Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Молодые врачи уезжают из Эстонии

    В связи с экономическим кризисом снова растет число медиков, отъезжающих на работу за границу. В 2004 и 2006 годах количество уехавших медиков составляло 300-400 человек. В Эстонии остаются около 90% выпускников медицинского факультета Тартуского униврситета.

    В прошлом году Департамент здравоохранения выдал 182 справки, дающие возможность желающим работать за границей. В данный момент иностранные медицинские учреждения возобновили кампании по вербовке врачей из стран Балтии. В то же время Эстония нуждается в специалистах и приглашает на работу врачей из других стран.
    Из Эстонии уезжают в основном молодые медики-резиденты, потому что на них не распространяется договоренность о повышение зарплаты врачей. К тому же им проще адаптироваться на новом месте, выучить иностранный язык. Они, как правило, еще не связаны семейными узами и другими обязательствами.
    «Мотивация заработать в три-четыре раза больше, чем на родине, получить работу, соответствующую твоим умениям, возможность совершенствоваться в профессии, перевешивают страх перед нестабильностью, кризисом, кредитами, безработицей», - говорит Елена Лапочкина, руководитель бригады скорой помощи Таллинна, подписавшая недавно контракт с норвежской медицинской компанией и, через полгода уезжающая туда на работу.
    «К примеру, работая в Норвегии, Финляндии или Швеции медсестра сможет получать в три-четыре раза больше зарплату, чем выполняя тот же объем работы в Эстонии, - добавляет Елена, – Оканчивая Тартуский университет, многие студенты уже ведут переговоры с медучреждениями тех стран, в которых они хотели бы работать. Учат языки. По статистике из Эстонии уезжают 5-10% выпускников».
    Конечно, зарплата – не самая главная причина оттока специалистов. По словам Игоря Вагимова, 37-летнего врача-анестезиолога Идавируской центральной больницы г.Кохла-Ярве, миграция происходит не только из Эстонии. «Есть страны с более налаженной системой медицинского обслуживания. Таким образом, специалисты находят для себя более выгодные страны и устраиваются на работу. Чаще, из страны уезжают коренные жители, получившие здесь образование».
    Игорь уже второй год работает в Эстонии, переехав из Москвы.
    «У меня появилась возможность приехать из России в Эстонию, где условия работы мне нравятся больше, чем те, на которые я могу рассчитывать в Москве. Я приехал на свободное место. На мое место в Москве вполне может приехать кто-то из менее благополучной страны, чем Россия».
    Игорь считает, что процесс передвижения специалистов из страны в страну является бесконечным и абсолютно нормальным. В Эстонии есть другая проблема, - количество уезжающих специалистов превышает число приезжающих.
    «Уехать из Эстонии в любую страну Евросоюза несложно, тогда как попасть в Эстонию иностранным специалистам из стран бывшего Советского союза или других менее благополучных стран достаточно проблематично. Необходимо найти клинику, где готовы взять специалиста-иностранца, обеспечить его жильем, курсами изучения языка. Затем собрать множество документов, получить разрешение. Мне повезло, Ида-Вируская больница ведет достаточно активную политику по привлечению специалистов из других стран. Я увидел рекламу, прошел долгую процедуру оформления бумаг, визы и теперь работаю, изучаю язык».
    Получается, что уезжают врачи в поисках лучших условий. Все зависит от того, в какой стране ты учился и хочешь ли ты использовать полученные знания в этой же стране, позволят ли зарплата, уровень и система здравоохранения совершенствоваться.
    По словам Игоря Вагимова, «в Россию из Европейских стран могут поехать лишь любители экстрима». «Россия – большая страна. Есть хорошие клиники, работающие по высоким стандартам, имеющие хорошее оборудование, возможность оплачивать труд специалистов по достоинству. Но, к сожалению, это лишь небольшой процент, тогда как основная масса медицинских учреждений находятся на среднем и ниже среднего уровне».
    Игорь отмечает, что уровень заработной платы в Москве зависит от того, где, кем, в каком объеме работу выполняешь. «В среднем в России раза в два меньше зарплата, чем в Эстонии и раза в четыре, чем в еще более экономически благоприятных странах».
    За несколько лет сократился спрос на эстонских специалистов в странах Европы. Изучая рынок труда, Елена Лапочкина столкнулась с тем, что требования к кандидатам на переезд стали более высокими. Приветствуется знание языка, подготовка. «Уже несколько месяцев хожу на курсы норвежского в Таллинне, чтобы приехать на место с языковыми навыками, тогда как раньше врачи могли начать изучать язык на месте». Елена добавляет, что у нее контракт подписан на два года, девять месяцев из которых она должна проходить подготовку и изучать язык.
    «Если бы в России были созданы условия для медицинских работников, зарплаты позволяла бы жить, а не существовать, то я бы с удовольствием поехала работать в Москву, Санкт-Петербург или любой другой город, где мои знания и умения могут быть полезны людям, - сообщает Елена, – Ведь русский язык мой родной, да и менталитет у нас одинаковый, не надо привыкать к другому».
    Одним из доводов в пользу Норвегии для Елены явилось условие, что она будет работать шесть недель за границей и на семь дней сможет приезжать домой, в Эстонию. «Пока я не планирую уезжать навсегда. Здесь остаются мои родственники, друзья. К тому же, Норвегия – не последняя страна, в которой мне может быть удастся поработать».
    В то же время Игорь Вагимов сообщает, что хотел бы обосноваться в Эстонии. «Мне уже 37 лет. В Эстонии живут мои родственники. Меня устраивает местная медицинская система. А именно то, что все систематизировано и развивается в определенной последовательности. Пишутся проекты, выделяется финансирование, закупается оборудование. Все делается, как положено."
    Не очень радует ожидание очереди к тому или иному врачу. Но при этом, эффективность Европейской системы высока. Если смотреть через призму финансовых интересов, система дает возможность приобретать нужное оборудование, совершенствовать медицину. В конечном итоге все это выгодно для пациента».90% ??????? ?????? ??????? ?? ???????
    По мнению Игоря Вагимова, для тех, кто учится сейчас в Эстонии, мотивация для работы здесь не велика. «Для того, чтобы оставались свои специалисты, необходимо поднять уровень медицины, заработных плат, отношение к медработникам. Тогда никто не будет искать лучшего места. Все-таки на врача выучиться не так просто, знания должны быть востребованы в обществе».
    Получается, чем больше разница между тем, что имеешь здесь и можешь получить в другой стране, тем больше желание уехать. Если обеспечить молодым специалистам условия, при которых разница с другими европейскими странами будет невелика, то смысла уезжать в поисках лучшей жизни не будет. Можно пригодится стране, в которой родился!
    Autor: Людмила Вересенина
  • Самое читаемое
Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Подписка на облигации Šiauliu bankas была превышена почти в четыре раза
Подписка на облигации литовского банка Šiauliu Bankas была превышена почти в четыре раза. Около 3000 инвесторов предложили банку 97,2 млн евро.
Подписка на облигации литовского банка Šiauliu Bankas была превышена почти в четыре раза. Около 3000 инвесторов предложили банку 97,2 млн евро.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Блог Райво Варе: борьба кланов в России, или зачем Путин затеял перестановки в «кремлевских башнях»
В ходе смены правительства режима Владимира Путина несколько фигур получили новые административные вотчины. В 36-й записи своего военного блога обозреватель Райво Варе пишет, кто и куда сместился и что означают эти инсценированные игры в иерархии власти Кремля.
В ходе смены правительства режима Владимира Путина несколько фигур получили новые административные вотчины. В 36-й записи своего военного блога обозреватель Райво Варе пишет, кто и куда сместился и что означают эти инсценированные игры в иерархии власти Кремля.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.