3 августа 2012
Поделиться:

Что общего между евро и рублем

Будет ли распад еврозоны полезен для экономики?

Едва ли, - отвечает на этот вопрос экономист Андерс Аслунд в публикации на сайте Института мировой экономики Петерсона. С распадом «зоны рубля» ученый был знаком не понаслышке. С 1991 по 1994 год Аслунд работал экономическим советником при правительстве РФ. Чему же учит нас опыт советского валютного альянса?

У Советского Союза как монетарного союза и еврозоны много общего, считает Аслунд. И там, и там существовала или существует централизованная платежная система, которая накапливает дисбалансы, передает слова автор портал Slon. В советском случае она оказалась парализована, после чего потерпела крах, затруднив платежи и торговлю в течение длительных периодов времени.

У всех советских республик были значительные дефициты по счету текущих операций с Россией. До коллапса «рублевой зоны» в сентябре 1993 года Россия финансировала их все. В 1992 году кредиты России бывшим советским республикам составляли 9,3% ее ВВП. Формально от этого выигрывали республики-должники (от 11% ВВП в Белоруссии до 91% в Таджикистане), однако в реальности поток денег в донорские страны привел к гиперинфляции. Они были обременены крупными долгами России, которые потом списывались либо выплачивались в течение многих лет.

Ряд экономистов заметили подобные дисбалансы и в платежной системе еврозоны. Как писал Мартин Вольф на страницах Finacial Times в мае прошлого года, в Европейской системе центральных банков в последнее время накопились взаимные требования национальных центробанков друг к другу. Только на месте России как главного кредитора советских республик находится немецкий Бундесбанк, а главными должниками выступают страны PIGS. Симметрия между дефицитом счета текущих операций в периферийных странах и чистыми требованиями Бундесбанка к другим ЦБ наметилась в 2008 году, когда кризис «осушил» частный финансовый сектор в более слабых экономиках, писал Вольф.

Еврозона в случае своего развала пойдет по «плохому» пути, полагает Аслунд, а это, как учат нас примеры прошлого, означает глубокую рецессию, всплеск инфляции и «потерянное двадцатилетие» для ряда стран, не говоря уже о возможных социальных взрывах и даже обострении вооруженных конфликтов (как в Югославии). В чем-то нынешняя ситуация даже сложнее, чем 20 лет назад, когда распалась «зона рубля»: финансовая система стала намного сложнее, что углубляет негативные экономические эффекты, а современные европолитики в чем-то даже уступают советскому руководству. Как пишет Аслунд, «хотя посткоммунистические деятели не были очень даровитыми экономистами, они действовали быстро по сравнению с тем, как принимаются решения в ЕС».

 

Autor: Ирина Бреллер

Поделиться:
Самое читаемое