27 декабря 2017 • 3 мин
Поделиться:

Мебельщиков заботят налоги и рабочая сила

исполнительный директор Эстонс­кого союза мебельщиков Херкки Китсинг
исполнительный директор Эстонс­кого союза мебельщиков Херкки Китсинг  Фото: Raul Mee

Во второй половине ноября в рамках проходившей тогда промышленной ярмарки Instrutec веб-издание Toostusuudised.ee организовала «круглый стол» руководителей отраслевых союзов промышленного сектора, которые анализировали итоги завершающегося года и рассказали о том, чего они ожидают от года наступающего.

Среди участников «круглого стола» был и исполнительный директор Эстонс­кого союза мебельщиков Херкки Китсинг.

Какие положительные для вашей отрасли моменты вы можете выделить в уходящем году?

Высокой оценки мебельщиков, несомненно, заслуживает Фонд развития предпринимательства (EAS), принявший решение вновь начать поддерживать нас субсидией на совместный стенд. Перед этим была трёхлетняя пау­за. Эта поддержка здорово помогла тем предприятиям, которым без неё было бы трудно принять участие в ярмарке. За это надо поблагодарить не только EAS, но и Министерство экономики и коммуникаций, а также правительст­во за то, что были найдены необходимые средства.

Положительным было и тесное сотрудничество между отраслевыми сою­зами. Мы все вместе не раз выступали с обращениями, которые подталкивали правительство к действиям.

Радует и успешное проведение в уходящем году шестой конференции Союза мебельщиков.

А что в этом году вас, как главу отраслевого союза, не порадовало?

Прежде всего налоги, которые оказали на нас сильное косвенное влияние.

Вторая проблема – финансирование нашего образования. Например, госбюджет Латвии на 2 млрд. евро меньше эстонского, но если посмотреть там строки образования, то в госбюджете Эстонии значится 0,995 млрд. евро, а в госбюджете Латвии – 1,583 млрд. евро. Выходит, Латвия оценивает образование намного выше, и это с точки зрения оживления экономики важно.

Мы всё сильнее ощущаем проблему нехватки рабочей силы. Одна из причин – в постановлении Министерства образования и науки нр. 48, повлиявшее на финансирование профессионального образования в 2016 году, которое примерно на две трети снизило оценки профессиональных экзаменов и сильно сказалось на нас в этом году. В сфере высшего образования тоже ощущалось значительное недофинансирование. Там недостаточно докторантов и магистрантов, и это тормозит осуществ­ление совместных с университетами проектов.

Связь магистрантов и докторантов с университетами нежизнеспособна при отсутствии мотивирующей и достойной модели финансирования. Включение иностранных студентов в трудовую среду Эстонии проблематично, потому что среда преимущественно эстоно­язычная, и иностранных студентов по этой причине не принимают на работу. Недофинансирование образования – это проблема, и она оказывает на нас влияние.

В уходящем году было трудно проталкивать в правительстве предложения об изменениях, эта информация правительству не по душе. Отраслевые союзы подают немало идей, но результативность низкая. Специалистов не очень ценят, и когда наступает время принимать решение, то, что предлагалось специалистами, принимается во внимание отнюдь не в первую очередь.

Чего вы ждёте от 2018 года?

Хотелось бы более ясного видения и более стратегического подхода при принятии новых решений. Это касается налогов и нового бюджетного периода, когда финансирование со стороны ЕС начнёт сокращаться.

Что будет тогда?

Мы стараемся сейчас осуществлять нашу деятельность без финансовой помощи, но что будет, когда не останется денег, которые можно ещё использовать в период 2018-2020 гг.?

Государство могло бы выделить приоритетные промышленные отрасли, рассмотреть их комплексно и найти целостные решения. Например, и наша отрасль ощущает необходимость в цент­ре развития технологии как таковом.

 

Autor: ХАРРО ПУУСИЛД

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее