20 января 2018
Поделиться

Тюльпановая лихорадка в фактах и цифрах

Тюльпановая лихорадка  в фактах и цифрах
Тюльпановая лихорадка в фактах и цифрах  Фото: pixabay

В последнее время всё чаще стали говорить о пузырях. Кто-то называет пузырём целые экономики, кто-то отдельные переоценённые рынки, кто-то, к примеру, криптовалюты.

Вообще всё чаще говорят о пузыре всего. И действительно, если взглянуть на рост криптовалют или даже старого доб­рого Dow Jones, то только за этот год он вырос на 25 процентов. Это ещё не значит, что там надулся пузырь, ведь на рынке акций есть хоть какие-то инструменты оценки, и, к примеру, один из них - показатель цены акции к доходу - говорит нам, что Dow Jones вряд ли можно назвать откровенным пузырём. Как бы там ни было, мы решили вспомнить о самом громком пузыре в истории человечества - о тюльпановой лихорадке. Пересказывать всю историю, наверное, нет смысла, ограничимся несколькими важными фактами. А главное, обратите внимание на то, как в 1636-1637 годах, при полном отсутствии технических средств связи, время от пика до краха заняло всего 3 месяца.

В начале XVII века, когда началась т.н. тюльпаномания, голландские садовники освоили агротехнику тюльпанов. Это свое­временно дало толчок тому, что во второе десятилетие XVII века выращивание тюльпанов и торговля их луковицами превратились в полноценный доходный промысел. Так появились целые тюльпановые фермы, которые находились вдоль шоссе Вагенвег близ Харлема, после чего цветы стали выращивать и в Алкмаре, Делфте, Гауде, Хорне, Утрехте и Роттердаме.

В 1633 году в Западной Фрисландии появились первые признаки тюльпаномании. А летом того же года цены на тюльпаны поднялись так сильно, что один из жителей голландского города Хорн обменял свой каменный дом на три луковицы, а после - и на всё своё хозяйство. В то время каждая сделка в сфере недвижимости оценивалась не менее, чем в 500 гульденов. Если до тюльпановой лихорадки голландцы покупали луковицы за деньги, то уже в 1633 году деньгами стали сами луковицы.

В 1610 году голландцы занялись экспортированием редких луковиц в южные Нидерланды, а также германские княжества и Францию. Это было обусловлено тоем, что в 1610-1615 годы появилась мода на украшение дамских декольте живыми цветами. Несмотря на большой спрос, из-за регулярно вспыхивавших войн­ и восстаний, германские арис­тократы платили нестабильно, однако вполне щедро.

В Нидерланды в начале 17 века ежегодно переселялись тысячи беженцев всех классов, среди которых были из перешедшей под власть католиков Фландрии и состоятельные ценители тюльпанов. Благодаря им, в страну провозили крайне ценные луковицы фландрской и французс­кой селекции, которые были для иммигрантов ценным пропускным билетом в земли Голландии.В период тюльпановой лихорадки количество и диверсификация культивируемых растений возросла. Тем самым в 20-х годах XVII века доступный лишь узкому кругу людей тюльпан превратился в дорогостоящий, но всё же ходовой товар для среднестатистического жителя Голландии.

Время расцвета тюльпановой лихорадки документировано достаточно подробно, а также имеет чёткие временные границы. Таким образом, пик тюльпаномании пришёлся на первую неделю ноября 1636 года. Крах всего настал в первую неделю февраля 1637 года. То есть от кульминации до полного краха прошло всего 3 месяца, что в отсутствие каких-либо средств связи сверхкороткий срок.

В Амстердаме число личных банк­ротств в 1637 году, по сравнению с 1635 годом, удвоилось. В то же время из поземельных книг известно, что десятки видных тюльпаноманов в 1637-1638 годы скупали недвижимость и явно не испытывали проблем с наличностью.

Согласно данным из сохранившихся архивных документов, самым знаменитым «банкротом тюльпаномании» был художник Ян ван Гойен. Исходя из документов, художник, по воле несчастного случая, купил тюльпановый контракт 4 февраля 1637 года - в период краха тюльпаномании.

В период с 1634 года по конец октяб­ря 1636 года цены на луковицы росли примерно одинаково: к примеру, одна луковица сорта Gouda в декабре 1634 года стоила 1,35 гульдена. Зимой 1635-1636 годов она стоила 2,1 гульдена, а вот уже в мае 1636 года выросла в цене до 3,75 гульдена. Согласно расчётам экономиста Эрла Томпсона, индекс цен за два года вырос почти втрое - с 22 до 61.

Autor: Фуад Расулов Magnat Capital OU

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее