, - строительная фирма Nordecon, которая на протяжении многих лет приносила хорошую дивидендную доходность своим акционерам. Компанию не остановила пандемия, и в 2021 году, несмотря на риск ликвидности, она выплатила дивиденды сразу за два предыдущих года.
    Затем случилось банкротство дочернего предприятия в Швеции, рост цен на стройматериалы и рабочую силу, кризис в Эстонии, что усугубило положение Nordecon, и в 2022 году у компании возникли серьезные проблемы с ликвидностью и прибылью. В итоге сменилось руководство, два года нет дивидендов, и едва ли их стоит ждать в этом году. Для решения проблем в том числе и с ликвидностью компания также была вынуждена продать в 2023 году свое дочернее предприятие Nordecon Betoon.
    С другой стороны, ее конкурент Merko решил перестраховаться и отказался от выплаты дивидендов в пандемийный год, хотя денежный поток и прибыль позволяли это сделать. В последние три года компания без ущерба для себя стабильно выплачивает по 17,7 млн евро в год в виде дивидендов и продолжает приносить прибыль. В этом году она также выплатит дивиденды, размеры которых будут утверждены на собрании акционеров.
    Дивидендные аристократы и короли
    На Таллиннской бирже большинство компаний из основного списка выплачивают дивиденды. Самый старый и стабильный плательщик дивидендов на местном рынке - компания Harju Elekter, стабильно выплачивающая их уже двадцать пять лет. Следом идут Tallinna Kaubamaja и Tallinna Vesi.
    Однако несмотря на столь приличный послужной список, ни одну из этих компаний нельзя отнести к дивидендным аристократам и королям, которых характеризует стабильная выплата и увеличение дивидендов на протяжении минимум 25 и 50 лет соответственно. Хотя Harju Elekter и выплачивала стабильно дивиденды на протяжении четверти века, их сумма из года в год зависела от доходов и денежного потока компании. Tallinna Vesi, Tallinna Kaubamaja и Merko Ehitus либо еще молоды для аристократов, либо также меняли размер дивидендов, а в некоторых случаях даже приостанавливали их выплату.
    Но в старой Европе и США, где рынок капитала имеет куда более длинную историю, короли и аристократы есть не только во дворцах и замках, но и на биржах.
    Правда, европейские компании, как и эстонские, чаще ориентируются на свою дивидендную политику, в которой прописывается, какую часть прибыли компания планирует распределять в виде дивидендов. А так как прибыль из года в год разная, то и размер дивидендов тоже меняется, и не всегда в сторону повышения, поэтому концепция дивидендных аристократов и королей не так распространена в Европе, как в США.
    За океаном такой статус для компании имеет чуть ли не сакральное значение, так как это высоко ценится инвесторами, и понятно - почему. Имея стабильные дивиденды, инвестор может с довольно высокой точностью оценить инвестицию и рассчитать свой будущий денежный поток. По своей сути такие акции схожи с облигациями. Более того, даже в периоды экономического спада такие компании как правило способны продолжать платить стабильные дивиденды, вне зависимости от того, что происходит на рынке акций.
    Но есть здесь и негативные аспекты. Как правило, дивидендная доходность аристократов и королей небольшая - в районе 3% годовых. Есть, разумеется, и исключения, например, те же табачные компании, дивидендная доходность у которых выше, однако и цена акции скорее имеет тренд к снижению.
    Но главное - компании дорожат своим статусом настолько, что порой могут бросить все свои ресурсы на его защиту. Например, одна из самых крупных корпораций прошлых десятилетий General Electric выплачивала дивиденды на протяжении более ста лет. Однако после финансового кризиса 2008 года компанию преследовали одна проблема за другой, из-за чего доходы и денежный поток начали сокращаться. Однако GE до последнего пыталась удерживать свои дивиденды на прежнем уровне. В итоге компания сменила несколько руководителей, урезала дивиденды и сама уменьшилась в несколько раз.
    Хотя это скорее и исключение, тем не менее даже за такими статусными компаниями, как дивидендные аристократы и короли, нужен глаз да глаз. В этом смысле подход европейских компаний, которые определяют размер дивидендов в соответствии с заработанной прибылью, кажется более целесообразным, однако для инвесторов менее прогнозируемым, что имеет свои дополнительные риски.
    США и Европа - два разных мира
    Вообще же рынок США последние несколько десятилетий, с началом активного развития технологического сектора, все больше ориентируется на рост, а не на дивиденды, что, опять же, отличает его от европейского, где значительную роль продолжают играть зрелые компании, платящие дивиденды. В случае же растущих компаний инвесторы надеются получить свои «дивиденды» за счет роста цены акции, тогда как своих акционеров такие компании скорее премируют с помощью обратного выкупа акций, а не дивидендов.
    Однако автор новой книги «Дивиденды собственника» (The Ownership Dividend) Даниэль Перес замечает, что все-таки это не одно и то же.
    В случае роста акции, чтобы получить реальную прибыль в виде живых денег, инвестор должен продать актив. «Это же странно - отмечать успех компании продажей ее акции, а не продолжать получать выгоду от ее успешного развития», - отмечает он и добавляет, что обратный выкуп акций приносит выгоду не всем акционерам, а лишь тем, кто эти акции продает.
    По мнению Переса, в ближайшее десятилетие тренд вновь развернется в сторону дивидендов, как это было в прошлом, когда даже новые компании после IPO сразу начинали платить дивиденды, а доходность в 6% была скорее нормой. «Процентные ставки перестали снижаться, обратные выкупы, по крайней мере теперь, вызывают неоднозначную реакцию, а компании Nasdaq достигли своей зрелости», - приводит автор «Дивидендов собственника» причины, по которым дивиденды вновь могут обрести важную роль во взаимоотношениях между акционерами и бизнесом.
    И недавнее решение компании Meta, владельца соцсети Facebook, начать с этого года выплачивать дивиденды служит хорошим подтверждением логики Переса.
    У высокой доходности всегда есть причины
    Очевидно, что при выборе дивидендных акций инвестор обращает особое внимание на их доходность. Но здесь, как и в случае любой инвестиции, доходность всегда тесно связана с риском.
    Невысокая дивидендная доходность аристократов и королей в первую очередь как раз-таки и объясняется низкими рисками: инвесторы готовы платить высокую цену за их акции, так как они получают серьезную гарантию стабильных выплат, что и не дает дивидендной доходности расти.
    С другой стороны, если цена акции падает, то растет дивидендная доходность (логика, как у облигаций). Однако цена акции как правило падает по каким-то негативным причинам, а значит рост дивидендной доходности в этом случае скорее говорит о возросших рисках и неуверенности инвесторов по отношению к этой компании.
    Большие дивиденды также могут объясняться отсутствием увеличения капитала инвестора за счет роста цены акции. Это актуально для многих эстонских компаний, которые платят дивиденды выше 5%. Например, в случае тех же Tallina Kaubamaja и Tallina Vesi инвесторы делают основную ставку на ежегодные стабильные выплаты, и движение цены акции - уже второстепенный фактор.
    С другой стороны - два эстонских банка Coop и LHV, которые, напротив, платят небольшие дивиденды, однако здесь инвесторы надеются в первую очередь на рост цены их акции, а дивиденды расценивают как дополнительный бонус.
    Когда покупать дивидендные акции
    При покупке дивидендных акций важно обращать внимание на ex-date - дату, когда акции начинают торговаться уже без права на предстоящие дивиденды. В этот день цена акции как правило падает в соответствии с размером предстоящих дивидендов.
    Например, в прошлом году ex-date по дивидендам Tallinna Kaubamaja была 30.03.2023. Это значит, что, даже если вы продали акции в этот или последующие дни, вы все равно получите предстоящие дивиденды, так как акции были у вас на руках до наступления ex-date. Соответственно, тот, кто их купил после этого числа, дивиденды не получил.
    Поэтому 30 марта прошлого года цена акции Tallinna Kaubamaja упала почти на 6% или на 0,58 евро. В прошлом году размер дивидендов компании составил 0,68 евро на акцию.
    Размеры дивидендов, ex-date и дата выплаты дивидендов определяются на собрании акционеров. Собрание акционеров Tallinna Kaubamaja в этом году пройдет 18 марта 2024 года.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

В литовско-польском газопроводе обнаружили запрещенные российские детали. Замешан может быть и эстонский Infortar
В Литве разразился большой скандал, когда выяснилось, что литовско-польский газопровод, несмотря на запреты, был собран из российских деталей. По одной из версий, запрещенные детали попали к южным соседям через эстонскую компанию.
В Литве разразился большой скандал, когда выяснилось, что литовско-польский газопровод, несмотря на запреты, был собран из российских деталей. По одной из версий, запрещенные детали попали к южным соседям через эстонскую компанию.
Пять важнейших событий этой недели, о которых стоит знать
В центре событий этой недели будет Таллиннская биржа: ожидается несколько собраний акционеров, дивиденды, а также квартальные отчеты. Последние ожидаются и из США, не считая ряда макроэкономических показателей.
В центре событий этой недели будет Таллиннская биржа: ожидается несколько собраний акционеров, дивиденды, а также квартальные отчеты. Последние ожидаются и из США, не считая ряда макроэкономических показателей.
Калле Козе: идеализация финансовой свободы имеет скрытые токсичные стороны
Финансовая свобода, говоря простым языком, означает пассивный доход, который покрывает необходимые расходы человека и освобождает его от необходимости работать ради денег. По мнению управляющего активами Private Banking Luminor Калле Козе, эта цель часто кажется очень привлекательной, но у нее есть свои минусы.
Финансовая свобода, говоря простым языком, означает пассивный доход, который покрывает необходимые расходы человека и освобождает его от необходимости работать ради денег. По мнению управляющего активами Private Banking Luminor Калле Козе, эта цель часто кажется очень привлекательной, но у нее есть свои минусы.
Михаил Крутихин: администрация Байдена не хочет ограничивать экспорт российской нефти
Администрация нынешнего президента США Джо Байдена опасается вводить новые санкции против российской нефти, чтобы не допустить роста цен на американских заправках в преддверии американских выборов, сказал в интервью ДВ партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.
Администрация нынешнего президента США Джо Байдена опасается вводить новые санкции против российской нефти, чтобы не допустить роста цен на американских заправках в преддверии американских выборов, сказал в интервью ДВ партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.