Поделиться

"Kризис не страшен, если к нему приспособиться"

По сообщению Eesti Pank, экономика Эстонии очень чутко реагирует на внешние факторы, и эстонцам следует смелее брать на себя повышенные риски. Однако предприниматели всё же ставят на благоразумие, осознавая при этом необходимость приспосабливаться.

Заведующий отделом финансовой политики и внешней экономики Eesti Pank Пеэтер Луйкмел так и сыплет факторами риска. В планах Европейского Центробанка прекратить программу скупки облигаций и повысить процентные ставки. Влияние на экономику этих шагов даже трудно предугадать. А ещё воздействие на все стороны жизни таких факторов, как цена на нефть, повальная безработица, отсутствие в Европе единого рынка капитала, спад в экономике, скромный рост производительности, средний уровень развития технологий и высокая налоговая нагрузка.

Болезненный рост зарплат

Луйкмел говорит, что эстонским предпринимателям уже сейчас разумно пересмотреть свои бизнес-модели с тем, чтобы пережить период повышения процентных ставок. «Примите рост зарплат работников как неизбежность и протестируйте свою бизнес-модель в более суровых условиях, – советует он. – При необходимости воспользуйтесь для внедрения в жизнь изменений периодом пока ещё льготных интрессов».

Если года два назад руководитель Вырумааского деревообрабатывающего производства Toftan Мартин Арула признавал, что высокие зарплаты у них заложены в бизнес-плане, то теперь это прозвучало уже не так уверенно. Арула сказал, что предприятие всегда обсуждает вопрос заработка работников, чтобы они были удовлетворёнными и мотивированными. Если раньше предприятие старалось опередить зарплатное ралли и платить за труд выше среднего уровня, то сегодня тогдашний спринт превратился, скорее, в бег трусцой. «Сейчас уже не до бега. Надо немного подождать, пока другие не подтянутся. Давление зарплат стало ощутимым. Люди ждут прибавки, так как инфляция запредельна. Предприниматели не готовы к такому давлению и многим сейчас тяжело, – поведал Арула. – Не могу утверждать, что для нас тема эта проста, ибо мы декларировали, что высокие зарплаты заложены у нас в бизнес-плане».

Арула согласен с тем, что Toftan по сравнению со многими другими предприятиями находится в более выгодном положении, поскольку работники фирмой набраны из ближней округи, а поскольку деревообрабатывающего производства в регионе не слишком много, то и работников у них перекупают не часто. «Кругом нет никого, готового предложить в среднем 1600 евро нетто против наших 1200-1300 евро», – сказал он. Арула сослался на опубликованные результаты свежего исследования, говорящего о том, что сумма в 1644 евро на руки позволяет в Эстонии перекупить работника. Арула отметил, что начиная с 200 евро рост зарплаты для работника существенен.

Луйкмел сказал, что если низкие интрессы поднимают цены на недвижимость, то при росте интрессов можно ожидать корректировки на рынке. Но преодоление еврибором нулевой отметки будет означать очень большие изменения для кредиторов. Если банки при выдаче жилищного кредита должны оценивать платежеспособность клиента, по меньшей мере, с учётом шестипроцентного интресса, то сами люди, по мнению Луйкмела, не особенно этим озабочены. «Нынче у многих укрепилось ощущение, что надо выплачивать только маржу, но повышение процентной ставки может по ним больно ударить».

Член правления и один из собственников фирмы Hepsor, занимающейся развитием проекта Sitsi Õunaaed, Кристьян Митт согласен, что с ростом интрессов цена на недвижимость изменится, но быстрый темп роста зарплат, по его оценке, может «усмирить» цены. «Одно неизбежно – процентные ставки начнут расти», – заметил он.

«Простой подсчёт говорит о том, что если ставка вырастет на 1% и зарплата кредитора, например, на 6%, то разве это повлияет на возможность взять кредит? Думаю, не слишком», – рассуждает Митт и добавляет, что гораздо больше влияния оказывает то, что население Таллинна и Харьюмаа стремительно растёт и всем нужно найти место для жизни.

По словам Луйкмела, с приходом кризиса Эстонию в худшем случае могут настигнуть одновременно два несчастья: вырастут интрессы и упадёт спрос. «Это в случае, если торговые партнёры Эстонии впадут в шок в то время, когда в целом европейская экономическая активность скорее будет расти», – сказал он, но оговорился, что очевидность такого расклада довольно невелика, так как экономика Эстонии колеблется с европейской более или менее в одном ритме.

Шведский «кризис с букетом цветов»

Луйкмел отметил, что особенностью Эстонии является большая зависимость от состояния здоровья внешних рынков, так как экспорт составляет примерно три четверти от общего объёма нашей экономики. «Происходящее на внешних рынках влияет на нас всегда в два, а то и в три раза сильнее, чем на среднее европейское государство», – сказал он. Банк Эстонии с озабоченностью наблюдает за вероятным бумом недвижимости в Швеции, который немедленно ударит по эстонскому предпринимательству.

Глава предприятия Kodumaja, строящего деревянные дома, Лембит Лумп находит, что о Швеции, как об очаге кризиса говорить всё же нет оснований, поскольку происходящее там – естественное преобразование рынка. Он отметил, что если посмотреть на длительную историю, то строительная активность в Швеции всегда очень колебалась: за каждым взлётом следовал спад и наоборот.

Руководитель Toftan Мартин Арула также не видит оснований считать, что в Швеции грядёт экономический кризис. Он заметил, что если бы кризис и случился, то он бы был очень скромным. «Кризис с букетом цветов», – сказал он.

И хотя сама фирма Toftan в Швецию не экспортирует, от клиентов предприятия Арула слышал, что в чрезмерный оптимизм тоже впадать не нужно, за всем стоит небывалая слабость шведской кроны. «Наверняка на предприятия, торгующие со Швецией, это сильно влияет. Приходится мириться с меньшей маржой», – сказал Арула, добавив, что поскольку Швеция для многих предприятий рынок очень важный, нашим фирмам необходимо сильно напрягаться, чтобы конкуренты из соседних стран не обошли их. «Нас выручает то, что мы умеем приспосабливаться», – сказал Арула и добавил, что к ударам всё одно надо готовиться, они неизбежны.

К меняющейся обстановке эстонскому предпринимателю надо просто приноровиться

По сведениям Eesti Pank, на руках у эстонских предприятий и частных лиц скопились внушительные запасы денежных средств. «С позиции частного лица, это хорошо, ибо, если грянет кризис, Эстония упадёт быстро и болезненно, но так же быстро и воспрянет», – пояснил Луйкмел.

И здесь, по его словам, большая подмога в гибкости нашего рынка труда. «Железное правило кризисного времени – это или платить мало многим, или немногим, но большую зарплату, – считает Луйкмел. – Движение зарплат в сторону понижения даст Эстонии возможность сохранить рабочие места.

По словам Луйкмела, эстонец, инвестируя в пенсию, вынужден брать большие риски. «Поскольку уровень зарплат таков, что обычная экономия не обеспечит с выходом на пенсию разумного прожиточного минимума, то, к сожалению, приходится брать на себя больше рисков, чтобы нормально жить в старости», – заметил он.

По сравнению с другими, эстонцам приходится больше рисковать

Если случится кризис, Эстонию в худшем случае могут настигнуть одновременно два несчастья: вырастут интрессы и упадёт спрос.

«Это в случае, если торговые партнёры Эстонии впадут в шок в то время, когда в целом европейская экономическая активность скорее будет расти. Но, в общем, очевидность такого шока довольно невелика, так как экономика Эстонии колеблется с европейской более или менее в одном ритме», – сказал заведующий отделом финансовой политики и внешней экономики Eesti Pank Пеэтер Луйкмел.

Луйкмел обозначил ещё целый ряд факторов, о которых надо бы знать эстонским предпринимателям в отношении экономической ситуации.

- Преодоление еврибора нулевой отметки будет означать очень большие изменения для кредиторов. Если банки при выдаче жилищного кредита должны оценивать платежеспособность клиента, по меньшей мере, с учётом шестипроцентного интресса, то сами люди не особенно этим озабочены. Нынче у многих укрепилось ощущение, что надо выплачивать только маржу, но повышение процентной ставки может по ним больно ударить.

- Особенностью Эстонии является большая зависимость от состояния здоровья внешних рынков, так как экспорт составляет примерно три четверти от общего объёма нашей экономики. Происходящее на внешних рынках влияет на нас всегда в два, а то и в три раза сильнее, чем среднее европейское государство.

- Финансирование наших банков зависит от погоды за окнами головных контор. Банк Эстонии с озабоченностью наблюдает за вероятным бумом недвижимости в Швеции, который немедленно ударит по эстонскому предпринимательству.

- Предпринимателям уже сейчас разумно пересмотреть свои бизнес-модели, чтобы подготовиться к периоду повышения процентных ставок. Примите рост зарплат работников как неизбежность, и протестируй свою бизнес-модель в более суровых условиях. При необходимости воспользуйтесь для внедрения в жизнь изменений пока ещё льготными интрессами.

- Поскольку низкие интрессы поднимают цены на недвижимость, то при их росте на рынке можно ожидать корректировки. Пока квадратный метр жилплощади ещё укладывается в размер средней зарплаты, ситуация, в принципе, считается нормальной. При этом длительный бум недвижимости ослабляет экспортный сектор, поскольку рабочая сила, так сказать, мигрирует с производственной линии на стройплощадку, что в долгосрочной перспективе вредно для конкурентоспособности государства.

- На руках у эстонских предприятий и частных лиц скопились внушительные запасы денежных средств. С позиции частного лица, это хорошо. Важно, чтобы и государство использовало хорошие времена для увеличения накоплений, ибо финансовый кризис, случившийся десяток лет назад, помогли нам пережить накопленные в тучные времена резервы. На сегодня восстановить их нам не удалось.

- Если случится следующий кризис, то экономическая активность в Эстонии, отличающейся открытой экономикой, упадёт очень быстро. Но так же быстро и воспрянет. Здесь большая подмога в гибкости нашего рынка труда. Железное правило кризисного времени – или платить мало многим, или немногим, но большую зарплату.

- Процессы конвергенции замедлятся с приближением к среднему уровню. Уровень доходов в Эстонии уже составляет почти 75% от уровня в ЕС. Поэтому в перспективе рост экономики будет медленнее, но стабильнее, оставаясь в среднем в границах 3%. И уровень цен превысил у нас три четверти от среднего по Европейскому Союзу, а это означает, что последующие ошибки в бизнес-моделях на уровне предприятий не исправят ни быстрый рост цен, ни быстрый рост зарплат на уровне частного лица.

Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее