Судебный исполнитель может арестовать доход или банковский счет человека, если так решил суд.Фото: Liis Treimann

«Непонимание и порой агрессия»: компании неохотно помогают судебным исполнителям

На рынке труда необычное противостояние – между работодателями и судебными исполнителями. Платить за сотрудников долги – большая нагрузка на бухгалтеров, поэтому компании иногда отказываются это делать. Но так они нарушают закон, напоминают судебные исполнители.

«Это обычная практика Эстонской Республики: когда государству нужно что-то сделать, это должен делать предприниматель, – жалуется ДВ руководитель и владелец производителя ковров и напольных покрытий Mistra-Autex AS Прийт Тамм. – Надо найти тех, кто мошенничает с НСО – это должно делать предприятие; тех, кто отмывает деньги – это должен делать банк. Все должен делать бизнес – государство не делает ничего».
В данном случае проблема в том, что когда государству надо взыскать задолженность с человека, судебные исполнители обращаются к работодателям.
Как только человек, у которого есть долги, устраивается на работу, и данные о нем попадают в реестр работы, компании начинают приходить оповещения и часть зарплаты приходится переводить судебным исполнителям в счет погашения долга этого работника.

С работой и без зарплаты

Судебный исполнитель может арестовать доход или банковский счет человека, если это вытекает из решения суда (кроме неоплаченных вовремя штрафов и долгов по ипотеке – эти требования поступают к судебному исполнителю сразу), объясняет нарвский судебный исполнитель Татьяна Афанасьева. Но даже после суда можно выплатить долг добровольно и избежать арестов, напоминает она.
Долг может возникнуть по алиментам, банковским кредитам, коммунальным квитанциям, административным и уголовным штрафам, перечисляет Афанасьева.
Если дело дошло до пристава, то он уже может наложить арест на банковский счет и/или обратиться к работодателю с просьбой удержать заработную плату должника, комментирует канцлер Палаты судебных исполнителей Эстонии Хелен Ривз: «Должник несет ответственность за уплату долгов, работодатель не уплачивает за него долг, но только удерживает заработную плату должника».
Из всей начисленной зарплаты (после уплаты налогов) должнику оставляют разрешенный законом минимум (если есть дети, то еще и определенную сумму на каждого), а остальное уходит на погашение долгов.

Выплачивать долг можно очень долго. Даже процедура личного банкротства не освобождает от выплат, предупреждает Афанасьева – у 75% банкротов остаются обязанности по выплате долга. В ходе банкротства управляющий распродает имущество должника и расплачивается с кредиторами. Но часто этого не хватает – непогашенные требования остаются на должнике. В таком случае ему нужно пройти специальную процедуру освобождения от долгов, во время которой он продолжит их гасить или предоставит суду убедительные доказательства, что он старается, но не может.

Бухгалтеры не выдерживают

Но такая обязанность работодателя означает серьезную дополнительную нагрузку на бухгалтеров. «В первую очередь потому, что общение с судебными приставами, чтение файлов и правильное оформление – очень точная процедура и занимает много времени, – поясняет менеджер по персоналу Maxima Eesti Леа Кимбер. – Существует множество стандартных случаев, не требующих слишком большой дополнительной работы, но в среднем каждый пятый – это частный случай, в котором бухгалтер должен очень внимательно следить за выполнением всех требований. Таким образом, мы можем сказать, что нагрузка на бухгалтеров по этим случаям действительно высока».
500тысяч активных исполнительных дел было в Эстонии на конец первого квартала 2023 года, из них только 37 000 – на компании, а остальные относились к людям, по данным Палаты судебных исполнителей.
«Человек еще на работу не успел выйти, как 5-6 кредиторов уже написали нам письма. Это все работа для бухгалтера: 10% туда, 10% сюда, 10% тому, 10% этому, – возмущается Тамм, владелец Mistra-Autex. – Дальше надо подготовить платежи: первому, второму, третьему, четвертому». Когда долгов нет, бухгалтер делает только один платеж – на расчетный счет работника. По его подсчетам, нагрузка бухгалтеров увеличивается на треть и, соответственно, расходы компании – примерно на 12 000 евро в год. Однако сколько точно таких должников работает в компании, Тамм сказать затруднился.
«Это могло бы работать так: если человек задолжал, и он у нас работает, то мы платим ему зарплату, а государство уже само удерживает с нее долг. Это было бы нормально. Я должен платить зарплату, а не заниматься подготовкой и расчетом платежей кредиторам или еще не знаю, чем», – считает Тамм.
Однако по закону работодатель обязан сотрудничать с судебными исполнителями.

Не в дружбу, а в службу

«Третье лицо, получившее акт от судебного исполнителя, обязано его исполнять и не имеет права не исполнять без объективной причины, о которой оно должно сообщить судебному исполнителю», – уточняет Афанасьева.
38судебных исполнителей сейчас во всей Эстонии.
Компании, отказываясь сотрудничать с приставами, нарушают закон. Им тоже выставляют штрафы. Кодекс исполнительного производства предусматривает штраф для третьих лиц, в данном случае, работодателей, если они необоснованно отказываются от исполнения акта ареста, пояснила канцлер Палаты судебных исполнителей, от 192 до 767 евро при первом нарушении и до 1917 евро при повторном. Если они не выплачивают эти штрафы, то открывается новое исполнительное производство – уже на компанию-работодателя.
Впрочем, ряд собеседников ДВ сказали, что не считают дополнительную нагрузку проблемой. «У нас таких ситуаций немного, и это не проблема для бухгалтера», – говорит член правления швейной фабрики Svarmil Мерле Росте. Из 257 сотрудников 4-5 столкнулись с подобной ситуацией, уточнила она.
Некоторых работодателей больше заботит, что должники могут оказаться неэффективными работниками из-за постоянного поиска дополнительного заработка. Ведь на минимальную зарплату не проживешь, комментирует HR одной из таллиннских компаний. Он предпочитает узнавать о долгах на собеседовании – если задать вопрос напрямую, то человеку незачем врать, ведь правда станет известна в первые дни работы, то есть задолго до конца испытательного срока.

С долгами берут на работу?

«При приеме на работу мы не проверяем наличие у кандидата долгов или ареста счета. Если человек подходит нашей команде, для нас это не является определяющим фактором», – говорит менеджер по персоналу Maxima Eesti Леа Кимбер.

В Svarmil тоже чаще узнают о проблеме уже от судебных исполнителей. «В любом случае, это не повод разрывать с сотрудником договор – работать же должен кто-то», – отмечает Росте.

«У нас нет желания как-то обременить работодателя», – комментирует Афанасьева. Но часто приходится «вступать в борьбу» с ними, хотя вместо этого исполнители могли бы больше времени потратить на разъяснение прав самим должникам, на взыскание алиментов для детей, на выискивание скрытого имущества должников, что в результате повысит уровень и качество исполнения, продолжает она: «Вместо этого судебный исполнитель, по какой-то неведомой причине, должен преодолевать стену непонимания и порой агрессии работодателя должника».
«Если назначать штрафы, которые невозможно потом взыскать, то нет страха получить этот штраф: результат – безнаказанность! Делай, что хочешь, хоть пьяным за руль? – говорит Афанасьева. – Если выданные кредиты никто не будет взыскивать, то банки перестанут их выдавать в том числе и тем же работодателям и их бухгалтерам, которые когда-то так рьяно «защищали» должников». Или эти риски невозврата будут заложены в стоимость кредита, что сделает их недоступными.
«Сильная исполнительная система – это залог финансовой стабильности в обществе. И если работодатель примет и осознает, что он важная часть этой системы, что от его сознательных действий зависит и его же благополучие в будущем, то он не будет растрачивать свои силы и энергию на неуместную деятельность, а будет содействовать созданию в Эстонии общества, свободного от долгов», – призывает Афанасьева.

Советы исполнителя работодателю:

– если пришло несколько арестных актов, то их надо выстроить в очередь в порядке их поступления, и исполнять именно в этом порядке. Исключением является арестный акт по алиментному делу – исполняется всегда вне очереди;

– если акт невозможно исполнить (размер дохода не позволяет делать удержания; акт пришел не первым; акт пришел первым, но потом пришло алиментное требование), то надо написать судебному исполнителю причину, по которой работодатель не может исполнять акт. Например, можно написать судебному исполнителю очередность поступивших актов с указанием номеров дел и сумм;

– если с работником был прекращен трудовой договор, а затем в течение полгода заключен вновь, ранее поступившие арестные акты продолжают действовать, и очередность их сохраняется.

Статьи по теме

Крупный фонд выставил на продажу большое количество акций Tallink
В понедельник Infortar объявил о своем намерении сделать добровольное предложение о поглощении, после чего множество инвесторов начали продавать акции компании, а один иностранный фонд выставил на продажу крупный пакет акций.
В понедельник Infortar объявил о своем намерении сделать добровольное предложение о поглощении, после чего множество инвесторов начали продавать акции компании, а один иностранный фонд выставил на продажу крупный пакет акций.
Делов-то: зачем закрывают границу с Россией, враскоряку на зеленом переходе, «ИИ – чушь, но надо развивать»
В очередном выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают, что вызвало кризис на границе в Нарве, почему правительство приняло свои решения о границе, почему Эстония рухнула в рейтинге конкурентоспособности, как мы оказались в ситуации экономического кризиса, и нужно ли нашей стране инвестировать в ИИ, чтобы вернуть былую славу и гордость IT-державы.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают, что вызвало кризис на границе в Нарве, почему правительство приняло свои решения о границе, почему Эстония рухнула в рейтинге конкурентоспособности, как мы оказались в ситуации экономического кризиса, и нужно ли нашей стране инвестировать в ИИ, чтобы вернуть былую славу и гордость IT-державы.
После выборов в Европарламент: интрига сохраняется
После выборов в Европарламент прошло уже почти две недели, но поствыборная интрига сохраняется, причем варианты ее разрешения в Брюсселе и Таллинне тесно переплетены, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
После выборов в Европарламент прошло уже почти две недели, но поствыборная интрига сохраняется, причем варианты ее разрешения в Брюсселе и Таллинне тесно переплетены, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Бычий рынок продлится еще три года: стратегия, которая поможет за это время разбогатеть
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.