4 ноября 2015 • 11 мин
Поделиться:

Семейная атмосфера

Фото: Andras Kralla

Конфликт между партнёрами из-за денег – вещь обыденная. Другое дело - взаимные обвинения в «отъёме бизнеса», особенно между бывшими друзьями.

Сын Виктора Левады Филипп занялся бизнесом в сфере металлооб­работки вместе со старинными знакомыми. Дело дошло до судебных тяжб и взаимных обвинений бывших партнёров в нечистой игре.

В 2010 г. суд объявил банк­ротом латвийскую компанию Виктора Левады Metals B SIA, а в 2011 г. – его крупнейшее предприятие - Levadia Metall OU. Бизнес семьи не был свёрнут, но произошла смена поколений: в работу включился сын Виктора Филипп Левада. «Я работал у отца с детства и знал эту отрасль, - рассказал ДВ Филипп Левада. - Я хотел создать собственное предприятие. Отец помогал мне советами, с моим бизнесом он не был связан, не ходил туда на работу. На мой взгляд, это нормально, когда сын спрашивает советов у отца, имеющего большой опыт в бизнесе, - рассказал Филипп. - Когда я советовался с отцом, начинать или не начинать, он мне просто ответил: «Хочешь – делай. Я бизнесом больше заниматься не хочу».

Предприятия, которыми занимается Левада-младший, работают в отрасли металлообработки и торговли металлоконструкциями, а также управляют недвижимостью. В некоторые из них были привлечены партнёры, но неудачно. Что же произошло?

Чей бизнес «на свои»?

Ранее работавший на предприятии Виктора Левады Александр Ярв летом 2010 г. организовал новое производство металлоконструкций - Catmet OU с уставным капиталом в 40 тыс. ЕЕК. Через три месяца, в декабре 2010 г., структура собственности Catmet изменилась: Ярв уступил часть доли новому участнику - Владиславу Страдомскому, другу Филиппа Левады. Страдомский стал собственником 75% капитала Catmet, у Ярва осталась доля на 10 тыс. ЕЕК или 25% голосов. То, что сособственником Catmet стал не сам Филипп, а его друг, Левада объясняет нежеланием привлекать к себе излишнее внимание: «В 2010 г. вокруг нашей семьи было слишком много шума, это очень утомляет. Кроме того, я хотел дать другу возможность развиваться и заработать».Дела у Catmet пошли неплохо. За 2011 г. оборот превысил 6 млн. евро, а чистая прибыль – 700 тыс. евро, собственники решили расширяться, и в ноябре 2011 г. было учреждено Loo Properties OU. По словам Ярва, оно было призвано способствовать расширению деятельности. Новая компания приобрела несколько земельных участков производственного назначения. Учредителями Loo Properties изначально были физлица, затем оно было реорганизовано из ТОО в акцио­нерное общество и сменило собственника. Сейчас Loo Properties контролирует Филипп Левада через свою Steel Invest OU.Сегодня, когда конфликт в разгаре, Ярв утверждает, что деньги на приобретение активов Loo Properties и на счета Catmet поступали из «оффшорок», куда были своевременно «перекачаны» Виктором Левадой из Levadia Metall. Мы не знаем, правда ли это, однако интересно, почему раньше эти источники финансирования бизнеса не смущали? В январе 2012 г. собственники проекта решают вложить прибыль и предоставили Loo Properties заём от Catmet. Далее начинают происходить вещи, приведшие в итоге бывших партнёров в суд с ворохом исков.

Уступка себе самому

15 мая 2012 г. OU Catmet уступило Ярву своё требование на 95 562 евро к Loo Properties. Будучи по договору и цессионарием (принимающим требование), и членом правления цедента (уступающего требование), Ярв подписал соответствующий договор цессии сам с собой. Позднее, когда сделка стала предметом судебного разбирательства, Ярв предоставил суду копию решения Страдомского как собственника Catmet от 14.05.2012 г., которым была предварительно одобрена эта уступка. Филипп Левада и его адвокат Сийм Рооде утверждают, что Ярв не имел полномочий на подписание договора цессии. В суде были высказаны предположения, что решение было подписано задним числом, поскольку впервые копия этого решения появилась только в 2014 г. в суде, а его оригинал «пропал».С 23 мая 2012 г. Ярв перестал числиться членом правления Catmet. Он пояснил журналистам, что ушёл с предприятия сам, не найдя общего языка с Виктором Левадой из-за увольнения работника. Филипп Левада отрицает как то, что его отец имел отношение к деятельности Catmet, так и упомянутую причину ухода Ярва. Левада пояснил, что Ярв к моменту ухода уже продал свою долю в капитале компании и был отозван из правления из-за утраты к нему доверия и конфликта интересов. Дело в том, что принадлежащее Ярву Vergine OU работает в той же сфере деятельности, что и Catmet. В момент ухода Ярва из Catmet в Vergine было всего 2 работника, но она быстро наращивала оборот и получала прекрасные прибыли, даже вырвалась в топ «газелей» в области металлообработки, о чём написала газета Aripaev. Как пояснил Ярв журналисту, секрет успеха Vergine состоит в тщательной проверке репутации контрагентов. Левада однако отнёсся со скепсисом к этому пояснению: «Просто по факту все затраты ложились на Catmet, а прибыль приходила в Vergine, отсюда и такие результаты».

Через полгода после полного разрыва отношений - 15 ноября 2012 г. - Loo Properties и Ярв заключили договор, которым была установлена совместная ипотека на недвижимость Loo Properties в пользу Ярва (сумма ипотеки – 300 тыс. евро). Возникает логичный вопрос: если Loo Properties контролируется Филиппом Левадой, то кто подписал договор с Ярвом и зачем? Левада объяснил, что договор от имени Loo Properties подписал член правления Орехов (племянник жены Ярва). Сразу после этого он был отозван, но дело уже было сделано.

И вновь продолжается бой

В январе 2013 г. Loo Properties выставило Ярву требование о снятии ипотечного обременения. Поскольку Ярв отказался, то в феврале 2013 г. Loo Properties обратилось в суд.В марте 2013 г. Страдомс­ким как собственником было подписано решение об увеличении акционерного капитала Catmet до 384 804 евро. В ходе увеличения капитала он стал собственником 99,8% акций. Ярв утверждает, что решение об увеличении акционерного капитала было принято с целью именно выдавить его из предприя­тия, уменьшив размер его участия. Это звучит логично. Однако, согласно регистру, уже в январе 2013 г. Ярв не был участником Catmet, т.к. продал свою долю Александру Салахутдинову (Энци). Энци и стал собственником оставшихся 0,2% акций.Дополнительный взнос при увеличении капитала сам Страдомский сделал в «неденежной форме», а именно внёс долговые требования. По словам адвоката Левады, требования уступило Страдомскому Steel Invest OU, а в обмен получило акции Страдомского в залог. Таким образом, фактически Левада через Steel Invest должен был контролировать Сatmet.В октябре 2013 г. новый член правления Catmet Денис Фомин подписал с компанией Филиппа Левады OU Loorent нотариально удостоверенный договор купли-продажи предприятия. Согласно договору, к Loorent перешли все активы Catmet, а также обязательства перед работниками и прочие связанные с повседневной работой обязательства. Остальные обязательства остались у Catmet. ДВ поинтересовались, какие это «сброшенные» обязательства. Левада пояснил, что Ярв требует «и тут, и там».

Неожиданности случаются

Решить проблему таким простым способом как сброс долга не получилось, так как в ноябре 2013 г. вслед за Ярвом взбрыкнул и «мажоритарный акционер»: Филиппа Леваду и связанных с ним двух членов совета Catmet Страдомский сместил. Филипп пояснил эту рокировку предательст­вом друга. Поговорить со Страдомским ДВ не удалось, он отказался общаться. Членами совета Сatmet стали Александр Салахутдинов (Энци), Ярв и его адвокат Хенрик Кирсимяэ. 21 ноября 2013 г. Страдомский подписал новую редакцию устава, согласно которой решение может быть принято только 100% голосов акционеров. Затем в регистр внесено как мажоритарный акцио­нер предприятие, которое конт­ролирует Ярв – Vargine OU. По словам Левады, «после всех этих изменений акции, переданные Страдомским в залог в пользу Steel Invest, утратили всякую ценность». Ярв и Страдомский обратились в суд с иском Сatmet OU о признании договора купли–продажи предприятия недействительным. Также они обратились в прокуратуру. Левада парирует: «Страдомский опустошил счета Catmet и провёл ряд сделок, которые можно расценивать как недружественный захват предприятия. Дальнейшие банкротные производства (Catmet и Страдомского как физлица) – это наши законные шаги для устранения последствий его незаконных действий и отстранения его от руководства». «Catmet - от начала и до конца - моё предприятие», – сказал он.

Адвокат Левады Сийм Рооде заявли, что "По существу находящиеся у Страдомского акции, переданные в залог в пользу Steel Invest, утратили свою ценность."

СПРАВКА

Спорное предприятие AS Catmet

- Создано в августе 2010 г. как товарищество с ограниченной ответственностью (пае­вое). Единственным учредителем был Александр Ярв, ранее работавший на производстве Виктора Левады. Уставный капитал составил 40 тыс. ЕЕК. Основная деятельность – производство металлоконструкций. В декабре 2010 г. в регистр внесён второй участник Catmet – Владислав Страдомский с взносом в уставный капитал в размере 30 тыс. ЕЕК (75% голосов). У Ярва осталась доля на 10 тыс. ЕЕК или 25% голосов.- В июне 2013 г. принято решение о преобразовании ТОО в акционерное общество и об увеличении акционерного капитала. Контролирующим предприятие собственником стал Страдомский.- По заявлению кредитора OU Glamring было открыто производство о банкротст­ве Catmet. 22 января Майре Арм стала временным управляющим должника. 27 февраля 2014 г. Catmet было объявлено банкротом, банкротным управляющим назначена Майре Арм.- 12.06.2015 г. банкротным управляющим подано на утверждение суда предложение о распределении, а 30.06.2015 г. суд его утвердил (дело 2-13-60186).

К СВЕДЕНИЮ

Предприятия, связанные с семьёй Левада- Основная деятельность – оптовая торговля изделиями из металла. Собственниками были Виктор и Надежда Левада. Руководитель – Виктор Левада.

Levadia Metall OU

- Последний отчёт о хозяйственной деятельности был подан в 2008 г. В 2010 г. была объявлена санация Levadia Metall, санатором предприятия стал присяжный адвокат Сийм Рооде.- В марте 2011 г. Levadia Metall объявлено банк­ротом. Обязательства банкрота превысили 80 млн. EEK. Имущество состояло из производственных запасов и недвижимости. Прошёл через процедуру личного банкротства и Виктор Левада. 24.08.2015 г. закончено банкротное производство Levadia Metall утверждением заключительного отчёта.

Незадолго до объявления банкротства Levadia Metall OU - в декабре 2010 г. - в Эстонии было учреждено предприятие Reval Steel OU, совладельцами которого стали некое латвийское предприятие Rusmet SIА и зарегистрированное в Эстонии Balti Metallikaubanduse OU.

Собственник Rusmet согласно регистру – гражданин Латвии Юкшинскис Александрс, кто был фактическим собственником, ДВ неизвестно. Уставный капитал Reval Steel OU составил 2500 евро. В течение года компании были предоставлены два кредита от Rusmet и Balti Metallikaubanduse на сумму свыше 4 млн. евро. У банков Reval Steel денег не занимало. За год было реализовано продукции на 17,78 млн. евро и заработано 1,187 млн. евро чистой прибыли.

Уже под конец второго года деятельности - осенью 2012 г. - завершилась процедура реорганизации Reval Steel, и в результате разделения были образованы Balti Metallikaubanduse OU и Steel Invest OU. Собственником Steel Invest OU становится всё та же латвийская компания Rusmet SIA.

Steel Invest OU

- Создано в сентябре 2012 г. в результате разделения OU Reval Steel. Уставный капитал - 277 910 евро. Основной вид деятельности - операции с недвижимостью и инвестиции. Руководитель – адвокат Сийм Рооде. Участники и акционеры менялись, акционером был Рооде и его фирма, на сегодня собственник 100% капитала – Филипп Левада.- Как видно из Коммерческого регистра, компания Steel Invest несколько раз переходила из рук в руки: в 2011 г. её на несколько недель переводили в собственность адвоката Сийма Рооде, потом снова в собственность Rusmet, потом снова в собственность адвокатской фирмы Рооде, и только после этого она перешла к Филиппу Леваде, которого Рооде в интервью AP назвал реальным собственником. По словам Рооде, все эти передачи права собственности на паи были произведены исключительно в «технических целях». В чём состояли эти технические цели? ДВ спросили у адвоката, не имеет ли отношения к этим передвижениям Закон о противодействии отмыванию, согласно которому банки обязаны предпринимать меры прилежания и выяснять реальных бенефициаров и собственников компаний, когда осуществляются определённого рода операции. Рооде пояснил, что его адвокатское бюро соблюдало все требования по выяснению реального бенефициара, поэтому спекуляции на этот счёт неуместны.Loo Properties AS- Создано в ноябре 2011 г. Акционерный капитал – 100 тыс. евро. Основная деятельность – операции с недвижимостью. Руководитель – Сийм Рооде.- Участники и акционеры менялись, на сегодня собственник 100% акций - Steel Invest OU.OU Loorent- Создано в марте 2013 г. Учредитель – Филипп Левада. Паевой капитал последнего – 2 500 евро. Основная деятельность – производство металлоконструкций. Руководитель и собственник – Филипп Левада.OU FL Start- Создано в марте 2013 г. путём разделения OU Loorent. В декабре 2013 г. состоялось преобразование путём разделения. В результате разделения осталось Loorent OU и образовалось OU FL Start с паевым капиталом 2 556 евро. Основная деятельность – операции с недвижимостью. Руководитель и собственник – Филипп Левада.

 

Autor: Анастасия Тидо

Поделиться:
Статьи по теме
Все статьи по теме
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее