Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Психотеррор нашего времени

    Трудные времена все чаще заставляют работодателей думать, как освободиться от лишней рабочей силы, не выплачивая пособий по сокращению. Они прибегают к лжи, изворотливым схемам и даже психотеррору.

    Сокращение — дорогое удовольствие, ведь работодатель обязан выплатить довольно крупную компенсацию. Но когда у фирмы и без того проблемы с финансами, то он придумывает всевозможные схемы, позволяющие избавиться от сотрудника, не выплачивая ему пособия по сокращению, пишет Postimees.ee.
    В последнее время заявления с жалобами наводнили службы, занимающиеся трудовым правом. Консультант по вопросам стратегии персонала и управления из бюро трудового права Labour Consul shy;ting OU Хердис Оясу сказала, что нередко в фирмах складываются просто-таки безобразные ситуации.
    Например, в одном магазинчике в центре Таллинна хозяин подошел к работнице, выбрав момент, когда все ос shy;тальные ушли, то есть свидетелей рядом не было, и попросил ключи от магазина. Сотрудница выполнила просьбу. На следующий день начальник снова попросил ключи, на что женщина ответила, что отдала их вчера. «Не отдала», — заявил хозяин, назначил ей дисциплинарное наказание и уволил по обвинению в утрате доверия. Работодатель уже давно говорил о необходимости сокращения работников, но поскольку законных оснований для увольнения не было, а денег платить он не хотел, то и придумал такую схему.
    Работница, оставшаяся без пособия, подала жалобу в суд, но поскольку свидетелей не было, доказать свою правоту она не смогла.
    Истории читателей Postimees Online
    • Я работал в одном госучреждении по договору. Работодатель решил изменить договор и дал две бумаги — о расторжении старого и заключении нового договора. Я их подписал и отдал начальнику. Однако руководителю учреждения передали только документ о расторжении договора. Мне и вернули только его вместе с резолюцией руководителя «Согласен». Когда я спросил, где же новый договор, мне ответили, что его нет и не будет, и что я могу идти куда глаза глядят.
    • После объединения с другим предприятием моему коллеге предложили расторгнуть договор по обоюдному согласию. На вопрос «В чем дело?», ему ответили: «Ничего личного, это бизнес. Если не подпишешь, то мы превратим твою жизнь в такой ад, что ты сам будешь просить об увольнении». Молодой человек испугался, согласился и получил только отпускные.
    Юрист Labour Consulting OU Катрин Сарап призналась, что в последнее время такие странные истории происходят все чаще. По ее словам, людям не следует соглашаться на сомнительные предложения и поддаваться на провокации. «Этого нельзя делать, иначе для чего тогда существуют законы?» — сказала юрист.
    И все-таки, по словам Сарап, работников, знающих о своих правах, становится все больше, и это радует.
    Autor: dv.ee Istsenko Olga
  • Самое читаемое
Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Подписка на облигации Šiauliu bankas была превышена почти в четыре раза
Подписка на облигации литовского банка Šiauliu Bankas была превышена почти в четыре раза. Около 3000 инвесторов предложили банку 97,2 млн евро.
Подписка на облигации литовского банка Šiauliu Bankas была превышена почти в четыре раза. Около 3000 инвесторов предложили банку 97,2 млн евро.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Блог Райво Варе: борьба кланов в России, или зачем Путин затеял перестановки в «кремлевских башнях»
В ходе смены правительства режима Владимира Путина несколько фигур получили новые административные вотчины. В 36-й записи своего военного блога обозреватель Райво Варе пишет, кто и куда сместился и что означают эти инсценированные игры в иерархии власти Кремля.
В ходе смены правительства режима Владимира Путина несколько фигур получили новые административные вотчины. В 36-й записи своего военного блога обозреватель Райво Варе пишет, кто и куда сместился и что означают эти инсценированные игры в иерархии власти Кремля.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.