13 июля 2018 • 3 мин
Поделиться:

Нефть бьёт многолетние рекорды

Нефтяные котировки снова стали обсуждать чаще, а цены выросли до уровней 2014-го года.

Нефть бьёт многолетние рекорды
Нефть бьёт многолетние рекорды  Фото: AFP/Scanpix

Котировки североморского Brent коснулись 80 долларов за баррель, а американская сырая нефть достигла 75 долларов за баррель. Есть ли причины для такого роста в то время, как гео­политическая напряжённость так и осталась на уровне Ирана, производители в США бурят всё больше и больше вышек, а запасы в Соединённых Штатах снова стали снижаться? Можно ли считать, что звонок Трампа королю Саудовской Аравии и просьба повлиять на мировые цены через увеличение добычи на 2 миллио­на баррелей является гарантией сохранения относительно низких цен? Ну и наконец, что делать с этим движением - покупать или продавать?

Последний стремительный рост цен на нефть нельзя назвать безосновательным и беспричинным. Действительно, уже к июню на рынках сложилась ситуация, когда цены не могли падать или оставаться ниже 70 долларов за баррель. В первую очередь, это события вокруг Ирана, когда Государственный Департамент США направил письма с просьбой не импортировать нефть из Ирана. Это вызвало бурную реакцию рынков и вполне справедливо, ведь Иран добывает 2,3 миллиона баррелей в день. Производитель с таким огромным объёмом не может бесследно уйти с рынка или продавать в разы меньшие объёмы, не повлияв на цену. Более того, и в других регионах добыча сильно упала. В первую очередь, речь идёт о Венесуэле, которая снизила добычу на сотни тысяч баррелей в день.

С другой стороны, нефтяной картель ОПЕК уже смог отреагировать на эти изменения и повысил добычу на 1 миллион баррелей в день. Рынкам эта цифра показалась небольшой ввиду наличия сразу нескольких источников риска для добычи в мире. Обычно рост квот со стороны ОПЕК является стабилизирующим фактором для рынка, то есть цены начинают медленно снижаться, так как добывающие страны начнут производить больше, и дефицита не будет. Но тут рынки словно с цепи сорвались и восприняли решение ОПЕК, как "догоняющий" или запоздалый фактор. Мол, 1 миллион - это только текущая часть недостачи, что же будет, если давление на Иран увеличится, а Венесуэла не справится с социально-политическими проблемами и ещё больше сократит добычу?

Трамп вмешался. На этом фоне весьма логичным выглядел твит Дональда Трампа, где он заявил, что созвонился с королём Саудовской Аравии и попросил его увеличить добычу на 2 миллиона баррелей, в целях стабилизации цен на рынке, и король Саудовской Аравии дал согласие. Вообще сложно представить, как саудиты могут дать согласие на такой шаг, находясь в организации стран-экспортёров нефти и совершая такие действия согласованно с другими участниками рынка. Пресс-служба в свою очередь заявила, что речь идёт о согласии короля Саудовской Аравии на стабилизацию цен в случае стремительного роста котировок нефти. Фактор Трампа так и остался непонятным лично мне. Дисконтировано ли это рынками, учитывает ли текущая цена некую договорённость между Президентом США и королём Саудовской Аравии?

Но сейчас самым важным, на мой взгляд, выступают чисто фундаментальные показатели. Рынки пристально следят за запасами, которые показали очень серьёзную волатильность. Несколько недель подряд запасы в США снижались так, что на позапрошлой неделе отчёт показал снижение аж на 9 миллионов баррелей. Это многолетний рекорд, и спекулянты понимают, что на рынке США своего рода дефицит.

Как же быть, если рост цен, вероятно, исчерпан, а сильное падение маловероятно? Существует несколько стратегий, направленных именно на реализацию такого сценария, но один из них - весьма рискованный и предполагает продажу Call и Put опциона с достаточно неблизкими страйками (ценами исполнения), достижение которых вы считаете маловероятным.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее