Марге Вяйкенурм • 20 февраля 2019 • 3 мин
Поделиться:
Интервью
Только для подписчиков

Глава Финансовой инспекции: горжусь нашим решением

Руководитель финансовой инспекции Кильвар Кесслер считает, что запрет на деятельность Danske Bank в Эстонии - правильное решение, которым он гордится.

Фото: Лийз Трейманн

"Отправляем гостя домой. Я горжусь этим решением", - сказал он в интервью Äripäev.

Почему вы так запоздали с решением выкинуть Danske Bank из страны?

А кто сказал, что мы запоздали? Если серьёзно, то вопросом Danske мы занимались в 2014 году. В тогдашнем инфополе мы смотрели, что происходит в филиале, делали выводы. В 2015 году они прекратили бизнес с нерезидентами из-за нашего предписания. В 2018 году появился отчёт банка о сложившейся ситуации. Сделали они это под давлением СМИ - сами делать такой отчёт они не хотели. Вывод из этого отчёта, который они опубликовали, стал одним из оснований для нашего решения.

Можно ли сделать вывод, что в отчёте были факты, о которых банк сообщил слишком поздно?

Однозначно. Закон обязывает банк сообщать о подозрительной деятельности. Danske в массовом порядке не сообщал вовремя об этих сделках Бюро данных об отмывании денег, сделав это лишь годы спустя. Это неприемлемо. Раз государственное учреждение не получило информацию, значит, кто-то нарушил свои обязательства (пусть даже позже он их и исполнил).

Могла ли Финансовая инспекция лучше сработать раньше? Задолго до того, как вы её возглавили в 2014 году.

Это трудный вопрос. Всегда можно задним числом посмотреть на ситуацию по-другому. В нынешнем инфополе думать о том, можно ли было сделать по-другому... Конечно, тогда какие-то вещи можно было сделать по-иному. Достаточно ли для этого было информации и ресурсов, мне оценить трудно.

Бывший глава фининспекции Рауль Мамштейн были слишком мягок? Или дело в другом?

Не знаю, мягок не мягок, или другая какая причина. Однако могу сказать то, что в 2014 году отмывание денег стало более актуальным вопросом для Эстонии. Возможно, от того, что международная обстановка стала другой.

Билл Браудер сказал: "Too little too late". Согласны?

Мне трудно залезть в голову Браудеру. Каждый человек имеет право на выражение своего мнения. Я знаю, что мы сделали сейчас. Приняли решение, которое отправляет гостя домой. Я горжусь этим решением.

Можно ли сказать, что вы так торопились с этим решением из-за того, что находитесь с датской финансовой инспекцией, по сути, в ссоре?

Я бы не стал так классифицировать: поссорились мы или нет. Думаю, что у нас были разные взгляды на то, кто что мог или должен был сделать.

Что бы вы на месте датской финансовой инспекции сделали по-другому?

Не знаю, у них надо спросить. Хорошая коммуникация и честность всегда являются ключом к разрешению различных ситуаций.

Угрожает ли Эстонии закрытие какого-либо ещё банка?

Об том рано говорить. В первую очередь, мы собираем информацию, обсуждаем с банками.

Это был ответ "да"?

Нет. Я просто описываю наш процесс. Если бы я ответил "да" или "нет", это бы означало, что я - хиромант. Поскольку им я не являюсь, то и на ваш вопрос ответить не могу. Процесс выглядит так. Финансовая инспекция собирает информацию, находясь в диалоге с банками. Если банк, фигурально выражаясь, "не берёт трубку", то мы делаем следующий шаг. И так вплоть до отбирания лицензии. Не исключаю, что такое повторится впредь. Надеюсь, что до этого не дойдёт.

Согласно нашей информации, руководители Danske встречались с Финансовой инспекцией. Что это были за встречи? Они были эмоциональными?

Разные встречи были...

Если говорить о закрытии.

Тут же тоже... Заслушиваем мы этих людей или общаемся письмами. Возможно, тут эмоции где-то были замешаны. Были ли эти встречи более эмоциональными, чем с другими, оценить сложно.

По 10-бальной шкале эти встречи были...

(Смеётся) Трудно сказать. Не знаю.

Больше информации о руководстве, финансовых показателях и бизнес-связях компаний
Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее