Европу смущает тоннель Вестербаки

Решение финского предпринимателя Питера Вестербаки привлечь к строительству тоннеля Таллинн – Хельсинки китайский инвестиционный фонд, связанный в первую очередь с проектом нового Шёлкового пути, вызывает много вопросов в Брюсселе.

Концепция скоростного тоннеля Таллинн-Хельсинки.  Фото: Finest Bay Area Development

Компания Touchstone Capital Group, которая пообещала вложить в проект Вестербаки 15 миллиардов евро, известна как источник финансирования строительства нового Шёлкового пути и управляет фондом с активами в 100 миллиардов долларов.

Однако в Европе прямые инвестиции китайских предприятий встречает самое пристальное внимание, тем более это касается предприятий, связанных с проектом Шёлкового пути. Инвестиции из третьих стран изучают буквально с лупой.

Cначала Rail Baltic?

С апреля Европейский союз начинает обращать усиленное внимание на крупные инвестиции третьих стран в проекты Европы. Не далее чем в предыдущий вторник было принято решение, согласно которому Европейской Комиссии предоставляется возможность изучать фоновую информацию крупных иностранных инвестиций, чтобы установить, допустима ли вообще эта инвес­тиция.

Читайте также интервью ДВ с Питером Вестербакой: Вестербака: мы уже продаём билеты в туннель Таллинн-Хельсинки

Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер пояснил, что более тщательное изучение фоновой информации об инвесторе поможет определить, действительно ли инвестиция извне Европейского союза служит интересам ЕС. В Финляндии такая система изучения подоплеки денег уже существует, однако при её использовании страна должна информировать Европейский союз о том, что она изучает и что обнаруживает. В Эстонии подобной системы нет. Но всё же последнее слово в вопросе, допустить ли на свою территорию ту или иную инвестицию, остаётся за странами ЕС.

Министерство экономики и коммуникаций подтвердило, что для Эстонии крайне важно, чтобы тоннель был преж­де всего европейским проектом, который будет следовать всем правилам ЕС на всех стадиях исследований, планирования и строительства. «В данном проек­те тоннель – не просто объект инфраструктуры, здесь нужно учесть аспекты и технической, и государственной безопаснос­ти. Будет разумным построить в первую очередь Rail Baltic, чтобы после синергически соединить её с туннелем», – сказал Расмус Рууда, министерский руководитель по связям с общественностью.

- Finest Bay Area Development рассчитывает потратить на строительство тоннеля 15 миллиардов евро.

- По результатам исследования, заказанного городом Хельсинки, эти расходы составят

- Путь по тоннелю от Таллинна до Хельсинки будет занимать 20 минут. Отправной точкой всех проектов тоннеля в Хельсинки служит аэропорт Вантаа, конечной – Таллиннс­кий аэропорт.

- Компания Finest Bay Area Development обещает открыть тоннель для движения в конце 2024 года.

- Товарные перевозки должны начаться в 2025 году.

Свои сомнения относительно плана туннеля Вестербаки выразил и Хенрик Хололей, глава директората по мобильности и транспорту Европейской комиссии.

Со своей стороны, Вестербака через социальные сети напомнил, что поскольку инвестиция Touchstone на две трети представляет собой заём, на оставшиеся 5 миллиардов евро китайцы смогут получить лишь небольшую долю участия в тоннеле.

Теневая сторона китайских денег

Инвестор Райво Хейн, который проводит проект строительства моста на Сааремаа, признаёт, что китайских инвестиций приходит много, однако тяжба между Huawei и властями США показывает, что у китайских денег есть оборотная сторона.

При этом Хейн не верит, что кто-то стремится выгнать китайцев с рынка. «Ни за что не поверю, что кто-нибудь станет препятствовать китайскому предприятию, которое хочет купить здесь деревообрабатывающий завод или сеть супермаркетов, однако, когда речь идёт о крупном инфраструктурном проекте, перед государством возникают уже другие вопросы, связанные с безопаснос­тью», – пояснил Хейн.

Хейн сказал, что даже финансирование моста на Сааремаа привлекло внимание двух-трёх предпринимателей из Китая, а если ситуация сложится благоприятно, за ними придут и другие. Хейн подтвердил, что у Китая сейчас очень много денег, которые рекомендуется инвестировать в потенциально прибыльные долгосрочные стратегические проекты.

В то же время Хейн заметил, что Вес­тербака подписал с фондом Touchstone только протокол о намерениях, а это не означает, что 15 миллиардов уже перечислены. «Очевидно, на этом пока и остановятся, ведь сначала и Эстония, и Финляндия должны решить, какой сценарий строительства тоннеля выбрать, и будут ли две страны строить его самостоятельно или присоединятся к проекту Вестербаки», – сказал Хейн.

Хейн подчеркнул, что несмотря на все сомнения, Эстонии не стоит упускать созданную Вестербакой возможность. «Каждый такой шаг и каждая возможность создают новые сценарии дальнейшего продвижения», – сказал он.

Государство должно сделать выбор

По мнению Райво Хейна, государство сейчас стоит перед выбором: уделить первоочередное внимание тоннелю, модернизации сети шоссейных дорог или, почему бы и нет, мосту на Сааремаа. На всё сразу денег не хватит. «Обязательно существует какой-то предел, и выбор тут за государством», – заметил Хейн.

Глава Nordecon Герд Мюллер считает, что государство должно инвес­тировать средства во внут­ренние инфраструктурные проекты, соединяя разные уголки Эстонии во избежание их изоляции. Мюллер напомнил, что подобным тоннелю масштабным проектам требуются такие объёмы инвестиций, что они никогда не финансируются только за счёт госбюджета. «То же касается эстонских шоссейных дорог, ведь мы занимаемся ими в значительной степени на деньги Евросоюза. Здесь стоило бы чётко различать проекты модернизации внутренних соединений – дело Эстонии и внешние соединения – обязательно проекты сотрудничества», – сказал Мюллер.

Мюллер также рассматривает строительство Rail Baltic отдельно от проекта Вестербаки. «Rail Baltic отчасти относится к модернизации инфраструктуры Эстонии, к тому же магистраль приблизит Эстонию к центру Европы. Но в любом случае, чем больше разных соединений с Европой и быстрее перевозки, тем лучше для всех – уж в этом никаких сомнений нет», – подчеркнул Мюллер.

За инвестицией в тоннель стоят китайские госпредприятия

В группу Touchstone Capital Consortium Group входит 30 компаний, 15 из которых находятся под управлением китайского государства, а оставшуюся половину составляют предприятия разных отраслей со всего мира.

Фонд работает с 2005 года и концентрирует свои усилия на создании тесных связей между китайс­кими госпредприятиями и зарубежными компаниями таких секторов, как банковское дело, финансирование, страхование и строительство. Кроме того, он тесно сотрудничает с богатыми инвесторами и пенсионными фондами.

В числе партнёров Touchstone можно найти, например, такие всемирно известные названия, как Deutsche Bank, Commerzbank, ICBC и четыре китайских банка, в том числе Китайский банк развития. В качестве стратегических партнёров выступают в основном китайс­кие предприятия. За последние 15 лет предприятие приняло участие во множестве проектов развития недвижимости и инфраструктуры в Азии, Австралии, а также в Северной и Южной Америке. Прошлой осенью оно рассмат­ривало возможность строительства крупной солнечной электростанции в Украине.

Руководит предприятием Кенни Сонг, обладающий двадцатилетним опытом разработки финансовых продуктов и инвестиционных стратегий, структурирования рынка долговых ценных бумаг, консультирования по первичной эмиссии и стратегического планирования.

- На прошлой неделе китайс­кий фонд Touchstone Capital Partners подписал с компанией Питера Вестербаки договор о намерениях, согласно которому выделяет 15 миллиардов евро на строительство тоннеля Таллинн – Хельсинки.

- Совладелец Finest Bay Area Development Кустаа Валтонен сказал газете Helsingin Sanomat, что соглашение ещё не означает появления к началу следующего года на их счетах 15 миллиардов евро. «Деньги будут перечисляться по мере надобности».

- Согласованная структура финансирования предусматривает 30 процентов инвестиций в собственный капитал и 70 процентов займов. Touchstone становится миноритарным участником компании Finest Bay Area, созданной Вестербакой для строительства тоннеля, а большая доля участия останется в Финляндии. По словам Валтонена, сейчас по меньшей мере половина финансирования поступает из Китая, а на финальном этапе к финансированию подключатся также европейский структурный фонд пенсионного страхования и инфраструктурные фонды.

Поделиться:
Самое читаемое