Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    В погоне за дешевизной

    Уже летом пред shy;прия shy;тие Eesti Energia намерено провести IPO, выведя на биржу 25-33% своих акций. На сей раз на помощь главе концерна Сандору Лийве, давно озвучивавшему эту идею, пришёл министр экономики Юхан Партс, поведавший о необходимости такого шага на встрече с журналистами.

    И хотя премьер-министр Андрус Ансип высказался по поводу частичной приватизации Eesti Energia весьма неопределённо, тот факт, что лоббированием занялся Партс, прежде не отличавшийся чрезмерной склонностью к продаже стратегического госимущества, может служить достаточно ясным сигналом.
    А это значит, что, несмотря на немедленно запротестовавших академиков, отстоять энергетическое предприятие едва ли удастся, и часть его окажется-таки в частных руках, в основном, разумеется, иностранных. Опыт продажи стратегически важных госкомпаний у Эстонии есть, и его трудно назвать вдохновляющим. Это прежде всего ЭЖД - в национальном масштабе - которую потом выкупили за значительно большую сумму, и Tallinna Vesi - в более локальном - дебаты о необходимости вернуть над которой муниципальный контроль вспыхнули недавно с новой силой. Но на этом поле битвы сломано уже столько копий, что ломать ещё нет смысла. Посмотрим, однако, с другого аспекта.
    Необходимость вывода акций на биржу Eesti Energia объясняет предстоящими большими инвестициями, для чего нужны большие деньги. И с этим утверждением трудно спорить. В результате IPO предприятие рассчитывает привлечь примерно 450 млн. евро. Поскольку это четверть акционерного капитала (для большей ясности и простоты подсчётов будем считать, что на биржу поступит 25% акций), то полная капитализация компании составляет приблизительно 1,8 млрд. евро. Чем можно приманить инвесторов? Только стабильными и хорошими дивидендами, ну, скажем, 4% годовых, не меньше. А это 72 млн. евро. Если же начислить подоходный налог, то более 90 млн. евро. Вот такие дивиденды придётся выплачивать концерну. Конечно, три четверти этих денег пойдут в госбюджет, поскольку их собственником остаётся государство.
    Увеличение акционерного капитала нужно, по словам адептов приватизации, чтобы получить на рынке необходимый компании кредит в размере 4,3 млрд. евро на более благоприятных и льготных условиях, иными словами – дешевле. Чем больше собственных средств, тем ты, по оценкам рейтинговых агентств, кредитоспособнее. И это правда.
    Сегодня доходность размещённых на Лондонской бирже облигаций Eesti Energia, срок погашения которых истекает в ноябре 2020 года, составляет 6,5%. Она упала с 10%, но размещались-то облигации под 4,5% годовых. Это значит, что рынок не так уж нас, т.е. Eesti Energia, не любит, и кредит, видимо, можно получить вовсе не под грабительские проценты и без новых акционеров. Эти облигации, к сожалению, малодоступны, потому что минимальная сумма их приобретения 0,5 млн. евро. Разве здесь нет поля для манёвра?
    Несложные арифметические действия с приведёнными выше суммами дивидендов позволяют подсчитать, что, не платя дивидендов, концерн Eesti Energia мог бы заработать (может, вернее сказать, сэкономить) эту сумму за неполных пять лет.
    Почему же всё-таки эмиссия акций уже не просто предполагается, как вариант, а даже сроки называются? Честно говоря, у нас нет внятной версии, потому что приходящие на ум приличные - не выдерживают испытания логикой, а неприличные - пахнут дурно, и тут впору не дискуссии заводить, а в прокуратуре на допросе выпытывать, почему, собственно? Мы этого выяснять здесь не будем. Заметим лишь, что активно «за» - банки и инвестиционные компании. Но у них, понятно, свой интерес: при таких-то суммах - какие комиссионные! Но о «дальновидности» банков мы теперь тоже знаем.
    Деньги, конечно, никогда не бывают лишними, но тот же Юхан Партс как-то заметил, что нет более дорогих денег, чем деньги акционеров, особенно частных.
  • Самое читаемое
«Китайских брендов теперь полно, некоторые выглядят неплохо». Как санкции повлияли на простых россиян
Fancy вместо Fanta, «Биг хит» вместо «Биг мака» – российский рынок быстро адаптировался к уходу иностранных брендов. Но эффект у санкций все же есть – товары подорожали, и покупательская способность снизилась. Правда, те, кто побогаче, в качестве жизни потеряли не сильно, просто теперь оно обеспечивается параллельным импортом и местным производством.
Fancy вместо Fanta, «Биг хит» вместо «Биг мака» – российский рынок быстро адаптировался к уходу иностранных брендов. Но эффект у санкций все же есть – товары подорожали, и покупательская способность снизилась. Правда, те, кто побогаче, в качестве жизни потеряли не сильно, просто теперь оно обеспечивается параллельным импортом и местным производством.
Число пассажиров Tallink снизилось в квартальном сравнении
В сентябре Tallink перевезла 401 520 пассажиров, что на 2,3% больше в годовом сравнении. В то же время в третьем квартале путешествовало на 6,2% меньше людей, чем за тот же период прошлого года.
В сентябре Tallink перевезла 401 520 пассажиров, что на 2,3% больше в годовом сравнении. В то же время в третьем квартале путешествовало на 6,2% меньше людей, чем за тот же период прошлого года.
Владелец кредитной фирмы: бизнес-клиенты звонят нам и говорят, что не могут выплатить зарплаты
«Кредитный бизнес – это немножко, как американские горки. Часто бывает так, что клиент приходит – и пиджачки, и все красиво, и все ровно, и по выписке тоже все нормально, а потом выясняется, что это какой-то мошенник», – говорит владелец кредитного бизнеса и руководитель компаний Invest in, Kiirautolaen, Rental24 и Kiir Takso Михаил Чистяков. О своем бизнесе он рассказал в подкасте «Деловые люди».
«Кредитный бизнес – это немножко, как американские горки. Часто бывает так, что клиент приходит – и пиджачки, и все красиво, и все ровно, и по выписке тоже все нормально, а потом выясняется, что это какой-то мошенник», – говорит владелец кредитного бизнеса и руководитель компаний Invest in, Kiirautolaen, Rental24 и Kiir Takso Михаил Чистяков. О своем бизнесе он рассказал в подкасте «Деловые люди».
Анализ: рынок офисных помещений ждет восстановления экономики
На рынке офисных помещений в Эстонии в этом году спокойнее, чем раньше, причины этого кроются как в циклах строительства офисных зданий, так и в более сложной ситуации в секторе стартапов, и, конечно же, в общем экономическом спаде, пишет старший консультант RE Kinnisvara Хенно Вийрес.
На рынке офисных помещений в Эстонии в этом году спокойнее, чем раньше, причины этого кроются как в циклах строительства офисных зданий, так и в более сложной ситуации в секторе стартапов, и, конечно же, в общем экономическом спаде, пишет старший консультант RE Kinnisvara Хенно Вийрес.
Михаил Чистяков: кредитный бизнес – это авантюра
Он называет себя Михаил Банкир и готов ссудить вам денег, если вам как раз на что-то не хватает. Делает он это, разумеется, не за бесплатно.
Он называет себя Михаил Банкир и готов ссудить вам денег, если вам как раз на что-то не хватает. Делает он это, разумеется, не за бесплатно.