14 августа 2012

Эстония - островок покоя 

Для понимания происходящего в мире уже недостаточно знания истории или обществоведения. Начинается урок религиоведения.

Что общего между такими явлениями как российская панк-группа Pussy Riot, Олимпийские игры в Лондоне, задается вопросом журналист Eesti Ekspress Андрей Хвостов. 

Правильный ответ таков: все они, так или иначе, связаны с религией. Или религиозными чувствами людей, приводит перевод слов автора портал Иносми.

Начнем с Олимпийских игр. Как известно, 30 июля из Лондона донеслась новость, что Международный олимпийский комитет разрешил женщинам - борцам дзюдо из Саудовской Аравии выходить на соревнования в головном уборе. В правилах дзюдо  это запрещено принципиально-

Эти игры выглядят особо по ряду показателей. Впервые такие исламские государства, как Саудовская Аравия, Бруней и Катар отправили на игры женщин-спортсменок. Отправка женщин-дзюдоисток в головном уборе на борцовский мат стала компромиссом - женщины соревнуются, но делают это как положено. 

О религии приходится говорить и в связи с сагой о панк-банде  Pussy Riot. Российские панковщицы (извиняюсь!) направились  21 февраля выступать в храме  Христа-спасителя не столько против Путина, сколько против чести и достоинства патриарха Московского Кирилла.

Возможно, что и по праву, так как 8 февраля Кирилл публично заявил, что правление Путина - это божественное чудо и призвал всех православных поддерживать его. Вообще-то, согласно конституции Российской федерации церковь отделена от государства. Если предположить, что панк-женщины отправились в главную церковь Москвы припомнить патриарху Кириллу в числе прочего и это, то тем хуже для них. С верой не шутят - ни на Лондонской Олимпиаде, ни в новом Московском царстве-государстве.

Куда ни глянь, повсюду религия все активнее встает в повестку дня: в Великобритании, России, Америке, на Ближнем Востоке. Она охватывает различные сферы общественной жизни.

Эстония со своими почти нулевыми чувствами веры словно островок покоя в океане, охваченном религиозными штормами.  Но слабость веры наша сила или слабость? Не знаю, но уверен, что мы очень плохо подготовлены к возникающему миру веры.

Autor: dv. ее

Самое читаемое