Mнения
Только для подписчиков

Отменит ли Европа санкции против России?

Разговоры о возможной отмене ЕС санкций против России носят волнообразный характер, но всё же не воплощаются в конкретные политические решения, пишет публицист Вадим Штепа.

Некоторые европейские медиа предполагали, что какие-то изменения в санкционной политике могут произойти с избранием нового состава Европарламента, где возросло число «евроскептиков», которые обычно позитивно настроены к Кремлю. Но у них всё же оказалось недостаточное количество голосов для отмены общеевропейских санкций.

Довольно часто за отмену санкций высказываются отдельные европейские политики – например, бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер. Однако за такими заявлениями легко прослеживается их личный интерес – тот же Шрёдер с 2017 года является председателем совета директоров корпорации «Роснефть» и возглавляет комитет акционеров компании «Северный поток». То есть на сегодняшний день бывший германский канцлер фактически является крупнейшим лоббистом российских интересов в Европе. В связи с этим, кстати, депутаты Бундестага уже потребовали запретить экс-канцлеру высказываться от имени Германии.

Новую волну слухов об отмене европейских санкций вызвало возвращение российской делегации в Парламентскую ассамблею Совета Европы, за которое в июне проголосовало большинство её участников. Напомним, что в 2014 году Россия была лишена права голоса в этой международной организации из-за аннексии Крыма и агрессии против Украины.

Да, это решение выглядит спорным, но его всё же трудно рассматривать как «российскую победу». Потому что Совет Европы тем самым также сохранил и укрепил своё влияние на российскую политику. Если бы Россия была просто исключена из него, это означало бы автоматическое прекращение действия на её территории Европейского суда по правам человека. А он сегодня остался зачастую единственной инстанцией, куда могут обращаться российские оппозиционеры, учитывая провластные позиции собственно российских судов. И российские власти вынуждены исполнять постановления ЕСПЧ.

Кроме того, вернувшуюся в Страсбург российскую делегацию ждал не самый приятный сюрприз. Ей там пришлось выслушать декларацию ОБСЕ, призывающую Россию к деоккупации Крыма и расценивающую проект «Северный поток-2» как средство экономического принуждения и энергетической монополизации.

В июне Евросоюз продлил экономические санкции против России. И хотя президент Путин оценивает потери российской экономики от санкционной политики Запада с 2014 года всего в 50 млрд. долларов, аналитики Bloomberg называют иные цифры. По их мнению, ВВП России с момента введения санкций упал на 10%. По официальным данным, российский ВВП в 2018 году составлял 103 трлн. рублей (примерно 1,6 трлн. долларов). Произведя несложный подсчёт, получим, что эти потери составляют около 160 млрд. долларов.

Кроме того, аналитики отмечают, что главным содержанием этих потерь, которое будет иметь долгосрочный эффект, является прекращение технологических инноваций в российской экономике, которые традиционно осуществлялись за счёт сотрудничества с европейскими и американскими компаниями.

Бодрые заявления Путина о том, будто «санкции нам только на пользу», опровергаются, например, недавним митингом работников российского концерна «ГАЗ» против американских санкций. Очевидно, эти санкции уже отразились на доходах концерна, и соответственно, на уровне зарплат его работников. Хотя логичнее им было бы митинговать не «против санкций», а против причины их введения. Но пока они сами считают, что «крымнаш», тут вряд ли что-то изменится…

А что касается российского президента, то он своей навязчивой идеей «импортозамещения» наглядно доказал, что совершенно не понимает взаимосвязанности современной глобальной экономики. Он, вероятно, мечтает устроить экономическую автаркию по типу Северной Кореи. Но только удастся ли это в России, многие граждане которой уже давно привыкли к качественным западным товарам?

Как известно, в ответ на западные санкции Россия ввела «контрсанкции», выразившиеся, прежде всего в запрете ввоза европейского продовольствия. Хотя фактически этим Кремль «наказал» не европейских производителей, но своих собственных граждан, которые лишились возможности покупать качественные европейские продукты. Более того, ввезённые «санкционные продукты» российские власти принялись уничтожать, что выглядит совершенно абсурдно и цинично в стране, где десятки миллионов людей живут за чертой бедности. Против этих нелепых мер недавно позволил себе выступить даже вице-премьер Алексей Гордеев – но, как известно, Кремль не любит идти на попятную.

А с экономической точки зрения эти «контрсанкции» привели лишь к стремительному росту цен на российские продукты и падению их качества – поскольку российские производители остались без европейских конкурентов. Что же касается европейских производителей, то они от потери российского рынка особо не пострадали, переориентировавшись на другие страны. Даже более того, по признанию верховного представителя по иностранным делам ЕС Федерики Могерини, продовольственный экспорт из Евросоюза с 2014 года вырос на 15%.

Европейский Союз не может отменить санкции против России не по экономическим, а по политическим соображениям. Эта отмена означала бы согласие с политикой территориальных аннексий, которых Европа не знала со Второй мировой войны. И тогда Кремль решил бы, что ему всё сойдёт с рук, и следующей аннексированной территорией вполне может стать Беларусь. Конечно, в России это вновь будут называть не аннексией, а «воссоединением», но в таком случае все базовые принципы современной европейской цивилизации рухнут окончательно.

Чтобы остановить агрессивную политику Кремля, Европе следовало бы, напротив, усилить экономические санкции. Например, если не ввести полное эмбарго, то хотя бы ограничить покупку российской нефти и газа. Поскольку российская экономика абсолютно зависит от нефтегазового экспорта, это наверняка повлекло бы за собой изменения российской политики. Но, к сожалению, в нынешней Европе нет политиков масштаба Рейгана и Тэтчер.

Самое читаемое