Поделиться:

Скандальное семейство вошло в эстонский транзитный бизнес

Сеть компаний, зарегистрированных в оффшорных зонах, штраф за игнорирование правил относительно отмывания денег и упоминания в разоблачениях – за новыми владельцами эстонской компании Vopak E.O.S тянется шлейф скандалов.

Фото: Liis Treimann

Владелец компании Liwathon (фирма, купившая Vopak E.O.S) Барклай Роуленд - один из сыновей семейства Роулендов. В Европе Роулендам принадлежит один банк и одна страховая компания, в ОАЭ - банк и еще несколько предприятий, рассказал Герт Тийвас, руководитель компании Vopak E.O.S (теперь называется Liwathon E.O.S.)

Имущество семьи Роулендов оценивается в 600-700 миллионов фунтов, британская газета Sunday Times включала ее в списки самых богатых жителей страны. Два упомянутых банка – это Banque Havilland в Швейцарии и Anglo-Gulf Trade Bank в Абу-Даби. Фамилия Роуленд всплывала также в связи с утечкой «панамских архивов», а, по данным The Guardian, семье принадлежит множество предприятий в оффшорных зонах.

Штраф за игнорирование правил, связанных с отмыванием денег

Банк Banque Havilland буквально в конце прошлого года подвергся штрафу надзорного органа Люксембурга - CSSF 4 - на сумму в миллионы евро. «После проведения CSSF проверки на месте банку назначен штраф в размере 4 миллионов евро и установлены частичные ограничения на его международную деятельность», - сказано в решении от 21 сентября.

В работе Banque Havilland было обнаружено множество упущений на уровне администрирования и управления делами, организацию обвинили в недочетах внутреннего контроля и применения методов противодействия отмыванию денег.

«После уведомления о серьезных недочетах Banque Havilland ввел план их устранения. Банк также оповестил об изменении своей политики в отношении рисков - как в части стратегии, так и толерантности к риску. За выполнением этого плана следят нанятые сторонние эксперты, которые отчитываются напрямую перед CSSF», - сообщили власти Люксембурга.

Сама история создания Banque Havilland тоже заслуживает внимания. Изначально это был люксембургский филиал исландского Kaupthing Bank. Во время кризиса банк обанкротился, и занимавшийся международными операциями люксембургский филиал был разделен на «хороший» банк и банк «плохих займов», после чего в 2009 году «хороший» банк был продан Роулендам.

Деятельность банка состояла в размещении активов и банковском обслуживании состоятельных людей из Европы, Ближнего Востока и Африки. Затем банк стал расширяться, открыв представительства в Лихтенштейне, на Багамах, в Монако и в 2016 году в Швейцарии.

Человеком, который представил Роулендам Сигги Эйнарсона, члена правления люксембургского банка Kaupthing, был адвокат Майкл Райт. Позже он судился с семьей - Райт настаивал, что за содействие сделке ему было обещано участие в банке. Однако адвокат проиграл.

Обвинения в планировании финансового терроризма

В ноябре 2017 года сайт журналистских расследований США The Intercept опубликовал утечку электронной переписки посла США в Арабских Эмиратах, из которой выяснилось, что Эмираты рассчитывали с помощью Banque Havilland начать финансовую диверсию против Катара.

Утверждалось, что план состоял в сдерживании облигаций Катара при одновременном повышении затрат на их страхование с целью вызвать в стране финансовый кризис. Банк отрицал все обвинения.

Скандал с «Манчестер Сити»

Глава семьи Дэвид Роуленд считался приближенным лицом кронпринца Абу-Даби, имя которого связывают, например, со скандалом с футбольным клубом «Манчестер Сити».

Германский журнал Der Spiegel в конце прошлого года обвинил клуб в нарушении правил FFP УЕФА (финансовый «фэйр плей»), согласно которым владельцы футбольных клубов не вправе тратить на клуб больше, чем он приносит. В 2008 году «Манчестер Сити», в довольно плачевном на тот момент состоянии, приобрел шейх Абу-Даби Мансур.

Как рассказал в прошлом году Der Spiegel, новые владельцы клуба имели тайный план, как уклониться от вышеупомянутых правил. Чтобы купить миллионных игроков и согласовать инвестиции на следующий год, была найдена возможность вывести из клуба часть текущих расходов.

Если обычно клубы платят игрокам за право использования их образов в своей рекламе, то теперь было решено вопрос этих прав вообще вынести за пределы клуба: формально право представлять клуб было продано за 30 миллионов евро предприятию под названием Fordham, которое принадлежит фонду Роулендов, а за его финансовой деятельностью стоит шейх. Клуб больше не должен был платить за право своего представления в рекламе, и его расходы волшебным образом сократились. При этом теневую сеть предприятий выстроили именно Роуленды.

Spiegel рассказывает, что сын Дэвида Роуленда Джонатан в 2013 году писал советнику королевской семьи Абу-Даби и главе футбольного клуба Саймону Пирсу: «Мы должны быть уверены, что Абу-Даби обязательно будет твердо придерживаться этого решения». Пирс ответил: «Мы каждый год выделяем не менее 11 миллионов на покрытие текущих издержек!». «Мы» означает управляющую компанию шейха Мансура Abu Dhabi United Group, через которую был изначально приобретен клуб «Манчестер Сити».

Спонсор консерваторов

Глава семьи Дэвид Роуленд, в прошлом магнат недвижимости, 40 лет провел в налоговых бегах (ситуация, когда человек меняет страну резидентства, чтобы платить меньше налогов - ред.) на острове Гернси, являющемся оффшорной зоной. В 2010 году, перед выборами в Великобритании, Роуленд снова зарегистрировался как житель Англии и пожертвовал Консервативной партии 3 миллиона фунтов. Джеймс Кэмерон даже представил его кандидатуру на должность казначея партии, однако другие консерваторы выступили против чужака, а в прессе появилось столько негативных статей, в числе прочего ссылавшихся на то, что Роуленд годами не платил в Великобритании никаких налогов, что он отказался от должности.

Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое в ДВ