Эльконд Либман • 25 апреля 2017 • 2 мин
Поделиться:

Десятилетие проигрыша

Фото: ДВ Передовица

Десять лет назад «бронзовая ночь» не стала поворотным моментом в истории страны, но, безусловно, послужила катализатором одних и замедлителем других важных процессов.

Многие считают пророческими слова Индрека Нейвельта, написанные им за несколько дней до событий 27 апреля 2007 года: «Перенос Бронзового солдата равнозначен переводу часов интеграции на десять лет назад». Сказано было, конечно, образно, но интеграция, или то разное, что под этим термином понимали и продолжают понимать люди разных взглядов и положений, как топталась на месте, так и продолжает топтаться. Не то что гармонии, но и простого взаимопонимания в обществе не было тогда, нет его и сегодня. Да, «бронзовая ночь» ещё уменьшила его меру и ещё больше раздербанила общественное мнение по национальному в основном (но не абсолютно) принципу. При этом доверие к власти у эстонской части населения тогда подскочило, а у русской резко упало, и большой разрыв сохраняется до сих пор.

Десять лет спустя и в этих заметках нет нужды снова начинать выяснять, кто виноват. Но нелишне всё же будет напомнить, что тогдашней вакханалии на улицах предшествовала вербальная вакханалия, доносившаяся с Тоомпеа и из Дома Стенбока. Ещё. Хотя широкой общественности и показывали какие-то кадры, снятые в самом начале противостояния на Тынисмяги, ей так и осталось неведомо, кто и откуда взялись те агрессивные молодые люди в передних рядах.

Ответственной за случившееся назначили известную четвёрку. Но поскольку они призывали, в течение длительного времени и в открытой печати, не трогать памятник, а вовсе не драться и бить витрины, то судебной перспективы дело не имело. Так и произошло – суд оправдал всех, вызвав вздох разочарования у одной и гордость за беспристрастность суда у другой части общества. Правда, дело может было и не в беспристрастности и независимости суда, а в том, что как раз власть испугалась дальнейшей эскалации противостояния и дала отмашку. Тоже версия.

Между тем, именно со времени, предшествовавшего «бронзовой ночи» и последовавшего за ней, Партия реформ начала и завершила перемещение из либерального в национально-консервативный лагерь, оставив из наследия либерализма лишь низкие налоги, и то только на словах. И запаса от патриотического запала ей хватило ещё на десять лет. В то же время, запас и запал обиды с другой стороны привёл к тому, что Центристская партия, и до того руководившая в Таллинне, только укрепила свою власть и монополию в столице. Это и были единственные бенефициарии. Всё остальное общество до сих пор в проигравших.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее