• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    А как по гамбургскому счету?

    В рейтинге конкурентоспособности 2014-2015 годов, составленном Всемирным экономическим форумом по итогам 2013 года, Эстония заняла 29-е место, поднявшись за последний год на три позиции. Оказаться в тридцатке лучших из 144 стран  – прекрасный показатель. Мы по-прежнему лучшие среди стран Балтии, которые следуют в рейтинге с большим отрывом от Эстонии: Литва - 41-е и Латвия - 42-е место.

    Можно по-разному относиться к различным рейтингам, однако конкурентоспособность страны показывает степень её привлекательности для внешних инвесторов с точки зрения возможностей получения максимальных прибылей. То есть можно надеяться, что при выборе из трёх стран серьёзный потенциальный инвестор не обойдёт вниманием этот показатель.
    По мнению ДВ, несмотря на столь хороший общий результат, рейтинг показал и наши слабые, в сравнении с более преус­певающими странами, стороны. Это значит, что, удели мы им больше внимания, наша позиция могла бы быть ещё лучше и довольствоваться 29-м местом, почивая на лаврах, нельзя. Тем более, как отметила глава Института конъюнктуры Эстонии Марье Йозинг, бывало, что страна занимала в рейтинге гораздо более высокие места – например, в 2003-2004 годах мы были на 20-м месте.
    Конечно, по сравнению, к примеру, с Болгарией, которая оказалась на 54-й позиции и заметно уступает нам почти по всем статьям, Эстония может гордиться своей конкурентоспособностью. Уровень жизни и условия для ведения бизнеса у нас действительно лучше. Однако до Швеции и Финляндии, вошедших в десятку, нам ещё далеко, и с нашими темпами роста к этой десятке мы приблизимся ох как не скоро. Не говоря уж о пятёрке.       на 12 ключевых основных факторах, каждый из которых включает в себя по нескольку показателей. Лучшие показатели Эстонии – 11-я позиция в категории «эффективность рынка труда» и 20-е место по «макроэкономическому климату» и «высшему образованию и переквалификации».
    Рейтинг конкурентоспособности основывается
    Однако ухудшился показатель оценки предпринимателями ситуации с рабочей силой. Если в прошлом году нехватку рабочей силы проблемой считали 21% предприятий, то в этом году – 25%. 14% предпринимателей сказали, что слишком высокие налоги мешают их работе.
    Общая картина по каждому из этих 12 факторов выглядит вполне неплохо, однако, если приглядеться, почти в каждом из них есть позиции, которые сильно портят нашу привлекательность. Понятно, что с таким недостатком, как маленький рынок, ничего поделать нельзя – какой бог дал, но есть и другие.
    Совсем не блестяще выглядит инфраструктура Эстонии – железная дорога и в особенности воздушное сообщение наш имидж вовсе не украшают.
    Не всё безукоризненно и с рабочей силой, в частности, плоховато у нас с учёными и инженерами, не умеем мы также удерживать и привлекать таланты.
    Есть претензии и к качеству высшего образования, и со здоровьем населения не всё безукоризненно.
    Методика составления этого рейтинга сложна и вызывает немало вопросов, поскольку лишь частично основывается на таких статистических данных, как инфляция, дефицит бюджета или ВВП, – а какое место зай­мёт страна, зависит и от опросов экспертов и бизнесменов. Впрочем, такие же вопросы возникают и в связи с другими подобными рейтингами, где страны занимают совсем другие позиции, а успешность оценивается по иным критериям.
    От этого рейтинги чем-то напоминают истории о цирковых борцах конца XIX века, когда каждый цирк проводил свой чемпионат мира, а борцы потом собирались в Гамбурге, чтобы выяснить за закрытыми дверями, кто из них на самом деле сильнее.
    Который из рейтингов конкурентоспособности стран наиболее объективный, судить экспертам, однако стремиться занять в них лучшую позицию непременно нужно.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.