28 мая 2017

Как нарастить добавленную стоимость?

Предприятия пищевой промышленности Эстонии в состоянии делать маленькие и очень интересные продукты высокого качества, которые могли бы обеспечить отличную маржу. Экспорт таких продуктов – одна из самых больших наших возможностей.

Пример умелого развития продукта привёл представитель пищевой промышленности Латвии на прошедшем в апреле Балтийском форуме рыболовства.Рыбопромышленное предприятие Karaleva является крупным производителем шпротов, оборот которого составил в 2016 году 28 млн. евро. Было выпущено 47 миллионов банок консервов. 80% продукции ушло на экспорт. Самым большим рынком предприятия были бывшие республики СССР. В 2013 году продажи в эти страны достигали 12 млн. евро.После российского эмбарго доля этого рынка упала – к 2016 году выручка составила всего 2 млн. евро. Но продавать шпроты в Европе довольно трудно – их считают малоценной рыбой.Тем не менее, предприятие сумело взять разбег на европейс­ком направлении. В 2012 году выручка была 1 млн. евро, в 2016 году она выросла до 16 млн. евро и составила 57% оборота продаж предприятия.Развитие продукта состояло в том, что шпроту просто пере­именовали в сардину, а это рыба, которую европейцы знают и с удовольствием покупают.

В последнее время часто говорят о том, что давление на зарплаты несёт с собой необходимость увеличивать добавленную стоимость. Это сделало бы наши предприятия сильнее, а жизнь людей в Эстонии лучше. Говоря упрощённо, добавленная стоимость состоит из прибыли предприятия и выплаченных зарплат и налогов.

По данным за 2014 год предприятия эстонского пищепрома произвели добавленной стоимости на сумму 22 700 евро на одного работника – по этому показателю мы лидируем среди стран Балтии. Роль предприятий пищевой промышленности, которая использует местное сырьё, очень важна. Сравнение с соседями может только радовать, поскольку хорошие результаты производителя продукта, прямо предназначенного потребителю, способствует успеху и стабильности всей цепи. Но до средних показателей по ЕС нам ещё всё-таки далековато. Согласно данным Евростата, средний показатель добавленной стоимости в ЕС составил 45 000 евро на одного работника (в Латвии 14 000 и в Литве 15 000 евро).

По всей обрабатывающей промышленности в целом есть уже европейские данные за 2015 год. Они говорят о том, что пищевая промышленность создаёт добавленной стоимости столько же, сколько обрабатывающий сектор в целом.

Согласно проводимому Swedbank исследованию промышленных предприятий, в пищепроме около трёх четвертей предприятий планируют увеличить оборот, а четыре пятых – улучшить прибыльность, т.е. нарастить добавленную стоимость. Оборот участвовавших в опросе предприятий был в 2016 году более 1 млрд. евро, что составило 59% оборота всего обрабатывающего сектора.

Таким образом, мы можем утверждать, что чувство уверенности в целом высокое. Для достижения целей планируется в основном наращивать объё­мы производства и продаж и находить новые рынки экспорта. Другими словами, сосредоточиваются на продажах. По предприятиям показатели разные, но, по большому счёту, в последние пару лет экспортный оборот эстонских и латвийских предприя­тий сократился. Предприятия Литвы сумели преодолеть спад, наступивший после российского эмбарго.

Добавленная стоимость литовских предприятий невысока, но экспортный оборот сектора в пять с лишним раз выше, чем у Эстонии и Латвии. Если поставить рядом с этим фактом количество вывозимого из Эстонии в необработанном виде сырья, то кажется, что у нас есть потенциал повысить ценность нашего сырья и запрашивать за нашу продукцию дороже.

Наращивание объёмов с точки зрения эффективности важно, но исследование показывает и то, что наряду с поиском объёмов и эффективнос­ти всё важнее становится развитие продукта и своей торговой марки. Пятая часть участников опроса планирует новые продукты, а каждое десятое предприятие вкладывает в свой бренд. Ясно, что чем ближе удаётся дойти со своими продуктами до конечных потребителей на рынке, тем больше удаётся получить себе от дохода всей цепи и тем выше добавленная стоимость. До сих пор главным целевым рынком сектора была Финляндия, в небольшой степени Латвия. Но почти каждое второе предприятие планирует выйти в качест­ве нового рынка на рынок Швеции и каждое третье – на рынок Латвии.

Предприниматели рассматривают в качестве целевых рынков как страны Европы и Азии, так и США. Это логично, поскольку прогнозы говорят о том, что в ближайшие годы ожидается самый большой рост потребления именно в США, Китае и Индии. На рост этих рынков влияют повышение покупательной способности и увеличение численности населения.

Но на больших развивающихся рынках фокусируют своё внимание и глобальные предприятия пищепрома – их производственные мощности велики, и они способны эффективно доводить продукцию до конечного потребителя. Мы с ними в объёмах тягаться не можем. Мы должны умело заниматься развитием продукта и находить те ниши, которые способны закрыть.

Глобальной тенденцией является резкое старение населения во всём мире. Например, в Китае, где сегодня доля людей старше 60 лет составляет всего 15%, прогнозируется, что к 2050 году она достигнет уже 35%. Может ли этот тренд подсказать, что стоит развивать? Безусловно, здоровые продукты, но что ещё? Как стареющее общество ведёт себя в качестве потребителей? Если крупные корпорации сосредоточатся на растущих рынках, то не сможем ли мы заменить их продукцию в Европе? Про Эстонию мы можем смело сказать, что мы - инновативные производители продуктов питания, действующие в экологически чистой среде. Мы в состоянии делать очень интересные небольшие вещи отличного качества, у которых могла бы быть и очень хорошая маржа. Экспорт такой продукции – это наверняка наша большая возможность. И сектор много и плодотворно работает во имя экспорта.

На прошедшей недавно XI годовой конференции пищевой промышленности мы были свидетелями великолепных примеров. Предприятие Farmi Piimatoostus сумело заставить ближайших соседей есть овсяный пудинг. Жители Эстонии могут наслаждаться богатым протеином продуктом SKYR, который оценён специалистами и медиками как самый лучший для здоровья продукт года. Зрелый сыр Old Saare от Saaremaa Piimatoostus удостоился титула лучшего пищевого продукта года в Эстонии благодаря отличным вкусовым качествам и новой упаковке.

Это лишь малая часть примеров развития продукта и инновации. Развитие продукта не обязательно должно быть сложным или означать создание совсем новых вкусов, с которым надо познакомить потребителей. Можно производить и знакомую целевому рынку продукцию – здесь можно назвать сыры типа пармезана от Valio на итальянском рынке.

Умное и умелое развитие продукта – это ключевой фактор и в промышленности Эстонии. Новые рынки, рост затрат на рабочую силу, изменение бизнес-моделей и постоянный поиск дополнительной добавленной стоимости заставляют предприятия инвестировать. Инвестиции планируют почти все участники опроса Swedbank в пищевой промышленности.

В 2017 году ожидается рост объё­мов инвестиций на 43,2%. Заслуживает внимания то, что 55% из запланированных предприятиями пищепрома инвестиций направляется на развитие продукта. В этом пищепром является локомотивом всей промышленности.

 

Autor: Оливер Олт глава сектора пищепрома Swedbank

Самое читаемое