• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Бизнес во время войны

    Уже пятый день горячей войны таксист Шота работает челноком, перевозя на своей BMW желающих попасть из Тбилиси в Ереван. В среду у Шота был хороший день.

    Уже рано утром водителю пиратского такси нашли клиентов - нас, двух журналистов Aripaev. Нам уже надоело двухчасовое стояние в очередях аэропорта. Сначала для обмена валюты, потом на паспортный контроль. После того, как мы прошли по извилистому коридору, сооруженному при помощи жестяных панелей, нам случайно нашли третьего спутника - московского журналиста газеты "Известия".
    Таксист, родом армянин, который проживает в Тбилиси недалеко от виллы Шеварднадзе под одной крышей с несколькими поколениями своей семьи, с удовольствием болтал по-русски, как неписаный путеводитель по Грузии или исторический справочник.
    Первую остановку мы сделали в Ереване – после нескольких часов, проведённых в очередях, организм потребовал воды. Солнце только всходило, но магазин был уже открыт. Кассир обслуживала клиентов, пока продавец ещё сладко спала за прилавком, что совсем не беспокоило покупателей.
    "Если вы считаете, что в Грузии жизнь налаживается, то ошибаетесь - скорее, она остановилась передохнуть у дороги. В Грузии жизнь не становится лучше. Она была хорошей до перестройки. Во времена Шеварднадзе была тоже ничего", - однако, в адрес Саакашвили у Шота хороших слов особенно не нашлось – и не потому, что он только что пережил войну с Россией или России с Грузией. «Я простой человек – в политике особенно не разбираюсь. Но цены в последнее время растут». Когда мы попытались объяснить ему основы успеха Грузии, такие, например, как новых предпринимателей, то Шота фыркнул – каждый себе набивает карман, а новые рабочие места не создает никто.
    Лавируя на скорости 100 – 120 км/час по извилистой дороге между откосами и пропастью и часто куря сигареты, водитель вдруг сказанул: «В Грузии нет коррупции». В то же время, казалось, что в этой стране двигателем всего являются деньги. «В Грузии взяток не берут, - отчеканил Шота, - все боятся на этом попасться». Однако, к нашему удивлению, пока мы стояли в очереди на погранпункте, наш водитель скрылся за дверью пограничной будки, зажав в ладони несколько купюр. Потом он сказал, что, да мол, другой раз он дает немного денег, иногда просто так, иногда для того, чтобы побыстрее прошла очередь.
    Граница поразила затишьем. Всего несколько дней назад на границе в направлении Грузии в очереди стояло по 6-7 автобусов, дипломатических автомобилей, просто автомобилей и грузовиков.
    У водителя с 28-летним стажем постоянно есть соблазн дать сигнал при обгоне или при объезде идущих вдоль дороги пешеходов. По дороге мы сделали несколько остановок. В Армении Шота прикупил малины – в 2 раза дешевле, чем в Грузии – внук малину обожает. В деревне Шувальвери затарились абрикосами.
    В Грузии ограничение на скорость движения автомобиля существует только в пределах города – 50 км/час. За городом же можно ездить со скоростью, какую только водителю удастся выжать из мотора. Однако, Шота от скорости 200 км/час отказался – а что если собака на дорогу выбежит? Гнать не нужно!
    Поездка из Еревана в Тбилиси стоила журналистам Aripaev 130 евро, или 2035 крон.
    Autor: Aripaev Ромет Креэк Эрик Прозес
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Битва за СПГ-терминал: стройка идет полным ходом, но все может быть напрасно
Еще совсем недавно на строительстве причала к СПГ-терминалу в Палдиски работы стояли целую неделю, поскольку ветреная погода не позволяла использовать на море плавучий кран. Но в конце прошлой недели вышло солнце, и поднимающая 100 тонн плавучая махина уже сновала туда-сюда под управлением опытного морского волка.
Еще совсем недавно на строительстве причала к СПГ-терминалу в Палдиски работы стояли целую неделю, поскольку ветреная погода не позволяла использовать на море плавучий кран. Но в конце прошлой недели вышло солнце, и поднимающая 100 тонн плавучая махина уже сновала туда-сюда под управлением опытного морского волка.
Паника на российских рынках: индекс Мосбиржи упал ниже 1900 пунктов
На фоне политической нестабильности индекс Мосбиржи упал ниже 1900 пунктов впервые с 24 февраля, пишет
На фоне политической нестабильности индекс Мосбиржи упал ниже 1900 пунктов впервые с 24 февраля, пишет
Kuusakoski: спрос на металлы снижается из-за боязни рецессии
По словам члена правления компании по переработке металлолома Kuusakoski Тоомаса Колламаа, боязнь экономического спада снижает спрос на металлы. Как следствие, снижается и их стоимость.
По словам члена правления компании по переработке металлолома Kuusakoski Тоомаса Колламаа, боязнь экономического спада снижает спрос на металлы. Как следствие, снижается и их стоимость.
Глава новой школы для украинских детей: у нас была цель – создать школу, где всем хорошо. И сделать это в течение лета
Когда Министерство образования задумало открыть школу для детей из Украины и пригласило Ольгу Селищеву возглавить этот проект, он существовал лишь на уровне идеи. За три месяца Ольге и ее коллегам удалось нанять команду из 75 педагогов и сделать так, чтобы 1 сентября полтысячи украинских детей смогли сесть за парты.
Когда Министерство образования задумало открыть школу для детей из Украины и пригласило Ольгу Селищеву возглавить этот проект, он существовал лишь на уровне идеи. За три месяца Ольге и ее коллегам удалось нанять команду из 75 педагогов и сделать так, чтобы 1 сентября полтысячи украинских детей смогли сесть за парты.
«Страна не справилась бы так без помощи добровольцев», – волонтер «Друзей Украины в Эстонии» о помощи беженцам
Кирилл Бадикин, администратор группы «Друзья Украины в Эстонии», с начала марта помогает военным беженцам обустроить жизнь на новом месте. Он рассказал о своем волонтерском пути, проблемах и достижениях сообщества добровольцев.
Кирилл Бадикин, администратор группы «Друзья Украины в Эстонии», с начала марта помогает военным беженцам обустроить жизнь на новом месте. Он рассказал о своем волонтерском пути, проблемах и достижениях сообщества добровольцев.