21 мая 2015
Поделиться:

Игра на вылет

Игра на вылет  

История «падения» AS Scantrans выглядит странной цепочкой совпадений. Но были ли это совпадения?

В 2011 г. AS Scantrans было объявлено банкротом. До банкротства пакет акций в предприятии принадлежал государственной компании AS Tallinna Sadam, а в состав активов Scantrans входил топливный терминал в порту Пальяссааре. С этим имуществом произошла весьма странная история. Была ли это потеря актива в результате неудач и плохого управления? Имеет смысл взглянуть на последовательность событий.

Предприятие Scantrans AS располагалось на территории порта Пальяссааре (г. Таллинн). Принадлежавший Scantrans топливный терминал использовал собственные причалы, 4 насосных станции, парк на 33 резервуара, собственный железнодорожный подъездной путь и многое другое, но эти характеристики не главное, главное – земля! Территория Scantrans составляла 6,40 га.

Судьба Scantrans не задалась с самого начала: предприятие постоянно сопровождали скандалы, дававшие основания подозревать манипуляции с имуществом и коррупцию, но никогда они не приводили к полноценным расследованиям. Scantrans и его имущественный комплекс уплыли из состава госимущества в далёком 1996 г. Тогда Tallinna Sadam AS (далее - TS) владело 55% акций Scantrans. Руководитель TS принял единоличное решение о продаже акций Scantrans «офшорке» Voncare Investments Ltd, хотя вопрос был в компетенции совета. В ходе продажи пакет снизился до 18%, а Гос­контроль выяснил тогда, что причинённый государству ущерб составил 35-40 млн. ЕЕК. Круг собственников Voncare Investments Ltd госконтролёру Рейну Рандма выяснить не удалось.

В 2007 г. был разработан план развития территорий п-ова Пальяссааре. На нём планировалось реализовать грандиозный девелоперский проект – т.н. «Таллиннский Манхэттен». По оценке международного агентства Colliers International, только стоимость земельных участков Scantrans составляла не менее 14,4 млн. евро.

Читаем Aripaev за 18.05.2007 г.: финские бизнесмены совместно с Айном Ханшмидтом и политиками, находившимися у власти в Таллинне, получили строения порта Пальяссааре и около 13 га производственной земли. «План простой, - пишет газета, – там будет крупнейший в Эстонии девелоперский проект... Представь себе пентхаус в десяти минутах от центра города, прямо у моря. В радиусе пары сотен метров от тебя находятся яхт-клуб и остров, на котором расположен концертный холл… Это всё может быть реальностью через несколько лет. И это благодаря тебе, налогоплательщик, который продал строения принадлежащего государству частному предпринимателю, а также выбрал в гор­управу Таллинна людей, которые позволяют определённым бизнесменам осуществить свои крупномасштабные мысли…» В статье говорилось, что город заключил договор о сотрудничестве для изменения целевого назначения земельных участков, т.к. в порту появится 700 000 кв. м жилой и коммерческой недвижимости. По данным газеты, в проекте были задействованы многие политики и крупнейшие бизнесмены: бывший член совета ТS и бывший вице-мэр Таллинна Пеэп Аавиксоо, владельцы Tallink Grupp, Вилья Сависаар и ряд других известных людей.

 

Схемы с госимуществом? Не наказуемо!

Как уже упоминалось, с 1996 г. пакет акций TS составлял около 18% капитала Scantrans. В 2007 г. остальные 82% принадлежали Semiramis AS, а Semiramis, в свою очередь, принадлежало семье Клейнеров. Они знали о ценности своего актива и были заинтересованы в выкупе акций Scantrans у TS. Зимой 2008 г. случай представился: совладелец Semiramis Владимир Клейнер получил предложение выкупить 18% акций ТS по низкой цене. Интересно, что предложение сделал не собственник акций, а член правления TS Индрек Раудне и Николай Стельмах (оба на тот момент - члены IRL). Клейнер согласился и для реализации схемы заключил договор с неким Fox Trade OU.

Этой фирмой владела Лийна Тамм – сожительница Стельмаха. Сами Раудне и Стельмах ничего не подписывали, бумаги подписывала Тамм. Согласно договору, Fox Trade взялось содействовать заключению сделки с акциями Scantrans: чем дешевле Клейнер выкупит акции государства, тем выше должна была быть премия Fox Trade. Клейнер предполагал, что цена составит 20 млн. ЕЕК. В результате посредничество партийных деятелей удалось. В июне 2008 г. Semiramis заключило договор с TS о покупке 18% акций Scantrans за 7,2 млн. ЕЕК. Ещё 1,8 млн. ЕЕК предстояло уплатить на счёт Fox Trade в качестве премии, т.к. цена в ходе «торга» существенно снизилась.

Клейнеры уплатили за акции лишь 1,44 млн. ЕЕК и ещё 497 тыс. ЕЕК подруге Стельмаха. В связи с кризисом больше они уплатить не смогли, поэтому акции Scantrans так и не получили. Уплаченные деньги им TS не вернуло, указав, что с покупателя полагались штрафные санкции.

В апреле 2011 г. предприниматель Сергей Хаджи стал новым собственником компании Semiramis и заявил в СМИ, что если руководство TS было в курсе схемы Раудне и Fox Trade, то это очевидная коррупция, а если оно не знало, то Стельмах и Раудне совершили мошенничество. Он также обратился к министру Юхану Партсу и правлению TS с требованием вернуть уплаченные Semiramis деньги. Эту историю опубликовала в 2011 г. Еesti Еkspress, после чего вспыхнул скандал, даже было возбуждено уголовное дело, но ничем серьёзным история для политиков IRL не обернулась. Министр экономики также публично заявил, что со стороны Хаджи имеет место противоправное давление.

Схемы с видами на жительство? Не наказуемо!

Раудне и Стельмах не были привлечены к ответственности за манипуляции с акциями Scantrans, но в декабре 2012 г. разразился новый скандал с их участием. В ходе скандала с видами на жительство (далее - ВнЖ) были выдвинуты обвинения против организовавших полномасштабную «Фабрику ВнЖ» политиков IRL: Сийма Кабритса, снова Индрека Раудне и снова Николая Стельмаха. Только за 2012 г. через счета принадлежащей Стельмаху фирмы Advisory Partners и фирмы Раудне Integer Invest прошли около 10 млн. евро, в т.ч. плата за получение ВнЖ. 

Схема работала на основании нормы законодательства, согласно которой гражданин иностранного государства, инвестирующий в эстонскую экономику не менее 64 тыс. евро, имеет право ходатайствовать о постоянном ВнЖ. За указанную выше сумму, которая расценивается как инвестиции в экономику, регистрировалась фирма, владелец которой получал ВнЖ. После обнародования этих обстоятельств часть членов IRL инициировали предложение об отставке министра экономики Юхана Партса и министра внутренних дел Кена-Марти Вахера. Отставки тогда не последовало.

Специальная комиссия Рийгикогу, созданная для выяснения вопроса о законности «фабрики», также пришла к выводу о том, что закон не был нарушен и что состава преступления в действиях политиков нет. Держим это обстоятельство с ВнЖ и политиками в уме, оно нам ещё пригодится.

 

Контракт был фиктивным

Комментарий по поводу гипотетического контракта с такими условиями поставки ДВ дал крупный латвийский предприниматель, многие годы торговавший топливом, Евгений Гомберг: «Думаю, что контракт – очевидная липа. При поставке по железной дороге товарная партия - один состав, это около 2,5 тыс. тонн. Соответственно, обычно оговаривается порядок оплаты за это количество.

Платежи под 40 млн. всегда делаются под товар только известного происхождения и только прямому держателю ресурса, документально доказавшему своё право на настоящее или будущее владение товаром. Даже очень крупные компании не платят такие суммы деньгами со счёта. Сделку обычно на 80-90% финансирует банк. Банк потребует полный комплект документов, удостоверяющий наличие товара или гарантии его производства и поставки. Крайне опасно платить что-то вперёд до реальной поставки. Обычно открывают аккредитив и платят по факту. При поставке партии в 30 тыс. тонн, 12 составов, открывают stand-by аккредитив на стоимость одного состава и платят после каждой поставки на базе roll-over. Никто не может позволить себе заморозить огромную сумму живых денег на почти два месяца. В реальных контрактах штрафы обычно не превышают нескольких процентов от стоимости контракта». 

Позднее в ходе судебных разбирательств было установлено, что договор был «состряпан» задним числом. Выяснилось, например, что в этом датированном ­июлем 2008 г. договоре в качестве расчётного счёта покупателя указали счёт, который был открыт только в 2009 г. Также выяснилось, что в бухучёте и отчётности покупателя не было ни следа этой сделки. В марте 2010 г. на заседании суда по делу о банкротстве Petroimpex Trade банкротный управляющий указал, что должник работал в кредит за счёт поставщиков. Очевидно, что предоплата на $38 млн. была бы для него абсурдом.

 

38 миллионов против честного слова

В апреле 2010 г. откуда ни возьмись появилось решение арбитража о взыскании Клейнеров и Scantrans солидарно $22 млн. Что это за сумма? В марте 2010 г. в Рижский Постоянный Третейский суд, действующий при адвокатском бюро Kronis&Kronis (далее - Арбитраж) поступило исковое заявление от некоего зарегистрированного в Латвии SIA Sprint Oil. Исковое заявление было адресовано 4 соответчикам: Scantrans, его «дочке» – AS Petroimpex Trade, торгующей нефтепродуктами, и к отцу и сыну Клейнерам. Sprint Oil потребовало взыскать с них солидарно $22 252 860. В заявлении Sprint Oil сослалось как на основание на договор поставки, заключённый между Sprint Oil и Petroimpex Trade 8 ­июля 2008 г. По этому договору Sprint Оil обязалось поставить по адресу Petroimpex Trade дизельное топливо в количестве 30 000 Mт +/- 5%, а Petroimpex Trade обязалось перечислить стоимость этого дизеля в порядке 100% предоплаты в течение 5 банковских дней с момента заключения договора. А это ни много ни мало $38 138 100! При этом договор поставки предусматривал отгрузку товара покупателю в течение 45 дней с момента оплаты! В этот период поставщик должен был купить топливо у третьих лиц. 

Поскольку предоплата на счёт поставщика не поступила, поэтому поставщик - Sprint Oil - выставил несколько претензий с требованием уплатить предусмотренный договором аванс и с предупреждением о взыскании штрафных санкций в случае неоплаты. 1 августа 2008 г. Sprint Oil выставило Petroimpex Trade уже счёт на оплату договорного штрафа на сумму $10 899 360. Поскольку Petroimpex Trade не уплатило и сумму авансового платежа, Sprint Oil стало начислять пеню, которой набежало за год… на 11 миллионов $! Клейнеры и Scantrans якобы были поручителями по сделке, поэтому несут ответственность солидарно.

 

Фиктивный контракт – реальное требование

Из решения Арбитража следует, что Sprint Oil более года – до ноября 2009 г. – начисляло пеню на якобы не оплаченный Petroimpex Trade аванс, а когда сумма превысила $10 млн., обратилось в Арбитраж с требованием о взыскании с покупателя, Scantrans и Клейнеров солидарно сумм штрафа и пени - всего свыше $22 млн. Требования к Scantrans и Клейнерам основывалось при этом на договорах поручительства, согласно которым оные обязались отвечать по обязательствам Petroimpex Trade. 

Поскольку 19 ноября 2009 г. суд признал Petroimpex Trade банкротом, Арбитраж прекратил дело в его отношении. У Клейнеров тоже 22 млн. долларов или имущества на эту сумму не было, поэтому требование, конечно, оказалось фактически обращено только к Scantrans. Рассмотрение дела в Арбитраже было письменным. от 14 апреля 2010 г. Арбитраж постановил взыскать с Клейнеров и Scantrans солидарно в пользу Sprint Oil $22 252 860. Решение вступило в силу с момента принятия и не подлежало обжалованию.

В это же время у Sprint Oil также сменился собственник: кипрская компания Anreda Business Limited в лице Аарона Аркадия Райхштейна выкупила Sprint Oil у панамской «офшорки» Metro Financial Resources Inc.

В октябре 2010 г. Sprint Oil в лице директора Антона Пикусса и Anreda Business Limited в лице Райхштейна подписали Соглашение о доверии. В нём сказано, что Sprint Oil является дочерним предприятием Anreda, а требование к Scantrans – его единственный ценный актив, поэтому любые сделки с этим требованием подлежат заблаговременному уведомлению об этом собственника. И здесь снова возникает вопрос о природе долга: как мог настоящий топливный трейдер, каковым была компания Petroimpex Trade, согласиться заплатить такой «компании-пустышке» без имущества $38 млн. авансом?

О виде на жительство и о фикциях

Райхштейн познакомился с Клейнером в США в 90-е годы. В 2010 г. он приехал в Таллинн, где жил Клейнер. Последний был на тот момент членом правления Scantrans. В начале 2012 г. Клейнер подал в полицию заявление о том, что, по его мнению, есть основания для лишения Райхштейна вида на жительство в Эстонии, так как ВнЖ был выдан для предпринимательства, а основания для этого были фиктивными. Для проверки заявления Клейнера было возбуждено уголовное дело. Закон об иностранцах на момент получения Райхштейном ВнЖ гласил, что для получения ВнЖ для предпринимательства нужно инвестировать в Эстонии не менее 1 млн. ЕЕК. Клейнер утверждал, что средства не были инвестированы, а были лишь «прокручены» и вернулись Райхштейну (историю об этом уголовном деле ДВ подробно рассказали в марте этого года). Райхштейн эти обвинения отверг. В пояснениях следствию он указал, что у него в Эстонии несколько предприятий: кроме Finance TVS это Free NRG OU, Macms Trading OU, Main Passenger Club OU. Правда, три последних фирмы из этого списка были зарегистрированы или приобретены Райхштейном позднее подачи ходатайства о предоставлении ВнЖ. Также из имеющейся у ДВ переписки следует, что Райхштейн был знаком со Стельмахом и платил ему, но покупку ВнЖ Райхштейн категорически отрицает. Он также отрицает, что когда-либо поручал Клейнеру платить Стельмаху. 

Следователь допросил Райхштейна, изучил ситуацию и пришёл к выводу, что уголовное дело нужно закрыть, так как для производства нет оснований.

Неужели банк и Sprint Oil заодно?

Ещё в 2009 г. ходе производства о банкротстве Petroimpex Trade выяснилось, что руководство этой обанкротившейся компании активно раздавало кредиты связанным лицам и уплачивало авансы, фактически выводя средства из компании. В частности, много было выведено в качестве предоплат на компанию Eurotrade Petroleum AG. Судья, которая вела это дело о банкротстве Petroimpex Trade, отметила в мнении о причинах неплатёжеспособности, что кредиты должником выдавались под крайне низкие проценты, без обеспечения и не взыскивались обратно. К моменту подачи заявления о банкротстве из Petroimpex Trade были выведены средства более чем на 12 млн. крон, и было совершенно очевидно, что вывод средств был целенаправленным. 

Тем не менее крупнейшие кредиторы Petroimpex Trade, в т.ч. Sprint Oil и банки, не подавали иски об истребовании этих средств и не обращались в правоохранительные органы для инициирования расследования. По имеющимся у нас данным, они не присоединились также к тем кредиторам, которые обратились-таки к банкротному управляющему с ходатайством, в котором просили предпринять шаги по взысканию розданных кредитов. Можно ли предположить, что Petroimpex Trade и взыскание денег именно с него не интересовало основных кредиторов, т.к. целью было Scantrans?

Ещё некоторые детали заслуживают внимания.

11 октября 2010 г. было подписано соглашение между Sprint Oil, адвокатским бюро MAQS, Scantrans и банком Danske Bank, согласно которому фиктивное требование к Scantrans на $22 млн., принадлежащее Sprint Oil, было уступлено адвокатскому бюро MAQS. Соглашение предусматривало, что уступка временная. В тот же день Danske Bank подписывает также соглашение со Scantrans и судебным исполнителем. Этим соглашением продляется срок оплаты задолженности Scantrans перед банком. В соглашении говорится также, что третьи лица (в данном случае Sprint Oil) не начинают со своей стороны взыскание. Таким образом, видим, что банк и Sprint Oil договорились некоторое время координировать свои действия по взысканию долга со Scantrans. Почему?

Клейнер сам подал заявление о банкротстве, и 2 февраля 2011 г. суд признал Scantrans банкротом. Был избран комитет кредиторов, куда вошли Sprint Oil, Danske банк и Налоговый департамент. Sprint Oil получило 58% голосов, несмотря на фиктивность его требования, о чём сами участники этой операции не могли не знать.

Летом кредиторам Scantrans было подано предложение о компромиссе, но решение о продаже недвижимого имущества должника было принято голосами Sprint Oil до рассмотрения вопроса о компромиссе. Таким образом, кредитор возможность избежать продажи не рассматривал. 27.10.2011 было подано второе предложение о компромиссе, но оно тоже было отклонено, хотя должник обещал погасить часть долгов. После этого должник и два связанных с ним кредитора подали суду ходатайство об осуществлении судом контроля над процессом банкротства, т.к. увидели в действиях Sprint Oil нарушения закона и интересов кредиторов. Несмотря на заявления должника и кредиторов, имущество должника было продано и решение о продаже было принято все теми же голосами Sprint Oil, фиктивность требований которого на момент продажи уже была установлена судом.

Суд подтвердил фиктивность требования

27 мая 2011 г. в Рижский окружной суд был подан иск о признании недействительными с момента заключения договора поставки от 08.07.2008 г., заключённого между Petroimpex Trade и Sprint Oil, арбитражных оговорок и поручительств, подписанных Клейнерами и Scantrans в качестве гарантии исполнения обязательств Petroimpex Trade. 3 октября 2011 г. Рижский окружной суд признал недействительными с момента заключения все эти договоры. Таким образом, государственная судебная инстанция подтвердила, что лежащее в основе реализации имущества Scantrans требование на 22 млн. долларов США было фикцией. Харьюский уездный суд также признал это решение иностранного суда. 

30 января 2013 г. состоялся аукцион, с которого было продано банкротное имущество Scantrans (объекты недвижимости по адресу Нылва, 13, 13b, 13c). В феврале 2013 г. компания Korruptsioonivastane OU, связанная с собственником Semiramis, подала в суд иск с требованием признать недействительным этот аукцион, в ходе которого было продано имущество Scantrans. В иске было указано, что имела место целенаправленная схема для продажи имущества в избранные руки по заниженной в несколько раз цене. Продажа с аукциона, по утверждению истца, повлекла ущерб не только для него самого, как собственника, но и для государства в лице Tallinna Sadam. Если учесть, что Colliers International оценило актив в 14,5 млн. евро, то ущерб государству может составлять около 2,5 млн. евро.

 

Эпилог

На сегодня собственником всей южной причальной линии (причалы 31-34), а также погрузочных площадок угольного терминала, которые ранее принадлежали Tallinna Sadam, является AS Petromaks Spediitori AS. Предприятие контролирует известный предприниматель Сергей Петров, но это уже другая история…

Настоящая история была написана на основании документов и сообщений в СМИ. Если кто-то из её участников пожелает предоставить нам комментарии или уточнения о сути происходивших операций, а также дать дополнительные документы, мы их примем и опубликуем.

Autor: Анастасия Тидо

Поделиться:
Самое читаемое