1 октября 2018 • 5 мин
Поделиться:

Трудности с внесением в регистр конечных бенефициаров

Параграф
Параграф  Фото: Pixabay

Адвокаты описывают требование предоставления фактических выгодоприобретателей, которое вступает в силу в конце октября, как нелепое правило, которое влечет за собой много бюрократии. Сами предприниматели более сдержаны и обещают к сроку во всем разобраться.

Предоставление данных о фактических выгодоприобретателях создает немало проблем и головной боли, говорит партнер адвокатского бюро Ellex Raidla Эрмо Коск.

Коск говорит, что одной из самых проблемных групп – зарубежные биржевые предприятия, которые имеют дочернее предприятие в Эстонии. «В отношении этих предприятий члены правления должны внести данные в Коммерческий регистр, но у них даже нет технического доступа к этому порталу», - говорит Коск. «Они должны через доверенность при помощи местных адвокатских бюро и нотариусов пытаться представить данные».

Член правления дочернего предприятие Kunda Nordic Tsement немецкого биржевого концерна Heidelberg Tsement Меэлис Эейнштейн признается, что их предприятие еще не успело задекларировать своих фактических выгодоприобретателей. «Но там нет ничего сложного. Как я понял, мы должны отметить фактическими выгодоприобретателями членов правления дочерней фирмы», - сказал Эйнштейн, который отметил, что должен этот вопрос еще обсудить с юристами. «Правление формирует круг выгодоприобретателей, так как любой может приобрести акции Heidelberg и мы не можем обращаться к каждому акционеру», - сказал Эйнштейн.

По мнению предпринимателя, требование обязательно внесет больше ясности, но какими будут реальные результаты, покажет лишь время. «С такими делами обычно так, что хотят как лучше, но получается как всегда», - сказал член правления Kunda Nordic Tsemend. Эйнштейн уверен, что больше всего от этого выиграет налоговый департамент, но какую дополнительную ценность получит предприятие, по оценке Эйнштейна, непонятно.

По словам члена правления и главного бухгалтера биржевого предприятия Playtech Лаури Кикерпилл, Playtech Estonia лишь только составляет список фактических выгодоприобретателей. Хоть он и считает, что на бюрократические процедуры по сбору данных всегда следует давать больше времени, тем не менее он не назвал ни одной проблемы, с которой им пришлось бы столкнутся при сборе данных. «Это всегда относительно. Мы можем считать, что проблем нет, но это не значит, что с точки зрения государство у нас тоже проблем нет», - пояснил Кикерпилл. По его словам, речь о совсем новых требованиях, поэтому никто не может сказать, как на самом деле их следует выполнять.

Председатель правления дочерней фирмы Orkla Eesti AS норвежского предприятие Orkla Кайдо Кааре сказал, что головной боли местному руководству новое требование не принесло. «Так как мы являемся биржевым предприятием, то должны этот вопрос решать. Мы получили инструкции, попробуем дальше в соответствии с ним действовать», - отметил Кааре, который отвечает как за эстонский Kalev, так и за местного производителя Põltsamaa Felix. На вопрос, сложно ли получить данные из-за границы, Кааре ответил, что для их предприятия нет.

У крупных фондов могут возникнуть проблемы

Вторая группа, которой, по мнению присяжного адвоката Эрно Коска, будет непросто предоставлять фактических выгодоприобретателей, это инвестиционные фонды, структура собственников которых сложна и где возникает вопрос, данные правления какого объединения следует предоставлять.

По словам одного из основателей фонда частного капитала Livonia Кайдо Веске, для фонда предоставление данных фактических выгодоприобретателей не является проблемой и список из выгодоприобретателей уже подан. «Я головной боли в этом не вижу. У нас довольно прозрачная структура выгодоприобретателей. У нас четыре партнера и шесть инвесторов на мировом уровне в фонде, о которых много не спрашивают», - сказал Веске.

Странно то, что, по словам Косе, госпредприятия должны указывать среди выгодоприобретателей и министров. «Немного забавно то, что и министры должны следовать нашим законам. Но куда проблематичней будет в случае, например, с предприятиями, доля которых принадлежит, например, индийскому государству – как заполучить и представить их данные?», - говорит Коск.

По заверениям адвоката, проблемы есть и у НКО, у которых нет выгодоприобретателей. В данном случае нужно будет предоставлять данные членов правления, отмечает Коск.

Министерство финансов трактует иначе

По словам Косе, предприятия должны исходить из инструкций министерства финансов, которое, однако, нынешний закон трактует гораздо шире. «Я вижу, что если если у коммерческого объединения нет контролирующего лица или его невозможно установить, то данные предоставлять не надо. Но инструкция этого все равно требует», - говорит он. По мнению Косе, должна быть возможность добавить пункт, что фактического выгодоприобретателя на самом деле нет.

«Во-вторых, если нужны данные о руководстве, то по закону нужно предоставлять данные высшего руководства, то есть данные членов совета. Или, если совета нет, то данные руководителей. Однако по инструкции предоставлять надо как данные руководителей, так и данные совета», - перечислил Коск заботы предприятий.

Фактические выгодоприобретатели

Закон о предотвращении отмывания денег и финансировании терроризма обязывает объединения и целевые учреждения публиковать своих фактических выгодоприобретателей. Новые объединения сообщают о своих фактических выгодоприобретателях в момент основания и для них новое требование начало действовать с начала сентября этого года. У сформированных объединений время для подачи данных есть до 31.10.

Фактический выгодоприобретатель – это физическое лицо, владеющее более 25% доли предприятия или контролирует более 25% предприятия через другое предприятие. Также фактическим выгодоприобретателем предприятия считается физическое лицо, которое – вне зависимости от размера доли собственности – иным образом (например, на основании договора пайщика или акционера, либо иного соглашения) контролирует важные решения предприятия (прежде всего, назначение руководящих органов) и у которого есть фактическая возможность использовать более 50% голосов. Фактическим выгодоприобретателем является член высшего руководства в случае, если фактических выгодоприобретателей установить не представляется возможным и все возможности для этого были использованы.

Фактического выгодоприобретателя не устанавливают в отношении квартирных товариществ, домовых товариществ, ряда целевых учреждений и биржевых предприятий (исключение не распространяется на дочерние объединения)

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее