Беспрецедентная солидарность

Три главных деловых газеты России - «Ведомости», «Коммерсант» и РБК - вышли сегодня с одинаковой первой полосой. На ней написано - «Я/Мы Иван Голунов». В печальном деле с арестом российского журналиста есть позитивная сторона - Россию накрыло волной беспрецедентной солидарности.

Главный редактор "Деловых ведомостей" Полина Волкова  Фото: Liis Treimann

Ивана Голунова называют одним из лучших журналистов-расследователей России. Многие его статьи посвящены, по сути, мафии: «черные кредиторы», дележ похоронного рынка, навязывание медицинских услуг (кстати, схема с косметикой Desheli коснулась и Эстонии). Вторая и основная сквозная тема - закупки московской мэрии (в т.ч. транспортного департамента, подведомственного хорошо известному в Эстонии Максиму Ликсутову). Десять его работ за последние два с половиной года входили в топ российской премии «Редколлегия», и одна из них эту премию получила. Голунов сотрудничает с международными медиаорганизациями и учит расследовательской журналистике.

Голунов - не «оппозиционный журналист». Он не пишет про политику. Он профессионально и методично делает сложную и кропотливую работу расследователя. Он не занимается спекуляциями, ничего не притягивает за уши: его статьи – это перечисление фактов, имен и сумм.

Дело Голунова вызвало в России и за ее пределами беспрецедентный резонанс. По состоянию на утро понедельника петицию о его освобождении подписали более 130 тысяч человек. В его поддержку высказались люди, пользующиеся авторитетом по обе стороны политического водораздела: Владимир Познер, Леонид Парфенов, Светлана Сорокина, Людмила Улицкая, Константин Хабенский, Екатерина Шульман, Борис Гребенщиков и многие другие. Но отдельного внимания заслуживает то, насколько мощно вокруг журналиста «Медузы» сплотились сотрудники других СМИ, которые публиковали обращения, проводили пикеты, дежурили у суда. Обращение Союза журналистов подписали 7,5 тысячи работников медиа, в том числе - провластных.

"Коммерсант", "Ведомости", РБК  

Причин, по которым невиновность Ивана Голунова не оставляет у всех этих людей сомнений, две. Первая - его безупречная репутация и характер его работы, который вряд ли позволяет быть одновременно сбытчиком наркотиков. Вторая - многочисленные нестыковки и нарушения в действиях полиции (подложные фотографии, нарушение процедуры задержания, подозрение на избиение, путаница в количестве пакетов с веществами и множество других).

В субботу вечером суд решил дать Голунову два месяца домашнего ареста в качестве меры пресечения, хотя следствие ходатайствовало о тюремном заключении. Учитывая, какую статью вменяют журналисту, это решение можно считать (промежуточной) победой, благодарить за которую нужно солидарность СМИ и общественное давление.

На суде спецкор «Медузы» сказал, что связывает свое задержание с расследованием похоронного бизнеса в России, во время работы над которым ему поступали угрозы. Первая часть этого расследования была опубликована в августе, черновик второй Голунов по счастливому совпадению сдал в день задержания. Если герои статьи про похоронный бизнес действительно «заказали» арест Голунова, то они добились неожиданного эффекта: теперь копать под них будет не один журналист, а мощная команда из сильнейших редакций России, поскольку «Медуза» приняла решение довести расследование до конца, воспользовавшись помощью коллег из других СМИ. И второй неожиданный эффект - тысячи человек, которые никогда не слышали о статьях Голунова, сейчас открывают их для себя.

Эта история поражает двумя вещами. Во-первых, несправедливостью. Во-вторых - беспрецедентной солидарностью и смелостью людей, выступивших в защиту журналиста. У нас принято демонизировать Россию, потому что там «цензура и произвол» и, увы, случай с Голуновым этот образ лучше не делает. Но удивительно, что именно в этой стране продолжают жить и работать люди, которые раз за разом не боятся открывать рот и вступиться за другого. И этому мы все можем у них поучиться.

Свободу Ивану Голунову.

Самое читаемое