Для Сергея Гаврилюка, работающего в Эстонии, самым сложным было убедить жену уехать из Украины.Фото: Лийз Трейманн

Семья из Украины: просто хотим домой

Сергей Гаврилюк, приехавший в Эстонию из Львова, уже более двух лет работает здесь комплектовщиком центрального склада Grossi: он был первым украинцем, которого компания приняла на работу. Узнав о начале войны, Сергей настоял на том, чтобы его жена Ирина и двое сыновей покинули Львов. Он нашёл машину и поехал за ними на границу Украины и Польши.

Старшему сыну Жене 15 лет, он учится в политехникуме на специальности «финансы». Своё будущее видит в Украине. Младшему, Матвею, шесть. Приехав в Эстонию, семья поселилась в Азери, поскольку Сергей работает в Ляэне-Вирумаа. Мы встретились в таллиннском музее Lennusadam, куда они приехали провести субботний день.
П.В.: Сергей, 24-го февраля, в четверг, вы узнали, что началась война. Когда вы поняли, что нужно вывозить семью из Украины?
Сергей: Где-то через два дня. 25-26 февраля, когда ночью начались бомбардировки городов.
П.В.: Опишите свои действия, что вы сделали?
Сергей: Переубедил семью, что можно и нужно выехать - это все мои действия. А логистика... Автомобиль не был для меня проблемой, выехать в Польшу тоже не проблема, поэтому главное было переубедить семью.
П.В.: Вы сами поехали?
Сергей: Конечно.
Ирина: Мы приехали в Польшу, он нас забрал с границы.
П.В.: Ирина, Сергей позвонил вам и сказал, что нужно ехать. Вы не хотели?
Ирина: Нет, я очень долго сомневалась и, если честно, и сейчас у меня... (плачет) Хочу домой.
П.В.: Вам тяжело было уезжать?
Ирина: Тяжело. Не хотела, но двое детей, мне страшно за них, если честно.
П.В.: Чем вы занимались во Львове?
Ирина: Я бухгалтер на большом предприятии - ЛьвовВодоканал, занимается водоснабжением области.
П.В.: У вас там остались родные?
Ирина: Да, у меня брат остался родной.
Сергей: У нас в каждом городе есть друзья, близкие, братья, даже в Киеве, Харькове и Полтаве.
П.В.: До границы вы нормально добрались?
Сергей: Нет. Представляете себе вагон Таллинн-Нарва? Вот такой вагон, и там 300 человек, можете себе представить? Дети, сумки, женщины.
Ирина: Даже пройти просто нереально было.
Сергей: В туалет.
П.В.: Долго ехать было?
Ирина: До границы там мало, но мы сутки ехали (ранее Сергей говорил, что поезд стоял на границе 20 часов, т.к. его проверяли – ред.).
П.В.: (обращаясь к Жене) Ты так засмеялся сейчас. Тяжело было?
Женя: Очень. Очень много людей, было трудно дышать, воздуха совсем не было.
Фото: Лийз Трейманн
П.В.: Что вы почувствовали, когда выбрались, когда приехали в Эстонию?
Женя: Ничего.
Ирина: Просто хочется домой. Ну, лично мне. Я хочу домой.
Сергей: Я думаю, что так у всех.
П.В.: Кто вам помогал?
Сергей: Пока никто. Сам принял решение поехать, сам взял автомобиль, сам заправился, сам поехал, сам приехал, сам нашёл жильё. Помощь предлагали, но если нет необходимости, зачем?
П.В.: Работодатель чем-то помогает?
Сергей: Конечно, предлагает помощь. Ну, а какая нужна сейчас помощь?
П.В.: А как с оплатой жилья, вещами?
Сергей: Финансы есть, я же здесь работаю.
П.В.: А вы, Ирина, собираетесь здесь работать или пока что выжидаете?
Ирина: Я всё ещё удалённо работаю в Украине. Веду бухгалтерию предприятия. Во Львове ещё спокойно.
П.В.: То есть несмотря на эту ситуацию, предприятие работает?
Ирина: Всё работает. Магазины работают, продукты есть, все помогают, гуманитарка вся идёт. Во Львове относительно спокойно, мужу было неспокойно за нас.
Сергей: Ну, это пока спокойно. Вы же слышали - договорились чуть-чуть сделать тишину, чтобы гуманитарную помощь завести, забрать детей и женщин, а они дальше стреляют, дальше бомбы бросают. А где гарантия, что на Львов не полетит?
П.В.: Собираетесь ли устраивать детей в школу?
Сергей: Нет.
П.В.: Хотите вернуться в ближайшее время?
Сергей: Конечно, семья вернётся, сто процентов.
Ирина: Я уже записала сына (младшего – ред.) в школу у нас дома. Как раз за день до войны.
Сергей: Мы оптимисты.
П.В.: Думаете, что скоро всё закончится?
Сергей: Нет, не скоро, но инфраструктура будет работать.
П.В.: Как вы думаете, когда уже можно будет поехать обратно?
Сергей: Надеюсь, через месяц.
П.В.: (обращаясь к Жене) Ты с кем-то связь поддерживаешь?
Женя: Да, конечно, у меня много друзей, они пишут мне: "Как ты? Как дела?". Много кто уехал за границу, но многие остались во Львове, в Украине.
П.В.: Переживаете друг за друга?
Женя: Конечно.
П.В.: Спасибо за интервью. Вытирайте слёзы, музей классный.
Ирина: Честно, не до танков!
Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Вольготная жизнь в Олимпийском комитете: к казенным деньгам там относятся как к собственному кошельку
Недавний аудит в Эстонском олимпийском комитете (ЭОК) выявил целый ряд серьезных нарушений. Как отмечают в Министерстве культуры, существует явный риск того, что государственные средства могли быть использованы функционерами ЭОК в собственных целях.
Недавний аудит в Эстонском олимпийском комитете (ЭОК) выявил целый ряд серьезных нарушений. Как отмечают в Министерстве культуры, существует явный риск того, что государственные средства могли быть использованы функционерами ЭОК в собственных целях.
Ekspress Grupp выкупит свои акции на сумму до 1 млн евро Компанию покинул директор по развитию
AS Ekspress Grupp объявило об обратном выкупе акций, в ходе которого предлагает акционерам с 15 февраля по 6 марта 2023 года возможность продать акции Ekspress Grupp обратно компании по цене 1,7 евро за акцию, что почти на 8% дороже, чем текущая рыночная цена. Максимальный объем выкупа – до 1 млн евро.
AS Ekspress Grupp объявило об обратном выкупе акций, в ходе которого предлагает акционерам с 15 февраля по 6 марта 2023 года возможность продать акции Ekspress Grupp обратно компании по цене 1,7 евро за акцию, что почти на 8% дороже, чем текущая рыночная цена. Максимальный объем выкупа – до 1 млн евро.
Эксперт: мы больше не можем обходиться без иностранной рабочей силы
По словам исполнительного директора Finesta и эксперта по рынку труда Хейкки Мяки, Эстония больше не может обходиться без иностранной рабочей силы.
По словам исполнительного директора Finesta и эксперта по рынку труда Хейкки Мяки, Эстония больше не может обходиться без иностранной рабочей силы.
Пеэтер Коппель: впереди может ожидать вторая волна инфляции
Стратег частного банковского обслуживания SEB Пеэтер Коппель в утренней программе радио Äripäev предупредил о второй волне инфляции и выразил мнение, что хотя цены на энергоносители, безусловно, являются важным компонентом инфляции, их не следует рассматривать как первопричину.
Стратег частного банковского обслуживания SEB Пеэтер Коппель в утренней программе радио Äripäev предупредил о второй волне инфляции и выразил мнение, что хотя цены на энергоносители, безусловно, являются важным компонентом инфляции, их не следует рассматривать как первопричину.