18 декабря 2015 • 6 мин
Поделиться:

Почему другие преуспели, а я – нет?

Фото: Николай Гулаков

Мы находим их более привлекательными, более любимыми, более одаренными, чем мы сами. Откуда это ощущение, что у других людей жизнь всегда лучше, чем у нас?

О том, что не все равны между собой, мы узнаем очень рано. Воспитатели в детских садах обращают больше внимания на симпатичных детей, а учительница в начальной школе скорее предпочтет сообразительных или исполнительных учеников. В старшей школе мы сами не можем не восхищаться популярным подростком. А наши родители не раз приведут нам в пример двоюродную сестру, которая прошла по конкурсу в университет, пока мы бьем баклуши, не имея ни малейшего представления о своей будущей профессии. И вот уже, став взрослыми, мы злимся, бледнея от зависти, когда при нас говорят о стремительном карьерном взлете бывшего коллеги или, хуже того, нашего младшего брата, пишет Psychologies.ru

Многие века судьба ребенка была решена еще до его рождения: сын сапожника наследовал мастерскую своего отца, старший сын помещика наследовал семейное поместье. В современном же свободном обществе индивидуалистов мы должны все время доказывать свою значимость. И почти все мы мечтаем занимать такое место, которое принесет нам любовь, деньги, власть, счастье. Но наши достижения редко достигают планки наших идеалов. Невозможность изменить ситуацию, реализовать свое намерение вызывает сильные переживания. Мы разочарованы и одновременно чувствуем напряжение, тревогу, безысходность. Такая фрустрация провоцирует скрытую неприязнь и зависть к другим, более успешным, более состоятельным, более счастливым...

Зависть – чувство, знакомое многим из нас, и одно из самых вероломных. «Именно в этом пороке мы менее всего склонны признаваться, поскольку в противном случае нам пришлось бы согласиться с тем, что мы недоброжелательны, злы и неблагополучны», – считает писатель Джозеф Эпштейн1. Святой Августин описывает в «Исповеди» полный зависти взгляд ребенка на младшего брата, прижавшегося к матери, которая кормит его грудью2. Если бы он мог, он бы убил его, это ясно. Хотя он сам уже не сосет грудь. На самом деле младший брат ничего у него не крадет. Но вот константа желания: мы хотим того, что есть у другого человека, или того, что он желает. Желание, как объясняет философ Рене Жирар, носит подражательный характер3. Предмет нашего желания – наш собственный идеал. Это та причина, по которой мы постоянно сравниваем себя с другими: мы никогда не знаем ясно, кто мы такие и чего мы желаем. Поэтому мы опираемся на кого-то другого, похожего на нас, чтобы найти разгадку этой загадки. Но никогда не находим правильный ответ.

Успех глянцевых журналов частично объясняется тем, что они эксплуатируют агрессивность, в которой никто не признается. Журналисты никогда не забывают показать нам звезд и власть имущих в худшие моменты их жизни: во время развода, после потери близких людей, в периоды алкогольной или наркотической зависимости. «Недостаточно быть счастливым, надо еще, чтобы другие люди были несчастливы» – именно эта мысль посещает наш ум, когда нас снедает зависть. Вопреки стереотипу, счастье не так уж заразительно. Исследование социологов Университета Юта Вэлли (США) показывает, что информация об успехах и радостях наших друзей в социальной сети Facebook портит нам настроение4. «Почему они, а не я?» – невольно раздумываем мы, не подозревая о том, что, возможно, наши друзья приукрасили ситуацию. К счастью, от этого виртуально спровоцированного уныния есть лекарство: проводить меньше времени за компьютером, больше общаться, участвовать в благотворительности. Это позволит убедиться, что у других людей есть более серьезные причины быть неудовлетворенными своей судьбой...

Представление о том, что мы менее успешны, чем другие люди, имеет нечто общее с оптической иллюзией. «Я не понимаю, как мои подруги все успевают с работой, ребенком, покупками, уборкой, – недоумевает 28-летняя Ника, мама двухлетнего Алика. – Я же совсем выбилась из сил». Есть ли у Ники доказательство того, что подруги лучше справляются с похожей жизненной ситуацией, что им не случается отчаиваться, как и ей? Вряд ли, но тем не менее...«Одна из самых распространенных фантазий заключается в том, что мы переносим свою ситуацию на другого человека и представляем, что для него она решается проще, чем для нас, что у него нет теневой зоны, нет бессознательного», – комментирует психоаналитик Оливье Дувиль (Olivier Douville). Жизнь другого человека представляется более удачной, чем наша, по умолчанию. Так ли это на самом деле? Кто-то много зарабатывает, но, возможно, его подлинный идеал – испытать страсть к мужчине или женщине, или же он мечтает стать деятелем искусства, поэтом или вольным художником.Атмосфера конкуренции, в которой мы живем и работаем, поддерживает наше субъективное ощущение, что кто-то другой всегда лучше нас справляется с жизнью. Такое представление побуждает нас видеть в другом соперника, а не союзника.«Я отмечаю, – говорит психоаналитик, – что успеха достигают, например, не самые блестящие студенты, а те, которые лучше всех приспособлены к этой негуманной конкурентной системе. Интеллектуально сложные и эмоционально более уязвимые личности, конечно, не обречены оставаться на обочине, но их дорога жизни, как правило, более хаотична».Тем не менее ощущение, что мы никогда не достигаем успеха, не всегда результат ошибки нашего воображения. Иногда мы сами ограничиваем себя, выбирая критерии успешности настолько строгие, что просто не осмеливаемся ничего предпринять. Тихий внутренний голос нашептывает нам: «Если ты не в топ-10, ты никто» или «Если ты не завоюешь любовь этого человека, ты ни на что не годишься»...«Такую стратегию бессознательно выбирают те из нас, кому в детстве приходилось молчать и тушеваться, чтобы уберечь от волнений депрессивного или больного родителя, – замечает Оливье Дувиль. – В том возрасте, когда другие дети капризничают и шалят, они были вынуждены подавлять свои агрессивные импульсы. И в результате так и не научились управлять ими или направлять их». Позднее такая «невыраженная» агрессивность оборачивается против них настолько яростно, что парализует их волю к успешной и интересной жизни».Осуществление желаний, достижение идеалов для некоторых из нас бессознательно сопровождаются ощущением смертельной угрозы: ведь после этого не останется ничего, на что можно будет надеяться, жизнь будет кончена.Разумеется, речь идет о фантазиях; как только воображение завладевает нашим умом, оно становится сильнее реальности. Чтобы вернуться к гибкому взгляду на мир, Оливье Дувиль призывает нас задать себе два самых простых вопроса: «Чего я хочу достичь? Каково мое желание?» И поясняет: «Невозможно избавиться от завистливого отношения к другому человеку, игнорируя себя, свои потребности». Когда мы осознаем наши реальные желания, соперничество и сравнения перестают играть роль блокирующих механизмов. Они даже могут стать движущими силами, которые подтолкнут нас стать лучше, чем мы были.На пути к осознанию наших желаний мы, возможно, заметим, что тот успех, который ценится в обществе, нас вовсе не увлекает. И не будем забывать: жить – значит время от времени неизбежно терпеть неудачи. «Настоящий герой – это не супермен, который всегда выигрывает, а тот, кто проигрывает достойно, – подтверждает Оливье Дувиль. – Самая прекрасная победа – не та, в которой мы торжествуем над другими, а та, которая позволяет нам победить свои фантазии всемогущества, позволяет нам принять наши неудачи и при этом не отчаиваться».

Autor: София Дельвер

Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее