Валгейыги - одно из самых красивых мест национального парка Лахемаа.Фото: Liis Treimann

20 лет впустую: cтроительная компания и чиновники поссорились из-за участка в заповеднике Лахемаа

50 000 евро – в такую сумму государство оценило 20 лет усилий и инвестиций, которые владельцы строительной компании Maru вложили в восстановление заброшенной ГЭС Ныммевески. Планы возрождения электростанции пошли прахом, когда государство включило объект в природоохранную зону парка Лахемаа. При этом бизнесмены по-прежнему должны обеспечивать безопасность туристов, проникающих в развалины ГЭС.

Пороги Ныммевески в каньоне реки Валгейыги – одно из самых живописных мест в национальном парке Лахемаа. Туристы не могут не заметить, что пейзаж дополняют монументальные бетонные развалины – бывшая гидроэлектростанция. О ее восстановлении и перезапуске заговорили уже больше двух десятилетий назад. Но никаких работ на объекте индустриального наследия, которому в этом году исполнится сто лет, не ведется. Причина – конфликт собственника с природоохранными чиновниками.
Устойчивая энергетика против охраны природы
С 2002 года комплекс гидроэлектростанции Ныммевески принадлежал сперва фирме Raju AS, а затем ее последовательнице Boorela OÜ, учрежденной владельцами таллиннской строительной компании Maru AS Хейки Лайвериком и Андресом Пийбером. Общая площадь объекта – около 20 000 квадратных метров – это почти как три футбольных поля. Фактически он представляет собой руины акведука, машинного зала и земельные участки по обоим берегам реки, а также уже восстановленный бизнесменами автомобильный мост – бывшую плотину станции.
Бетонный акведук, подводивший воду из реки к турбине станции.Фото: Алексей Шишкин

Гидроэлектростанция Ныммевески на порогах реки Валгейыги была сооружена в 1923-1927 годах, чтобы обеспечить дополнительными мощностями целлюлозно-бумажную фабрику Йоавески. В комплекс станции входил машинный зал, ремонтная зона и квартира для оператора станции. Для подведения воды к единственной турбине был сооружен водозаборный канал и акведук. 8 ноября 1964 года станция сгорела во время случайного пожара и с тех пор не восстанавливалась.

Предприниматели планировали возродить предприятие. Но постановлением правительства от 19 февраля 2015 территория Ныммевески была включена в целевую охранную зону Котка национального парка Лахемаа, что сделало невозможным строительство индустриального объекта, пусть и «зеленого», и на историческом месте. Boorela OÜ попробовала добиться отмены постановления через суд.
Фирма напоминала, что еще ее предшественница AS Raju (Boorela OÜ образовалась в результате разделения фирмы) приложила значительные усилия и понесла затраты ради будущего восстановления объекта индустриального наследия. Также владельцы указывали, что еще в 2010 году на старте подготовки нового природоохранного регламента AS Raju заявляла возражения, но позиция фирмы не была принята во внимание. Кроме того, одним из аргументов за отмену постановления служило то, что, согласно детальной планировке, участок станции предназначен для производственных нужд – буквально для выработки электроэнергии. А это невозможно без реконструкции здания гидроэлектростанций и сооружения плотин. Новый охранный регламент вступил в противоречие с целевым назначением земли и сделал его реализацию невозможным.
Тем не менее, сначала Таллиннский административный суд, а затем и Административная коллегия Таллиннского окружного суда в 2016-2017 годах встали на сторону правительства и не стали отменять природоохранный регламент.
Нынешние владельцы развалин ГЭС потратили много средств на восстановление моста.Фото: Liis Treimann
В соответствии с европейской стратегией
«Восстановление гидроэлектростанции и плотины Ныммевески невозможно ни при каких обстоятельствах, так как это противоречит целям сохранения Лахемааского национального парка и природной территории», – заявляет заведующая отделом природопользования Департамента окружающей среды Кайли Вийльма.
Решение о включении территории в охранную зону парка Лахемаа позволило сохранить редко встречающийся в Эстонии природный комплекс – прибрежные леса в сочетании с известняковыми обнажениями в древней долине реки Валгейыги, поясняет она.
К тому же около 10 лет назад разрушилась плотина станции, находящаяся выше по течению. Благодаря этому восстановился естественный режим стока реки и ее экосистема, когда-то нарушенная вмешательством человека, говорит Вийльма. В департаменте напомнили, что нормы Европейского Союза относят ГЭС на реках к возобновляемой, но не «зеленой» энергетике, именно из-за разрушения ими речных экосистем. И восстановление естественного тока рек отнесено ЕС к главным природоохранным целям.
«Тот факт, что эти решения не нравятся собственнику, не означает, что эти решения неверны», – констатирует чиновница.
Остатки турбины станции и подводивший к ней воду акведук.Фото: Liis Treimann
В поисках справедливой компенсации
С 2019 года государство ведет с Boorela OÜ переговоры о выкупе территории станции. По итогам последней экспертизы, заключение которой было подписано осенью 2021 года, владельцам была предложена сумма выкупа в 50 000 евро. По словам Вийльма, эта цифра была вычислена методом сравнения сделок, без учета потенциальных доходов и понесенных затрат. «При оценке рыночной стоимости не учитываются и ограничения, связанные с охраняемым природным объектом, вытекающие из Закона об охране природы», – уточнила она.
Бизнесменов предложенная цена категорически не устраивает. «Только восстановление моста обошлось в три раза дороже той цены, которую государство предложило за все это дело. Это неадекватно. Если кто-то приходит и говорит: "Мы купим вашу квартиру за 5 тысяч", это ненормально, если ты знаешь, что можешь получить 150 тысяч», – говорит владелец Maru и брат собственника ГЭС Айн Лайверик.
«Если это так ценно для вас, то по справедливой цене, пожалуйста, выкупайте. Самое смешное, что они (представители государства – ред.) не хотят встречной экспертизы с обеих сторон. Закон гласит, что если не удается найти общую цену, то в первую очередь необходимо провести переговоры с экспертами сторон. А затем, в конце концов, вы должны будете обратиться в суд, где суд скажет, что является справедливой сделкой», – вторит ему Хейки Лайверик.
Сейчас потеряла актуальность и уже предложенная сумма компенсации. Как уточнила Кайли Вийльма, прежняя оценка считалась точной до сентября 2022 года. Видимо, в дальнейшем спорный объект ждут новые экспертизы.
Для природоохранников самое важное - восстановление естественного тока реки.Фото: Liis Treimann
Лучше вообще без людей
Пока чиновники и хозяева станции спорят о размере отступных, в развалины ГЭС охотно лазают туристы. Подводящий канал станции отгорожен от автомобильного моста только невысокими перилами, а к развалинам машинного зала можно свободно подойти по берегу реки.
«​​Если произойдет какой-нибудь серьезный несчастный случай – или кто-то пострадает, или, не дай бог, кто-то умрет, – тогда они будут показывать пальцем, что владелец ничего не сделал. Даже если им самим постоянно запрещают это делать. Если я повесил табличку "Сюда не входить", а через неделю ее нет, и я не успеваю ее менять. Я не могу перестроить территорию так, чтобы никто не мог попасть внутрь», – говорит Хейки Лайверик.
Сейчас рядом с руинами ГЭС Ныммевески проходит ответвление туристической тропы RMK Оанду-Аэгвийду-Икла, установлен информационный стенд, рядом находится место для костра. При этом и само лесное ведомство не может заняться ремонтом или консервацией развалин, находящихся в частной собственности.
Государство хочет выкупить гидроэлектростанцию, но стороны пока не могут договориться.Фото: Liis Treimann
«Мы знаем, что руины Ныммевески посещают туристы, а также те, кто интересуется остальными достопримечательностями Лахемаа. RMK заинтересован в том, чтобы руины электростанции Ныммевески не представляли опасности для людей, гуляющих на природе. Все, что касается самого объекта, десятилетиями лежащего в руинах, по-прежнему зависит от его владельца», – говорит Прийт Лутс, представитель Центра управления государственными лесами.
При этом топ-менеджеры Maru напоминают, что именно руководство национального парка, тогда еще бывшего самостоятельным от RMK, настаивало на запрете строительных работ в Ныммевески. «И сейчас все так просто, нам ничего не разрешают делать, и сами ничего не делают», – эмоционально восклицает Айн Лайверик.
По словам Айна Лайверика, выйти из административного тупика мешает еще и кадровая чехарда в государственных ведомствах – пока идет обсуждение и согласование, специалисты успевают смениться, и с новым сотрудником все надо начинать заново. «Я не знаю, сколько разных государственных служащих мы встретили за 20 лет. Мы подумали, может быть, нам стоит собрать их и устроить вечеринку», – иронизирует он.
«Типичная излишняя бюрократия, – вздыхает его брат и коллега Хейки Лайверик. – Кто что видит, вопрос восприятия. Одним кажется, пусть будет природа и никаких людей вообще, другим – пусть будут люди и их экономическая активность. Я думаю, что примерная позиция наших природоохранников – лучше вообще без людей, такое отношение всегда было в Лахемаа».
Крупнейший балтийский туроператор значительно увеличил прибыль
Novaturas, крупнейший туроператор в странах Балтии, получил в прошлом году прибыль в размере 3,7 млн евро.
Novaturas, крупнейший туроператор в странах Балтии, получил в прошлом году прибыль в размере 3,7 млн евро.
Кадри Куллман: предприниматели в почете или под подозрением?
Особенно сейчас государство должно доверять предпринимателям и относиться к ним как к партнерам, а не как к потенциальным мошенникам, пишет Кадри Куллман, предпринимательница и член Правой партии.
Особенно сейчас государство должно доверять предпринимателям и относиться к ним как к партнерам, а не как к потенциальным мошенникам, пишет Кадри Куллман, предпринимательница и член Правой партии.
Олле Хорм, покидающий пост руководителя Atria: «Я не думал, что это возможно»
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.