Поделиться
Новости
Только для подписчиков

Пийа Аусман – инвестиции должны быть и эмоциональными

Выучившаяся на актрису и постановщика Пийа Аусман заканчивала театральную школу. С раннего детства испытывала тягу к писательству, слово для неё – мягкий материал, который можно формировать. При занятиях искусством очень важно умение писать. Вдобавок к многочисленным обзорам выставок, произведений искусства и статьям об искусстве Пийа пишет и книги для детей. На сегодня она уже 21 год курирует художественную галерею и проводит художественные аукционы.

Haus Galerii
Haus Galerii  Фото: Liis Treimann, Лийз Трейманн

Я встретилась с Пийей в Старом Таллинне на улице Уус, где расположена Haus Galerii. Сюда галерея переехала в 2000 году.

Haus Galerii – одна из немногих галерей в Эстонии, которая проводит аукционы классической живописи. «Мы с самого начала занимаемся именно темой инвестирования в искусство, предлагаем услуги по оценке и экспертизе произведений искусства. Заложили основу традиции художественных аукционов и существенно повлияли на этот рынок, во многом сформировали его, – рассказала она. – Галерея консультирует людей по части ценности, стоимости картин», – пояснила Пийа в своём кабинете, стены которого увешаны картинами или подаренными ей, или купленными для себя. Та же картина и у Пйи дома. «Около тридцати работ, с которыми я никогда не расстанусь», – призналась Пийа.

Годами Пийа консультирует и интересующихся искусством клиентов Swedbank, организует в банке выставки. В этом году 1 ноября Haus Galerii провела свой 44 аукцион. В год их проводится по два, весной и осенью, – как правило, в апреле и октябре-ноябре.

Выбор картин постоянно обновляется

Haus Galerii находится в тесном контакте с частными коллекционерами, владеющими работами мастеров и желающими время от времени их продать. Заинтересованные люди находят дорогу в галерею, благодаря её долговременному опыту. Вдобавок к частникам, галерея тесно сотрудничает с художественными му­зеями в Таллинне и Тарту, которые часто направляют людей с их желанием что-то продать в галерею Haus.

По словам Пийи, галерея всегда картографирует историю покупки картин, проверяет тех, кто ими владеет, и тех, кто приобретает. У галереи имеется обзор того, где находится работа какого-либо автора. «Отношения с клиентом не прерываются в момент продажи. Мы занимаемся с этим клиентом и с работами этого автора дальше, если это произведение хотят каталогизировать, экспонировать на выставке и т.д.», – объяснила Пийа.

Многие известные у нас художественные коллекции украсила галерея. В собрании знаменитого коллекционера Энна Кунила есть много работ, приобретённых в Haus Galerii.

Пийа уверена, что важнейшая роль галереи – строить мосты между историей искусства и сегодняшним днём. «Для того чтобы показать, как десятилетие в искусстве повлияло на следующее десятилетие жизни. Как всё со всем связано», – отметила она. «Человек инвестирует в то, во что верит, и наша задача поддерживать доверие к искусству, показать, что у него было начало и есть развитие, что развитие это непрерывно. Важно показать связь нашего искусства с мировыми веяниями и явлениями».

По её словам, очень увлекательно отслеживать эстонское искусство на фоне мирового. «Нам, быть может, кажется, что наше искусство в здешнем культурном пространстве всего лишь проявление нашей национальной принадлежности, но на самом деле, мы всегда были очень тесно связаны с тем, что происходит в мире, – сказала Пийа. – Мировой масштаб даёт нам возможность взглянуть на эстонское искусство в более широком плане и углубиться в его эволюцию».

Художественное качество эстонских живописцев, по словам Пийи, очень высоко ценится, наше искусство не поверхностно, отсюда и оправданный интерес к приобретению. На аукционах часто выставляется по 40-50 картин, и если после него треть остаётся не проданной, это, как говорит Пийа, очень хороший результат.

Сколько стоит эстонское искусство в мировых масштабах?

По словам Пийи, на этот вопрос ответ такой же, как, например, сколько стоит в мировых масштабах норвежское искусство.

«Так можно подойти к культурам разных малых и крупных государств и увидеть, что 1/3 имён поднялись на мировую орбиту, остальные остаются в рамках своего рынка, – пояснила она. – В основном любое культурное пространство занимается всё же своим искусством. Например, сколько мы здесь знаем об искусстве Швеции, притом, что их искусство внутри государства – это предмет их инвестиций, так же как эстонское искусство – это наши инвестиции».

«Мы тщательно отбираем для аукциона те работы, которые могут представлять ценность для инвестирования, работы, которые останутся во времени и их ценность только возрастёт», – объяснила Пийа.

Пийа годами следит за художественными векторами и утверждает, что люди не проигрывают, покупая живопись. «Это эмоциональное инвестирование. К инвестиции приводит эмоциональная связь с произведением. Пока в нас генетически заложено творческое начало, искусство будет представлять ценность», – заметила Пийа.

Инвестор в искусство – преимущественно мужчина

В основном, наши клиенты – мужчины с достатком выше среднего, имеющие собственный бизнес. «Публика, посещающая аукционы, не слишком изменилась. Примерно треть гостей всегда новички, делающие первые шаги, чтобы впоследствии уже стать завсегдатаями. Молодые относятся к искусству немного иначе, чем люди постарше, они более эмоциональны», – отметила Пийа.

Крупные коллекционеры с годами, и это понятно, становятся более разборчивыми и консервативными – их покупки должны быть мотивированными и подходить к коллекции. «На нашем рынке есть те, кто раз прикоснувшись к искусству, на годы остались верными ему. Людям не обязательно приобретать искусство каждый год или на каждом аукцио­не, но если кому-то однажды эта тема легла на душу, они всю жизнь не упускают из вида мир искусства».

Этот мир, по оценке Пийи, это вечная сцена, иногда клиенты проявляются с интервалом в пять или даже десять лет, но ощущение такое, что они никуда и не пропадали. «Одна и та же инсценировка повторяется, в том же высоком качестве. Как десерт в одном и том же заведении, который ты всегда с удовольствием ешь».

Пийа задумывается и добавляет, что с одной стороны, галерея - это рутина долгих лет работы, но с другой, это никогда не застой, постоянно возникают новые вызовы. «Haus Galerii занимается историей эстонского искусства в целом с самого основания и до сегодняшнего дня, вплоть до творчества молодых авторов. У нас выработалась своя система, как экспонировать искусство разных эпох, – рассказала Пийа. – Даже наша домашняя страница в этом плане большая поддержка».

По словам Пийи, главное в работе галереи – поддерживать ценность инвестиций в искусство. «В жизни мы можем обеспечить этот процесс лишь, если будем понимать, что происходит в общест­ве в целом, – заметила она. – Мы должны следить, как искусство как средство массовой информации резонирует с обществом, как себя ведёт и как воспринимается людьми».

Пийа считает, что в связи с искусством важно уловить импульс его воздействия в мире. А в современном искусстве очень силён индивидуализм, и это надо иметь в виду. «Модерн основан на «эгоистичном» творчестве, не всё современное искусство достойно того, чтобы его смотреть. И у галереи, и куратора здесь очень важная роль по выбору и отсеву, перед тем, как показывать публике. Свободу творчества в некотором смысле нужно отфильтровывать, чтобы оставалось только лучшее», – отметила она.

Пийа сравнивает искусство со зрелищным представлением. «Выставки дают возможность показать то, о чём искусство хочет говорить с обществом и что считает важным. Выставки – это спектакли искусства».

По словам Пийи, для экспонирования картин есть много способов. Вдобавок к выставкам Haus Galerii создала интернет-среду www.onlinearthaus.com, где пропагандируют и работы по более дешёвой цене, в основном, графику и другие техники, выполняемые на бумаге. «Искусство, имеющее художественную ценность, не обязательно должно быть запредельно дорогим», – считает Пийа.

Искусство vs недвижимость

Со слов Пийи, искусство часто сравнивают с недвижимостью, но инвестиция в искусство всё-таки эмоциональнее. «Для покупки недвижимости мы находим материальные причины. Для искусства материальных причин не найти. Крышу оно нам не предоставит, но и хлеба не просит», – заметила Пийа.

По её оценке, инвестиция не всегда должна измеряться в деньгах. «Мне кажется, что общество двигает в том направлении, где нет больше мира, в котором у деда был замок, и этот замок перешёл по наследству к отцу, потом к сыну. Мы всё больше живём в сиюминутном мире эмоций – здесь и сейчас. Зачастую материальная выгода менее устойчива, чем эмоциональная», – пояснила Пийа.

Она считает, что человек начинает верить в искусство и инвестировать в него тогда, когда у него с ним налаживается эмоциональная связь. Возникает диалог, узнавание. «Для меня коллекционирование искусства как коллекционирование эмоций жизни. У каждой картины есть своя история и причина появления у меня», – отметила Пийа.

Пийа вспоминает, что иногда в галерею попадают люди, прямо заявляющие, что хотели бы купить, да ничего в этом искусстве не понимают. Им нравится какая-нибудь картина, и для них важно, чтобы она представляла какую-то ценность во времени.

«Произведение искусства сохраняет свою ценность, одни только картины, куп­ленные на аукционе, имеют в разы более высокую эмоциональную цену, чем их рыночная стоимость. Не всегда позже удаётся продать их по той же цене, но они влияют на повышение ценности искусства в целом», – объяснила Пийа.

На элитарных аукционах цены выше

Пийа признаётся, что проводимые в Haus Galerii дважды в год аукционы всё же элитарные, на них представлены редкие и редчайшие в эстонской культурной истории работы. Отбор очень строгий, прокомментировала Пийа. «Мы хоть и принимаем на протяжении полугода перед аукционом множество картин, которые могли бы быть представленными на аукционе, но окончательный выбор делаем непосредственно перед аукционом и выпуском каталога, в котором работы подробно описаны. У аукционов есть и ознакомительная и образовательная функция. Экспозиции всегда доступны всем, не только коллекционерам и экспертам», – пояснила Пийа.

По признанию Пийи, полотна на аукцион она выбирает по наитию, объяснить которое сложно. «Это и есть феномен каждой экспозиции, как ты её представишь, как скомпонуешь свой выбор».

Пийа рассказала, как возникает ценность картин, как формирует искусство отношение к нему людей. Например, чтобы наши люди вновь стали интересоваться советским искусством, смотрели их без предвзятости, открытыми глазами, взять хотя бы искусство пятидесятых, шестидесятых или семидесятых годов, потребовалось время, ушли годы, чтобы увидеть тот период без критики политической обстановки.

Художественные аукционы в Haus Galerii – это прогулка сквозь историю искусства, где искусство представлено в хронологи, местами подаётся как изысканный ужин. Пийа берёт свежий каталог и объясняет, что он доступен и на домашней страничке и в нём содержится именно тот выбор работ, который будет представлен на аукционе. «Этот каталог просвещает людей, поскольку к картинам приложен и текст», – говорит Пийа. Очарование картины в том, как с ней соизмеряются. Для Пийи важно то, как ей удалось раскрыть эту соизмеримость и донести до людей, облечь в словесную форму.

Важнейшая задача галереи – быть точкой соприкосновения между публикой и искусством. «Мы стараемся открывать эмоциональную, но и понятную обществу сторону искусства. Ведь мы никогда до конца не знаем, что художник в момент написания картины чувствовал, о чём думал. Можно спекулировать: это та эпоха, те композиции, такая игра света и тени, такая техника живописи и т.д., но в итоге важно лишь то, какое чувство узнавания в каждом из нас пробуждает картина. Искусство, оставляющее свободу для размышлений и вызывающее ассоциации с нашими воспоминаниями и с нашим опытом, зачаровывает», – отметила Пийа.

Начальную цену определяет галерея

«Мы, конечно же, ведём переговоры о цене с владельцем. Я спрашиваю, есть ли у него своё представление о цене? Если нет, тогда рекомендую и обосновываю свою цену, корректирую её», – рассказала Пийа.

По её словам, они, как профессионалы, не могут быть несведущими и должны понимать те критерии, по которым оценивается работа. «Я должна уметь обосновать свою цену, если удаётся, то договариваемся, если нет, то нет», – делится Пийа и признаётся, что в формировании цены за картину есть интрига, и для художественной галереи это во многом сопряжено с исследованием рынка.

На вопрос, много ли в Эстонии людей, находящих у себя, вроде как за шкафом бабушки, ценные полотна, Пийа ответила, что бывает. «Случается. Но чего-то особенно редкого – такое бывает не так, чтобы часто», – сказала она.

И хотя в мире арт-дилеры в большинстве своём мужчины, Пийа уверена, что это очень женственный мир. «Здесь происходит много необъяснимого, загадочного. Если слишком много рассуждать о материальных моментах и говорить о деньгах, то в какой-то степени это закрывает энергетику картины. Разумнее в процессе быть свободными как покупателям, так и продавцам. Сосредоточиться на том, что притягивает и очаровывает в данном произведении и что вызывает наиболее сильные экзистенциальные переживания. В конечном итоге материальный мир в виде денег всё-таки соприкасается с истинными ценностями. «Энергетика, содержащаяся в картинах, формирует их ценность – искусство накапливает в себе эмоции, сообщения, ауру. Всё это начинает играть, когда мы выносим работу на публику, раздвигаем занавес перед картиной, интригуем пуб­лику, умело экспонируем работу. Эмоциональные и, на первый взгляд, не относящиеся к делу вещи, но в итоге именно они становятся кульминационным моментом в решении об инвестиции в художественное произведение», – размышляет Пийа.

Помимо организации и проведения аукционов, галерея занимается выставками современного эстонского искусства, в том числе, и искусства фотографии. Сотрудничает с Эстонским союзом живописцев, помогая в организации их ежегодных выставок. «Аукционы – это события, привлекающие внимание к искусству в целом, вызывающие доверие к художественному процессу, оживляющие интерес, прибавляющие публики, а также поднимающие престиж искусства», – считает Пийа.

Haus Galerii – это частное предприятие, живущее за счёт продаж, аукционы тоже являются статьёй дохода, позволяющей ежедневно осуществлять активную деятельность.

И хотя годовой отчёт показывает убытки за прошлый год, по словам Пийи, это не минусы, средства пошли на покрытие прошлых убытков, преимущественно в период экономического спада. «Поскольку у фирмы большой собственный капитал, и в последнее время принято множество верных решений, галерея полна сил действовать дальше. Благодаря успехам последнего года, мы ликвидировали убыток. Бизнес это не бесконечно прогрессирующее мероприятие, скорее, это умелое лавирование между плохими и хорошими временами с твёрдым намерением выжить», – отметила Пийа. Она добавила, что два аукциона прошлого года были очень успешными.

Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее