29 октября 2015

Когда свершится оборот?

Среди вопросов по поводу налогообложения есть рекордсмены - те, которые задают чаще всего. Один из них о том, в каком периоде отражать свершившимся оборот для соответственного его декларирования.

Предположим, фирма из Эстонии (налогообязанная по налогу с оборота) продала нечто шведской фирме (такой же налого­обязанной, но только в Швеции). И, предположим, проданный эстонской и приобретённый шведской фирмой товар поставляется 10 октября. Но товар этот на самом деле используется в Норвегии тамошним предприятием, куда его и перевозит шведская фирма 11 октября (чаще всего даже не перегружая, а везёт товар дальше на том же автомобиле, что выехал из Эстонии).

И, наконец, предположим, что шведы сделали 100%-ную предоплату в Эстонию по счёту, выставленному им в августе. Оплата счёта состоялась в сентябре. После того, как норвежский получатель товара убедился в его доброкачест­венности, он платит шведам, которые дают соответствующий сигнал эстонцам: мол, давайте, коллеги, окончательный счёт. В нашем примере этот сигнал подадут в ноябре, а конкретно 10 ноября из Эстонии выставят счёт.

С учётом всех этих дат возникает вопрос: в каком месяце эстонская фирма должна отразить оборот в декларации по налогу с оборота, чтобы не нарушить закон?

Среди бухгалтеров есть сторонники нескольких вариантов ответа: в августе, когда послали счёт на пред­оплату; в сентябре, когда пришли деньги; в октяб­ре, когда товар отправили; и, наконец, в ноябре, когда оформили окончательный счёт. Сторонники последней версии совершенно справедливо утверждают, что - собственно - ноябрьс­кий счёт единственно законный, поскольку т. н. счёт августа вернее называть письмом с просьбой о предоплате, каким этот документ по сути и является. Для ясности отметим также, что в рассматриваемом примере вся история отношений между шведской и норвежской фирмой к делу не относится. И, наконец, заметим, что реальной уплаты налога не будет ни в Эстонии, ни в Швеции, поскольку происходит между эстонским и шведским предпринимателями внут­рисоюзный оборот. А месяц, когда этот оборот состоялся (в понимании эстонс­кого закона), определяется по тому, какое из двух событий произошло раньше: когда выставлен счёт за товар или когда наступил месяц, следующий за месяцем поставки товара. Учитывая, что требование пред­оплаты не является счётом в строгом смысле слова, получается, что счёт за товар выставлен в ноябре. И месяц, следующий за месяцем поставки, тоже ноябрь. Получается также, что все предшествовавшие ноябрю события не вызывали необходимости декларировать приведённый в примере внутрисоюзный оборот.

То есть, для эстонского поставщика оборот наступил в ноябре. И для шведс­кого приобретателя ноябрь будет месяцем внутрисоюзного приобретения. Вторая сделка (между шведской и норвежской фирмами) будет отражаться по законам их стран, и для эстонского предприятия никакой роли она не играет. А чтобы не запутывать себя и партнёров при сделках, аналогичных рассмотренной нами в примере, эстонским предпринимателям целесообразно не оформлять «счета на пред­оплату», а ходатайствовать (или требовать) её простыми письмами или отражать её необходимость и сроки в договорах. Тогда причин для ошибок станет меньше.

Самое читаемое